ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Только не разбивай сердце
Русская пятерка
Расскажи мне о море
Непрожитая жизнь
Склероз, рассеянный по жизни
Черновик
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Настоящая любовь
Искушение Тьюринга
Содержание  
A
A

— Я никогда не видел Букингемского дворца, — сказал Джейми уже несколько спокойнее. И, помолчав, добавил: — Но, впрочем, готов согласиться с тобой, Сасснек.

— Отлично. — Я склонилась еще ниже над его ладонью, стараясь половчее ухватить маленький темный кусочек дерева, засевший глубоко под кожей.

— Ну, по крайней мере, мне кажется, эта штука не упадет, — после долгой-долгой паузы решил Джейми.

— Да тут и говорить не о чем, — пробормотала я, смачивая небольшой лоскуток бренди и тщательно протирая его ладонь. После этого я занялась правой рукой Джейми.

Какое-то время мы оба молчали. Огонь с негромким треском пожирал дерево, время от времени выбрасывал искры, и его языки то прятались куда-то под поленья, то выплескивались наверх, забавляясь.

— Дом надо ставить на верхней части склона, — сказал вдруг Джейми. — Там, где земляника растет.

— Вот как? — рассеянно откликнулась я. — Ты имеешь в виду, хижину на зиму? Мне казалась, ты собирался строить ее на этой стороне поляны. — Я уже вытащила все те занозы, за которые можно было зацепиться без особого труда; оставшиеся сидели так глубоко в коже, что приходилось ждать, когда они сами собой выйдут ближе к поверхности.

— Нет, не хижину. Красивый дом, — мягко произнес Джейми. Он откинулся назад, прислонился спиной к шершавой стене и уставился куда-то в пространство поверх огня, вдаль, в темноту, царившую по ту сторону щелястых стен.

— Это будет великолепно. — Я уложила пинцет на место, в футляр, и закрыла коробку с инструментами.

— С высокими потолками, и с такими дверями, чтобы я не стукался лбом о притолоки, — добавил Джейми.

— Да, это было бы чудесно, — я тоже прислонилась к стене, рядом с Джейми, и положила голову на его плечо. Далеко-далеко в горах завыл волк. Ролло тут же поднял голову и негромко зарычал, насторожив уши, но потом тяжко вздохнул и снова улегся на место.

— И там будет твоя личная комната для отдыха, и мой кабинет, и вдоль всех стен — полки с книгами…

— Мм… — В данный момент у Джейми имелась в собственном владении одна-единственная книга — «Естественная история Северной Каролины», изданная в 1733 году и прихваченная с собой в дорогу в качестве путеводителя и справочника.

Огонь снова притих, но ни один из нас не шевельнулся, чтобы подбросить еще полено. Ночью нас вполне могли согревать и янтарные угли, а утром нетрудно было оживить пламя.

Джейми обнял меня за плечи, заставляя лечь рядом с ним на толстый слой палых листьев, из которых мы устроили свою постель. Я прижалась к нему и сказала:

— И там будет кровать. Полагаю, ты сумеешь соорудить надежную кровать?

— Такую же красивую, как в Букингемском дворце, — заверил меня Джейми.

* * *

Майерс, да благослови Господь его доброе сердце и честную натуру, вернулся ровно через месяц, — и привел с собой не только трех мулов, нагруженных сверх всякой меры инструментами, всяческими хозяйственными мелочами и такими необходимыми припасами, как соль, например, — но еще и Дункана Иннеса.

— Значит, вот это где? — Иннес с немалым интересом оглядел небольшой участок, уже начинавший отчетливо просматриваться на заросшем земляникой склоне. Мы к этому времени уже соорудили два примитивных сарая, а вдобавок к ним — огороженный длинными жердями загон, а при нем — нечто вроде конюшни, а при ней — уголок для других полезных в хозяйстве разностей.

К моменту прибытия Дункана наше хозяйство состояло из маленького белого поросенка, которого Джейми доставил из моравского поселения, что находилось в тридцати милях от нас; он выменял поросенка на мешок сладкого батата, который я собрала в горах, и метлу из ивовых прутьев, которую также изготовила я. Поросенок был пока что слишком мал, чтобы оставить его в загоне, и жил вместе с нами в сарае, — и надо заметить, что он удивительно быстро подружился с Ролло. Но мне лично его соседство не доставляло особого удовольствия.

