ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Повтори, что ты сказал!

— Я видел на лугу Менеготу.

— Врешь! — воскликнул Тысячемух. — Менегота все это время была со мной в доме.

— Значит, она мне приснилась, — сказал Початок.

— Я запрещаю тебе видеть во сне мою Менеготу!

— Я ее уже видел, — не отступал Початок.

— Признайся, это была не она.

— Нет, нет, она. Я прекрасно ее разглядел.

— Хоть мне тебя и жаль, но в следующий раз я тебя убью, — мрачно сказал Тысячемух.

— Ладно уж, постараюсь больше ее во сне не видеть.

Тысячемух вернулся в дом и принялся подозрительно разглядывать Менеготу, спавшую крепким сном. И чем дольше смотрел, тем сильнее становились подозрения. В голове у него что-то жужжало, на душе было скверно, а руки чесались дать Менеготе пощечину. В таких случаях самое лучшее немного проветриться, подышать свежим воздухом.

Тысячемух выскочил из дому и побежал к двум друзьям. И увидел, что они спят. Он грубо разбудил Початка:

— Что тебе снилось?

— Ничего.

— Нет, снилось. Говори, что? — дергал его за руку Тысячемух.

— Ну, мне приснилась собака.

— Что она делала?

— Крутилась у твоего дома.

— А потом? — затаив дыхание, спросил Тысячемух.

— Потом ты меня разбудил.

— А что делала Менегота?

— Ее в моем сне не было, — зевая, ответил Початок.

— Где же она была?

— В доме.

— Я хочу вам кое-что предложить, тебе и Недороду.

— Что же ты хочешь нам предложить? — пробурчал проснувшийся Недород.

— Я дам вам вдоволь еды, но обещайте, что больше не будете спать.

— Ничего у нас не получится, — сказал Початок.

— Что вам стоит попробовать.

С той минуты Тысячемух сам не смыкал глаз и двум друзьям не давал спать. Появлялся неожиданно, в любой час дня и ночи. И если видел, что Початок и Недород лежат, закрыв глаза, принимался их колотить. Тогда Початок и Недород научились спать днем стоя, прислонившись к дереву.

Менегота попыталась объяснить возлюбленному, что каждый человек имеет право на любой сон. Она вот чужими снами и не собирается распоряжаться. Но Тысячемух и слушать ее не хотел. Сидел угрюмо в углу и ни с кем не разговаривал. Теперь он часто ночевал вместе с Початком и Недородом на охапках соломы. А по утрам кружил вокруг дома. Однажды утром, когда Тысячемух вышел покружить у дома, он увидел, что Початок и Недород жгут солому.

— Ну, а потом что будете делать?

— Когда потом? — сказал Початок.

— Когда настанет время спать.

— Мы решили уйти, — сказал Недород.

— А как же я?

— Оставайся со своей Менеготой, — буркнул Початок.

— Менегота мне разонравилась.

— Тогда иди с нами.

— Не могу же я удрать, словно вор!

— Не хочешь удирать как вор, постарайся удрать по-другому, — сказал Недород.

— Вы хоть придумайте причину или предлог, — жалобно сказал Тысячемух.

К великому изумлению Тысячемуха, Початок обхватил голову руками, закрыл глаза и застыл в неподвижности. Недород последовал его примеру.

Нет, их и на день нельзя оставить одних! Однажды они уже наделали глупостей. Стали вдруг есть землю. Эти болваны прослышали, что при осаде Замколини солдаты ели землю. Но то была не земля, а глина. А кто же не знает, что мягкая глина очень вкусная! Еле он тогда у них отнял комки земли. А вот теперь они обхватили голову руками, закрыли глаза и сидят, словно два филина днем.

— Что вы делаете, болваны?

— Помолчи, мы думаем, — сказал Недород.

— С каких это пор вы научились думать?

— Я уже придумал! — воскликнул Недород.

— Что?

— Как тебе избавиться от Менеготы.

— Послушаем, — недоверчиво сказал Тысячемух.

— Возьми колокольчик и привяжи его к ноге.

— А потом?

— Потом скажи Менеготе, что ты заболел проказой. Она испугается и выгонит тебя из дому.

— А раз она сама тебя выгоняет из дому, ты можешь спокойно уйти! — радостно закричал Початок. Сам он ничего не придумал, но идея Недорода очень ему понравилась.

