ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В результате аварии по вине другого водителя был поврежден автомобиль «Москвич-408», принадлежащий Б. По заключению экспертов, исходя из технических условий этот автомобиль можно было восстановить заменой кузова в сборе. Остаточная стоимость поврежденного кузова составила в 1829 грн. Определив стоимость ремонта с заменой кузова в 3898 грн., эксперт указал размер возмещения — 2069 грн., т.е. на 1829 грн. меньше фактической стоимости ремонта. В данном случае 2069 грн. — это действительный убыток, причиненный Б. при ДТП. Эта сумма и была взыскана в ее пользу. Деньги на ремонт автомобиля она получила. Но приобрести кузов не представилось возможным. Тогда она нашла мастера, сумевшего вырезать поврежденную часть кузова и приварить к нему такую же целую часть со списанного кузова. В доаварийное состояние автомобиль приведен не был, но ему были приданы качества транспортного средства.

Прошло два года. Автотранспортное предприятие обратилось с регрессным иском к своему водителю, по вине которого произошло это ДТП. А тот начал искать автомобиль Б. и разыскал его в картотеке ГАИ города, где было отражено, что автомобиль прошел техосмотр без замены кузова. Эти документы были приложены к надзорной жалобе АТП. По протесту прокурора это решение было отменено. Мотивы таковы. Если автомобиль Б. был исправен (после ремонта кузова автомобиль прошел техосмотр), то надлежит выяснить стоимость ремонта без замены кузова. При рассмотрении повторного иска стоимость кузова была исключена судом из общей суммы убытков. Думается, что это постановление президиума и второе решение неправильны, так как постановление президиума не обосновано, кроме этого оно неправильно ориентировало суд на определение лишь фактических затрат, понесенных истицей, а не на определение причиненных убытков. Не было учтено, что кузов необходимо заменить, что ни она, ни ответчик не смогли найти такой кузов. Истица, использовав два старых кузова, сварила один, на что также понесла расходы.

Другой пример. В результате ДТП был поврежден кузов автомашины ГАЗ-21 «Волга», принадлежащей на праве частной собственности Б. Согласно заключению автотехнической товароведческой экспертизы кузов не подлежал восстановлению, его необходимо было заменить новым. Кузова от старой «Волги» Б. не смог найти, так как выпуск этих автомашин был прекращен примерно в 1970 году. По дополнительному заключению эксперта на шасси старой «Волги» можно поставить кузов выпускаемой ГАЗ-24 «Волга». Судом иск Б. к Е., причинителю вреда, о возмещении ущерба в сумме 8700 грн. (куда входила стоимость приобретенного кузова ГАЗ-24 «Волга» в сборе, стоимость его установки и другие затраты на восстановление автомашины) был удовлетворен в полном объеме.

В апелляционной жалобе Е. просил суд изменить решение суда и учесть процент износа автомобиля, кузова, деталей при окончательном подсчете ущерба, ссылаясь на то, что истец поставил новые детали.

Вышестоящий суд решение суда оставил без изменения и указал, что на день рассмотрения спора истцом был приобретен и установлен кузов новой модификации, что ответчик не вправе требовать применения процента изношенности либо Уменьшения стоимости нового кузова до стоимости старого.

Учитывая, что в настоящее время такие споры возникают все чаще, т. к. отечественное производство не выпускает ста-рых моделей автомобилей, владельцы приобретают их за рубежом либо в комиссионных магазинах, специализированных базарах, а судебная практика не выработала конкретных, устойчивых рекомендаций по их рассмотрению, Пленум Верховного Суда Украины в своем постановлении «О практике рассмотрения судами гражданских дел по искам о возмещении ущерба» от 27 марта 1992 г. № 6 в ч. 4 п. 9 дал следующее разъяснение: «Если для восстановления первоначального состояния вещи, которая имела определенный износ (например автомобиль), были использованы новые узлы, детали, комплектующие части другой модификации, которые выпускались взамен снятых с производства однородных изделий, то лицо, ответственное за вред, не вправе требовать учета износа имущества либо уменьшения стоимости поврежденных частей предыдущей модификации. Износ поврежденного имущества учитывается в случае взыскания в пользу потерпевшего его стоимости (при возмещении ущерба)». Суды при разрешении подобных исков должны руководствоваться этими разъяснениями.

