ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тысячемух, Початок и Недород закашлялись от дыма и заплакали от горя. Вдруг Недород своим длинным носом учуял приятный запах.

— Друзья, пахнет жареным мясом! — воскликнул он.

— Болван, это мы горим! — прохрипел Тысячемух.

И верно, снизу два языка пламени обожгли ногу Тысячемуха и ногу Початка. Но и тогда Початок не утих. Он во все горло продолжал кричать:

— Сатана, помоги нам! На помощь, Сатана!

Тысячемух с отчаяния тоже стал звать Сатану:

— Сатана, Сатана, слышишь меня? Лети быстрей, Сатана, спаси нас!

— Лишь бы он не опоздал! — простонал Недород.

— Вот он, вот он! Испепели их, Сатана!

— Початок, ты это всерьез?! — тихонько спросил Тысячемух.

— Вот он, вот он!

Тысячемух и Недород стали вертеть головами во все стороны, ища Сатану. А Початок истошно вопил:

— Вот он, вот он, летит наш Сатана!

И вдруг начал плевать в костер. Тысячемух и Недород так и не поняли, приветствовал ли он плевками Сатану или же пытался погасить огонь. Но на всякий случай и они принялись плевать в костер.

Огонь разгорался все сильнее, а Початок и Тысячемух обливались холодным потом. От великого страха. Ведь если Сатана прилетит, он всех троих без лишних слов в ад унесет. Мало того, что их жарят на костре, так еще придется потом гореть в адском пламени. Тысячемуху и Недороду это показалось совсем уж обидным. А Початок не унимался: безостановочно кричал и плевался. Где у него столько слюны берется, удивлялись Тысячемух и Недород. У них самих в горле давно пересохло, точно от ужасной жажды.

Крестьяне тем временем удрали почти все до одного. Остались только мельник, хозяин коровы, кузнец да три старушки. Они сгрудились вокруг священника, который ждал Сатану, вскинув крест, словно воин шпагу. Старушки закрыли глаза, чтобы не увидеть Сатану, и стали истово молиться. А священник начал громко читать на латыни заклинания:

— Спаси нас, всемогущий господь, и покарай жестоко Сатану и трех бесноватых, эти исчадия ада.

Три исчадия ада корчились, словно ужаленные змеей. Ведь огонь, который было отнесло ветром, снова подбирался к ногам, уже жег ступни. Видно, настал их конец.

Но тут в черном, затянутом тучами небе сверкнула молния, грянул гром, и на землю обрушился адский ливень. Мокрые поленья зашипели, языки пламени заметались и съежились.

Священник кончил читать свои заклинания, подобрал сутану и бросился прочь. А за ним и три верные старушки — поскорее бы только укрыться в доме от этого проклятого дождя.

А вот для Тысячемуха, Початка и Недорода дождь был куда приятнее жаркого огня. Когда костер совсем погас, Тысячемуху удалось высвободить из намокших веревок сначала правую руку, потом левую. Ну, а отвязать веревки на животе, голове и ногах ему и вовсе труда не составило. За ним освободились от пут и Початок с Недородом.

Они спрыгнули на землю и помчались через селение прямиком в поле. Крестьяне сидели в своих домах и дрожали в страхе перед Сатаной. Ловить Початка, Тысячемуха и Недорода они ни за какую награду в мире не стали бы.

Трое друзей под проливным дождем пробежали через луг, промчались опушкой леса и угодили в болото. Но теперь им никто не страшен, они в безопасности. Ну, а ливень для них сейчас словно божье благословение.

— Если бы не дождь, мы бы уже сгорели, — сказал Тысячемух.

— Нет ничего на свете лучше воды, — отозвался Початок.

— Без воды не проживешь. Начнет тебя жажда мучить, выпьешь воды, и все прошло, — сказал Недород.

— Если ты голоден, то и тогда лучше выпить воды, чем ничего в рот не брать, — изрек Тысячемух.

— По сравнению с водой огонь препаршивая штука, — сказал Початок.

— И потом, вода льется с неба, а огонь вырывается из-под земли, — добавил Недород.

— К тому же огонь обжигает, а вода нет, — сказал Тысячемух.

— Вода во всех случаях жизни лучше огня, — подтвердил Початок.

— Только не в том случае, когда нужно поджарить свинью, курицу или утку. Тут не обойдешься без огня, — заметил Недород.