Тысячемуху идея понравилась не очень. Все-таки он рыцарь, а рыцарю прибегать к обману стыдно. И главное, он еще не решил, выгодно ли ему оставить Менеготу, куриные яйца, поленту и головку сыра. Подумав немного, он объявил, что должен все хорошенько обдумать.

РЫЦАРЬ ВСЕГДА ОСТАЕТСЯ РЫЦАРЕМ

Тысячемух вошел в дом, пошатываясь, словно ноги его больше не держат. К правой ноге у него был привязан колокольчик. Такой же, какие вешают коровам на шею.

Он перешагнул через порог, но дверь за собой не закрыл. Поднял ногу и потряс ею — колокольчик звонко загремел. Менегота в полнейшем изумлении посмотрела на возлюбленного и хотела к нему подойти, но тот отчаянно замахал руками:

— Не подходи, оставайся на месте!

— Что с тобой, милый?

— Менегота, я заболел проказой. Я рыцарь и не хочу, чтобы и ты ею заразилась. Поэтому я решил уйти навсегда.

Тут Менегота бросилась к нему и стала его обнимать и целовать. Тысячемух не знал, как от нее отбиться. Едва Менегота немного успокоилась, он снова поднял ногу и зазвонил в колокольчик.

— Ничего не понимаю. Почему ты меня поцеловала? Я же тебе сказал: у меня проказа, проказа-ааа!

— Ну и что за беда! У меня тоже…

— Что?

— Проказа.

Тысячемух молнией вылетел в дверь и бросился бежать что было силы прямо через поле. Початок и Недород, увидев, что он улепетывает со всех ног, звеня колокольчиком, помчались за ним следом.

— Раз он удирает, значит, кто-то за ним гонится! — крикнул Початок на бегу.

— Это мы за ним гонимся.

— А зачем? — удивился Початок.

— Чтобы его поймать.

— Ну, а он почему удирает?

— Чтобы его не поймали.

— Давай остановимся и посмотрим, может, и он остановится, — предложил Початок.

Они остановились, но Тысячемух убегал все дальше, перескакивая через ямы и кусты. Что-то тут неладно, решили друзья и снова припустились за беглецом. Взлетели на холм, понеслись вниз по откосу, продрались через густой лес и прибежали в низину, где текла глубокая, полноводная река. Они оба устали до смерти.

— Тысячемух, остановись, подожди нас! — позвал его Початок.

— Если остановишься, мы тебя пальцем не тронем! — крикнул Недород.

Но Тысячемух помчался еще быстрее, подбежал к берегу реки, влетел в заросли тростника и с разбега свалился в воду.

— Помогите, тону! — завопил он. — На помощь! Я не умею плавать. Спасите, пока не поздно!

Початок и Недород подбежали к берегу. Смотрят на Тысячемуха. А он то с головой уходит под воду, то снова выныривает, судорожно размахивая руками.

— Зачем бросился в реку, если не умеешь плавать? — сказал Недород.

— Я этого не знал.

— Как же теперь быть? — обратился Початок к Недороду.

— Тону, помогите!

— Надо его спасти, — сказал Початок.

— Лезь в воду, — сказал Недород.

— Я не умею плавать. Ни разу в жизни не плавал.

— Откуда же ты знаешь, что не умеешь, если ни разу не плавал?

— Лучше сам попробуй нырнуть, — предложил Початок Недороду.

— Я однажды уже попробовал и утонул, — ответил Недород.

— Как же ты до сих пор живой?

— Меня спасли.

— Вот ты и нырни снова, а потом я тебя спасу, — предложил Початок.

— Я тебе не верю. Лучше прыгай первым, а я стану тебя спасать, — ответил Недород.

— Раз ты не веришь мне, почему я должен тебе верить? — возразил Початок.

— Хорошие же мы друзья! — воскликнул Недород. — Сначала дали утонуть Тысячемуху, а теперь даем утонуть один другому. Мне на таких друзей даже смотреть противно!

Но Тысячемух не утонул. Ему чудом удалось ухватиться за плывущий вдоль берега ствол дерева. Настоящий рыцарь виден даже тогда, когда он оседлал не коня, а ствол дерева. Тысячемух сидел на стволе, выпятив грудь и расправив спину. Руками он держался за две сухие ветки, словно за поводья, и пытался направить ствол к берегу. Но ствол дерева не конь, и управлять им намного труднее. Тысячемуху приходилось плыть туда, куда течение уносит ствол.

18
{"b":"11390","o":1}