В связи с повышением цен на ремонтные работы, детали, агрегаты и на автомобили в целом при определении размера возмещения вреда возникают спорные вопросы, например, какими ценами должен руководствоваться суд при определении размера возмещения вреда. В частную собственность граждане приобретают автомобили по государственным розничным ценам, по ценам, предложенным торговыми фирмами, сложившимся на автомобильных рынках у частных лиц и т. д. и по таким же ценам оплачивают детали и агрегаты, которые они приобретают в розничной торговле или при оплате стоимости ремонта.

Ранее в литературе высказывалась точка зрения о том, что возмещение затрат на ремонт автомобиля должно производиться по ценам, действующим на момент ДТП. С этим соглашались некоторые практики, считавшие, что лишь в тех случаях, когда выявление вреда не совпадает с моментом его причинения, необходимо исходить из цен, действующих на время его выявления.

Думается, что достижение главной цели этого обязательства — полное возмещение вреда — возможно только в случае возмещения потерпевшей стороне всех расходов, понесенных ею в связи с конкретным ДТП. Убытки потерпевшей стороны включают в себя, в частности, стоимость ремонта, который она оплачивает по ценам, действующим на этот момент. И если эти цены к моменту ремонта повышены, то расход должен быть полностью возмещен (если нет вины потерпевшего в несвоевременном ремонте поврежденного автомобиля).

Ныне действующий Гражданский кодекс Украины четко определил по времени взыскиваемый ущерб: «Размер убытков, подлежащих возмещению потерпевшему, определяется в соответствии с реальной стоимостью утраченного имущества на момент рассмотрения дела или выполнения работ, необходимых для восстановления поврежденной вещи» (ч. 2 ст. 1192 ГК).

В Постановлении Пленума Верховного Суда Украины от 27 марта 1992 г. № 6 в ч. 2 п. 9 указано следующее: "Когда возмещение вреда в натуре невозможно, потерпевшему возмещается в полном объеме вред в соответствии с реальной стоимостью на время рассмотрения дела утраченного имущества, работ, которые необходимо провести, чтобы исправить поврежденную вещь, устранить другие отрицательные последствия неправомерных действий причинителя вреда». По такому пути идет и судебная практика.

В октябре 1998 года, нарушив правила дорожного движения, водитель автомобиля ЗИЛ-585, принадлежащего заводу «Серп и молот», столкнулся с автомобилем ГАЗ-24 «Волга», принадлежащим Д., в результате чего у него был поврежден кузов. В февраля 1999 г. Д. предъявил иск к экспедиции о возмещении ущерба, причиненного повреждением кузова автомобиля (по заключению экспертов кузов подлежал замене).

Решением суда от 1 марта 1999 года иск на суму 8400 грн. был удовлетворен.

В октябре 2001 года Д. предъявил иск к заводу «Серп и молот» о довзыскании 1534 грн. в качестве дополнительного возмещения ущерба, сославшись на то, что ответчик выплатил ему сумму по решению суда в декабре 1999 г., но розничные цены на запасные части к автомобилю к этому времени изменились, и он уплатил за кузов автомобиля 6934 грн., а не 5400 грн., что составляло его прежнюю цену.

Судья отказал в приеме искового заявления, мотивируя это тем, что данный спор разрешен судом 1 марта 1999 г. Президиум областного суда удовлетворил протест председателя облсу-да, отменив определение об отказе в приеме искового заявления как необоснованного, и предложил суду при рассмотрении дела по существу установить стоимость кузова к поврежденному автомобилю по новым ценам.

По другому делу, где решался вопрос о приобретении нового автомобиля взамен сгоревшего в ДТП старого, в определении вышестоящий суд указал, что суд, определяя размер ущерба, подлежащего возмещению, правильно исходил из цен, действующих на момент постановления судебного решения, а не на момент покупки нового автомобиля.

30
{"b":"11392","o":1}