— Главное все-таки — свинья, — сказал Тысячемух. — А уж если ее поймаешь, то можно и не жарить, а сварить в воде. Я даже вареное мясо предпочитаю жареному.

— Да, но и варить мясо, черт побери, надо на огне, — сказал Початок.

— Да, иной раз огонь все же лучше воды… — протянул Недород.

— К примеру, если идет дождь, а у тебя нет крыши над головой, вода — сущее проклятье, — подтвердил Початок.

— Когда ты промок насквозь, огонь приятнее всего на свете, — сказал Тысячемух.

— Когда идет снег, без огня тоже ох как плохо, — сказал Недород.

— Пожалуй, огонь лучше воды, — неуверенно сказал Початок.

— Если тебе скажут — выбирай, вода или огонь, ты что выберешь? — спросил у Початка Тысячемух.

— Я подумаю немного и выберу огонь.

— Я тоже, — сказал Недород.

— И я, — согласился с друзьями Тысячемух.

Пока они обсуждали, что лучше, вода или огонь, начало смеркаться. Друзья попробовали выбраться из болота, но ноги увязали в грязи все глубже.

Внезапно Початок стал размахивать руками, словно он плывет саженками.

— Что это ты? — изумился Тысячемух.

— Раз мне не удается шевелить ногами, я шевелю руками.

— Так ты и на шаг вперед не продвинешься, — сказал Недород.

— Кто знает, — не сдавался Початок.

— Будь проклята вода и тот, кто ее выдумал! — воскликнул Тысячемух.

— При чем тут вода, ведь у нас под ногами грязь? — сказал Початок.

— Тогда будь проклята грязь!

— Если мы здесь еще немного простоим, то утонем в ней, — заметил Недород.

— Надо перебраться в другое место, — сказал Тысячемух.

— Только не в то селение, где нас чуть не сожгли, — сказал Недород.

— Ты что, спятил? Нужно держаться подальше от всех селений, — сказал Початок.

— Тогда, может, лучше нам здесь остаться? — сказал Недород.

— Боюсь, мы тут останемся навсегда… — грустно сказал Тысячемух.

— Э, нет, навсегда — я не согласен! — воскликнул Недород.

— Ты у нас рыцарь, ты и иди первым. А мы за тобой, — сказал Тысячемуху Початок.

Силой воли можно одолеть очень многое, даже грязь. И вот Тысячемух силой воли выдернул из грязи сначала одну ногу, потом другую. И захлюпал по болоту. Початок и Недород — за ним. Куда они держат путь, трое друзей и сами не знают, но когда доберутся до места, увидят.

ОРЕХОВОЕ ДЕРЕВО И ОРЕХ

Солнце совсем не грело, точно наступил конец света; в небе плыли свинцовые облака и сиротливые, озябшие птицы, на горах белели пятна снега, а вокруг была мертвая тишина. Но друзья, выбравшись из болота, от радости даже холода не замечали. Тысячемух сидел на камне и не спускал глаз с Недорода, а тот не спускал глаз с орехового дерева.

— Чего ты там ищешь?

— Смотрю, нет ли тут орехов, — ответил Недород.

— Какие могут быть орехи на дереве без единого листочка?! — изумился Тысячемух.

— Мне листья задаром не нужны, я ищу орехи.

— Если бы они были, их кто-нибудь давно бы уже съел.

— Но раз не съели, они все-таки должны быть, — отвечает Недород.

Тысячемух махнул на него рукой и повернулся к Початку посмотреть, что тот делает. А Початок, стоя на коленях в траве, тоже что-то искал среди сухих листьев. Пока он, правда, в траве и в листьях ничего съедобного не обнаружил. Но ведь известно, кто ищет, тот всегда находит.

И верно, что-то Початок все-таки нашел и сразу сунул в карман. Он-то был уверен, что никто ничего не заметил, да ошибся. Недород увидел и уставился глазом на штаны Початка, а Тысячемух как это увидел, так вскочил с камня.

Подбежал к Початку:

— Ты что спрятал в карман?

— Не знаю.

— Как это не знаешь! А я знаю: ты нашел орех.

— Может быть, — сказал Початок.

— Тогда вынь и дай посмотреть.

— Я уже посмотрел, — ответил Початок.

— И что же это?

— Орех.

— Почему же ты сказал, что не знаешь?

— Человек всегда может ошибиться. Думает, что это орех, а оказывается — камень.

15
{"b":"11390","o":1}