ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Первым условием наступления имущественной и моральной ответственности за причинение вреда здоровью является противоправность, под которой понимается противоречие действий причинителя вреда требованиям правовых предписаний. Запрет причинения вреда жизни или здоровью гражданина прямо вытекает из смысла закона, в общем виде установившего обязанность возмещения такого вреда лицом, его причинившим (ст. 1199 ГК). Иными словами, сам факт причинения вреда личности закон считает противоправным, поэтому специальных доказательств противоправности действий причинившего вред обычно не требуется.

Однако вред можетбыть причинен и правомерными действиями, совершенными причинителем в состоянии необходимой обороны, то есть при защите государственных или общественных интересов, личности или прав обороняющегося либо другого лица от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему (п. 4 ст. 1166, ст. 1169 ГК).

Другое дело, что закон не считает правомерным причинение вреда при превышении пределов необходимой обороны, т. е. в случаях явного несоответствия защиты характеру опасности посягательства.

Так, согласно ст. 1171 ГК Украины вред, причиненный лицу в связи с совершением действий, направленных на устранение опасности, угрожающей гражданским правам или интересам другого физического лица, если эту опасность при данных условиях нельзя было устранить иными средствами (крайняя необходимость), возмещается лицом, причинившим его.

Лицо, возместившее вред, имеет право предъявить обратное требование к лицу, в интересах которого оно действовало и т. д.

Следовательно, всякое причинение вреда здоровью или жизни граждан является противоправным действием, если только оно не было совершено в пределах необходимой обороны, крайней необходимости.

Но одного факта причинения вреда еще недостаточно для наступления имущественной и моральной ответственности причинителя перед потерпевшим.

Вторым условием является наличие у потерпевшего имущественного и морального вреда, т. е. при отсутствии материального и морального вреда у потерпевшего вопрос об имущественной и моральной ответственности причинителя вреда перед потерпевшим ставиться не может. Так, если вред причинен здоровью неработающего пенсионера и для его лечения не потребовались дополнительные расходы, то и имущественная ответственность причинившего вред не наступает.

Так, по одному из дел суд отказал потерпевшему в возмещении имущественного вреда за период его пребывания на действительной военной службе в Вооруженных Силах страны (травма была причинена во время увольнения), поскольку до демобилизации он находился на полном государственном содержании, обеспечивался как военнослужащий всеми видами довольствия и, следовательно, не понес материального ущерба.

Аналогично решается вопрос и в случае причинения вреда здоровью малолетнего, когда имущественная ответственность причинителя наступает по достижении потерпевшим возраста, дающего ту или иную возможность трудиться (при условии, если не был заявлен иск о взыскании стоимости лечения).

То же можно сказать и про ситуацию, когда у погибшего от несчастного случая физического лица не оказывается к моменту смерти иждивенцев, которых он содержал при жизни. Здесь имущественная ответственность причинителя не возникает (кроме исключительного случая рождения ребенка потерпевшего после его смерти в незарегистрированном браке), поскольку отсутствует материальный ущерб у трудоспособных близких потерпевшего. Такая ответственность может возникнуть лишь относительно малолетних потерпевших, нуждающихся в дополнительных расходах либо в расходах на по-хороны погибшего.

Однако не следует забывать, что если у потерпевшего от-сутствует право на возмещение имущественного вреда, то это не значит, что отсутствует право требовать возмещения морального вреда в названных ситуациях, так как согласно п. 4 ст. 23 ГК Украины моральный вред возмещается независимо от имущественного вреда. Порядокдоказывания наличия морального вреда определен ст.ст. 1167, 1168 ГК Украины.

Третьим условием возникновения имущественной и моральной ответственности является существование причинной связи между противоправными действиями причинителя вреда и возникновением материального и морального вреда. Другими словами, необходимо, чтобы причиной имущественного и морального вреда у потерпевшего являлись именно действия причинителя. Установить же, чьи именно действия являлись причиной травмы или увечья не всегда бывает просто.

