ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако, как видим, ни статья 22, ни статья 1192 ГК Украины не предусмотрели такого вида ущерба, как потеря товарного вида автомобиля, остающегося иногда без возмещения.

Если речь идет не о замене кузова, а о его ремонте, то убытки определяются следующим образом.

На легковых автомобилях новейших типов (марок) кузова, как известно, цельносваренные. Причем в заводских условиях производится точечная электросварка без отпуска металла.

При повреждении несъемных деталей кузова приходится их срезать и приваривать новые, что, естественно, влечет за собой снижение как товарных, так и эксплуатационных качеств автомобиля. На практике считается, что частичная утрата товарного вида автомобиля является убытком для его владельца и, значит, подлежит возмещению (ст. 22 ГК Украины). И все же по сей день встречаются случаи, когда частичную утрату товарного вида не считают ущербом и отказывают в его возмещении.

Видимо, все это происходит потому, что по этой проблеме нет руководящих разъяснений, указаний высших судебных органов (см. Постановление Пленума Верховного Суда Украины № 6 от 27.03.92 г.), а также мало опубликовано конкретных дел по этому поводу. Но, несмотря на это, следует прийти к бесспорному выводу о наличии права на такое возмещение, и необходимо рассматривать лишь отдельные стороны этого вопроса, например, когда можно взыскивать возмещение за утрату товарного вида — до или после ремонта автомобиля; не являются ли эти убытки «упущенной выгодой» и т.д.

Итак, что же такое «частичная утрата товарного вида и эксплуатационных качеств автомобиля»?

По ранее рассматривавшемуся делу по иску Р. к транспортному предприятию установлено, что были смяты, деформированы и подлежат замене несъемные детали кузова автомобиля ВАЗ-21011: задняя панель, задние крылья, задние лонжероны, пол задний, пол запасного колеса и бензобака, усилитель задней панели, две левые арки, правый лонжерон рамы, правое переднее крыло, панель передка. Кроме того, требуют ремонта лонжероны средние, поперечина заднего пола, боковина кузова и так далее.

Эксперт пришел к выводу, что несмотря на столь значительные повреждения кузов может быть отремонтирован и приведен в технически пригодное для эксплуатации состояние, т. е. автомобиль может быть исправлен без замены кузова.

Вывод о возможности ремонта таких кузовов представляется целесообразным. Иногда стоимость ремонта аварийного кузова выше стоимости самого кузова в металле. Но все-таки объективные условия складываются таким образом, что ремонтировать кузов целесообразнее. Во-первых, промышленность Украины не выпускает автомобилей старых марок, а следовательно, и кузовов; в ближнем зарубежье также сняты с производства все старые модели автомобилей ВАЗ, «Волга» и т. д., а поэтому их нет в наличии ни в государственной торговле, ни на авторынках. Кроме того, разве не целесообразно сохранение, пусть поврежденного, но столь значительного агрегата, как кузов, вместо превращения его в металлолом. Во-вторых, для многих автолюбителей это является возможностью сохранить его любимую модель как память, а может и как раритет.

Каким же способом мог быть отремонтирован указанный выше кузов, получивший концентрированную деформацию задней и правой передней частей, т. е. узлов, несущих нагрузку? Технология ремонта автомобилей на сохранившихся станциях технического обслуживания и во вновь создаваемых частными лицами ремонтных мастерских предусматривает резку и сварку металла огнем газовой горелки, от воздействия которого металл теряет жесткость, прочность, а при эксплуатации подвергается значительной коррозии из-за невозможности обработки сварных швов антикоррозийным покрытием. При самом качественном ремонте на автомобиле остаются видимые следы правки, сварочные швы и неустраняемые последствия деформации кузова. Это обстоятельство в свою очередь влияет не только на товарный вид, но и на эксплуатационные качества машины, поскольку изготовленный по заводским лекалам и штампам кузов, получив повреждения, сохраняет после ремонта остаточную деформацию, что отрицательно сказывается на ходовых характеристиках автомобиля.