С непростой ситуацией пришлось столкнуться суду в таком случае. Принадлежащий одной из автобаз технически исправный автомобиль, проезжая по шоссе, произвел похожий на выстрел сильный выхлоп отработанных газов двигателя. В это время по крутому обрыву реки, расположенной рядом с шоссе, проходила престарелая Киселева. Испугавшись звука («выстрела»), она поскользнулась и упала, в результате чего сломала руку и получила легкое сотрясение мозга. Сработал фактор неожиданности. Выйдя из больницы, Киселева предъявила к автобазе иск о взыскании понесенных ею расходов на восстановление здоровья и неполученного за время болезни заработка (работала уборщицей). Суд, рассматривавший дело, пришел к правильному выводу об отсутствии непосредственной причинной связи между произведенным выхлопом и травмой Киселевой. Ее испуг, послуживший причиной травмы, был результатом чисто субъективного восприятия ею окружающей обстановки, а не вредоносного действия принадлежащего автобазе грузовика.

Не следует, однако, думать, что причиной вреда может быть только обстоятельство, связанное с непосредственным физическим воздействием на потерпевшего. К сожалению, имеется немало случаев, когда вредоносный результат становится следствием бездействия какого-либо лица, неисполнения или халатного отношения к исполнению возложенных на него обязанностей. При этом в действие вступают технические или природные силы, но непосредственным причинителем вреда, возникшего у потерпевшего, по справедливости следует считать действия (а чаще — бездействие) конкретных лиц. Достаточно обратиться к следующему судебному казусу, чтобы понять этот феномен бездействия.

Дежурный по переезду поста «14 км» станции Балаклея Южной железной дороги Леонтьев заступил на дежурство в 7 часов 20 минут утра 18 апреля 2002 года. Находясь в нетрезвом состоянии, он начал дремать, а спустя 20 минут после начала дежурства уснул в помещении поста. При этом шлагбаум был открыт, никаких сигналов о приближении поездов, естественно, не подавалось, а переезд по сути стал неохраняемым. Результат не замедлил сказаться. В 7 часов 45 минут пассажирский поезд столкнулся с находившимися на переезде автомобилем «Москвич», в котором супруги Ч. ехали на работу. От полученных травм супруги скончались, а движение поездов было задержано на длительное время.

Иногда даже непосредственное воздействие на потерпевшего не может рассматриваться в качестве причины несчастного случая. С этой точки зрения представляет интерес следующее гражданское дело о возмещении вреда, причиненного гибелью кормильца.

Водитель грузовика О. пытался вывести свой автомобиль задним ходом с одной улицы дачного поселка на другую. Понадеявшись на свой опыт, он не принял всех мер предосторожности и задел пересекавшую улицу М. Поскольку грузовик двигался медленно, потерпевшей был причинен относительно небольшой вред (повреждение подкожных тканей правой ноги), отнесенный по заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы к легким телесным повреждениям.

Однако вскоре у М. возникло воспаление, а затем опасная болезнь поврежденной ноги (некроз тканей правого бедра и сепсис), от которой она скончалась в больнице спустя месяц после наезда. Проведенная медицинская экспертиза установила, что травма была получена потерпевшей «при крайне неблагоприятном фоне болезненных изменений правой ноги», имевшихся до происшествия, а также при наличии серьезного общего заболевания (гипертоническая болезнь). Именно эти два обстоятельства и стали причинной ее смерти. Как отметили эксперты в заключении, независимо от госпитализации непосредственно после происшествия и оказания помощи в условиях стационара у потерпевшей могло возникнуть воспаление, некроз тканей бедра и сепсис со смертельным исходом. В данной ситуации причинная связь между совершенным на потерпевшую наездом, полученной ею травмой и ее последующим заболеванием и смертью отсутствует. В связи с этим в удовлетворении требования иждивенцев погибшей о возмещении причиненного вреда судом было отказано.

43
{"b":"11392","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Думай медленно… Решай быстро
Нелюдь. Время перемен
Врач без комплексов
Наследство золотых лисиц
Динозавры. 150 000 000 лет господства на Земле
Маленькая страна
Милые обманщицы. Соучастницы
Аромат невинности. Дыхание жизни