Невозможность восстановления точной симметрии по линиям кузова влечет повышенный износ колес автомобиля, а невозможность соблюдения заводской технологии покраски в специальных печах плюс отличие колера наружной покраски от внутренней покраски кузова, как и остальные дефекты ремонта, влияют на внешний вид автомобиля и его эксплуатационные качества и, соответственно, снижают его товарную стоимость.

Итак, этот автомобиль даже после самого качественного ремонта частично утратил свой товарный вид и эксплуатационные качества.

Чтобы достичь полного возмещения вреда, в этой ситуации недостаточно было отремонтировать поврежденный автомобиль. Статья 1192 ГК Украины обязывает полностью возместить причиненные убытки, ссылаясь при этом на ст. 22 ГК Украины, которая определяет убытки как утрату или повреждение имущества. В нашем случае убытками Р. являются как стоимость ремонта автомашины, которая специалистами была определена в 1955 грн., так и денежное выражение частичной утраты товарного вида и эксплуатационных качеств автомобиля после самого качественного его ремонта, определенное экспертизой в 1143 грн.

Убытки, связанные с частичной утратой товарного вида и эксплуатационных качеств, раньше иногда расценивались судебной практикой как неполученные доходы (упущенная выгода). И хотя, как уже говорилось, неполученный доход в соответствии со ст. 623 ГК Украины является убытком и подлежит возмещению, суды, не соглашаясь с таким толкованием нормы и считая, что неполученные доходы возмещению не подлежат, отказывали порой во взыскании потерь от частичной утраты товарного вида и эксплуатационных качеств.

Э. предъявил иск к В. о взыскании ущерба от столкновения транспортных средств на сумму 640 грн., в том числе 214 грн. за убыток, возникший в связи с частичной утратой автомобилем товарного вида. Суд расценил этот убыток как упущенную выгоду, взыскал лишь 426 грн. — стоимость ремонта, и во взыскании 214 грн. отказал. Вышестоящий суд отменил решение суда и постановил новое с удовлетворением иска в полном объеме, так как, по заключению эксперта, эксплуатационные качества и внешний вид автомобиля восстановить невозможно.

Заметим, что в решении вышестоящего суда акцент сделан на необходимости возмещения вреда в полном объеме и что частичная утрата товарного вида и эксплуатационных качеств автомобиля являются утратой реального имущества, а не упущенной выгодой или неполученными доходами.

Следует также обратить внимание на то, что одним качественным ремонтом невозможно возместить причиненные убытки.

Это обстоятельство не учитывают некоторые практики, отвечая на вопрос, когда должен взыскиваться материальный ущерб — до производства ремонта, и тем самым до того, как истец понес фактические расходы, или после него?

Некоторые из них не возражают против взыскания средств до производства ремонта. При этом они правильно считают, что калькуляция на ремонт, где расчеты сделаны по существующим расценкам на день ремонта, отражает только те действительные расходы, которые истец должен понести при восстановлении автомобиля. Однако у авторов вызывает сомнение сложившаяся судебная практика о взыскании суммы в возмещение ущерба, причиненного в результате частичной утраты товарного вида и эксплуатационных качеств автомобиля, до того, как был произведен ремонт.

Они считают, что если иск о возмещении ущерба, причиненного в связи с утратой товарного вида, предъявлен до производства ремонта автомашины, то суду для определения размера ущерба необходимо назначить экспертизу с условием проведения ее после того, как автомобиль будет отремонтирован. При этом даже предлагается производство по делу приостановить (в соответствии со ст. 221 ГПК Украины). Одновременно они рекомендуют в соответствии со ст. 145 ГПК Украины выделить в отдельное производство требование о возмещении ущерба по утрате товарного вида автомобиля, если оно заявлено до производства ремонта вместе с просьбой о возмещении стоимости восстановления, и разрешать его после ремонта.

32
{"b":"11392","o":1}