— Ага… Хорошая земля, и воды много. Я в лесу и родники видел, да и речки тут сплошь и рядом, — похвалил выбранное место Дункан.

Джейми повел Дункана наверх, на гребень горы, откуда были хорошо видны западные склоны. В лесу на той стороне было довольно много естественных проплешин, «убежищ», как называли их шотландцы; сейчас их сплошь покрывали высокие лесные травы, но там, безусловно, можно было выращивать культурные растения.

— Видишь? — Джейми широким жестом обвел склон, плавно спускавшийся от гребня горы к не слишком высокому обрыву, за которым длинный ряд платанов отмечал противоположный берег реки. — Тут хватит места по меньшей мере для тридцати семейств, для начала. И даже не нужно будет валить лес и расчищать делянки, на первое время и так достаточно земли. Любой арендатор, если не будет лениться, прокормит семью даже на небольшом участке, почва тут очень богатая.

Дункан был рыбаком, а не фермером, но тем не менее он согласно кивнул, и его глаза как бы оценивали картину, нарисованную Джейми, — множество домов, множество людей…

— Я тут уже все измерил шагами, — продолжал Джейми, — хотя, конечно, позже надо будет провести настоящий обмер, и лучше как можно скорее. Но у меня в голове уже есть полный план… ты случайно не привез чернила и бумагу?

— Ну, привез, конечно. И еще разные мелочи, — Дункан улыбнулся мне, и его длинное, несколько меланхоличное лицо сразу изменилось. — Мисс Джо прислала пуховики для постели, она подумала, что это уж никак не будет тут лишним.

— Пуховая постель? В самом деле? О, как замечательно! — Я мгновенно переменила мнение о Джокасте Камерон, забыв о своих мелочных претензиях к этой леди. Ведь когда Джейми соорудил для нас великолепную, крепкую кровать из дубовых досок, и натянул на нее искусно сплетенную веревочную сетку, — мне было нечего положить на эту сетку, кроме кедровых лап, которые, конечно, были очень душистыми, но не слишком мягкими.

Мои мечты о постельной роскоши и неге были прерваны появлением Яна и Майерса; они вышли из-за деревьев, причем на поясе Майерса висела целая связка добытых им белок. А Ян гордо предъявил мне нечто огромное и черное, что при ближайшем рассмотрении оказалось здоровенным индюком, жирным, разъевшимся на осенних кормах.

— У парнишки хороший глаз, миссис Клэр, — сообщил Майерс, одобрительно покачивая головой. — Это ведь дикие птицы, индейки. Их даже краснокожим не удается так уж легко поймать.

До Дня Благодарения было еще далеко, но я, конечно же, обрадовалась при виде этой птицы, которая стала первым существенным вкладом в нашу продуктовую кладовую. Джейми тоже порадовался, но мне показалось, что его в основном заинтересовали перья в хвосте — они годились для письма, и прочие перышки, из которых можно было понаделать отличных зубочисток.

— Я должен написать губернатору, — пояснил Джейми, когда мы сели обедать. — Сообщу, что я приму его предложение, и приложу к письму план земель. — Он взял кусок лепешки и с рассеянным видом вонзился в него зубами.

— Поосторожнее, — немного нервно предупредила его я, — там может оказаться ореховая скорлупа! Ты же не хочешь сломать зуб?

Наш обед состоял из индейки, зажаренной над костром, батата, запеченного в костре, и очень грубых лепешек, которые я состряпала из орехов гикори, кое-как растерев их в своей медицинской ступке. А до сих пор мы питались в основном рыбой и теми съедобными корнями и плодами, которые мне удавалось собрать. Ян и Джейми были слишком заняты строительством, у них просто не было времени на то, чтобы еще и охотиться. Я вообще-то надеялась, что Майерс сможет побыть с нами некоторое время — ну, хотя бы столько, чтобы успеть убить оленя или отловить еще какой-нибудь симпатичный, крупный источник белков. Питаться всю зиму только сушеной рыбой — нет, это казалось мне несколько пугающим.

— Не беспокойся, Сасснек, — пробормотал Джейми с набитым ртом и даже ухитрился улыбнуться. — Очень вкусно. — И он снова повернулся к Дункану. — Когда покончим с едой, Дункан, может быть, прогуляешься со мной к реке, выберешь для себя местечко?

113
{"b":"11393","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Никаких принцев!
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
1984
Тихая сельская жизнь
Тайная жизнь мозга. Как наш мозг думает, чувствует и принимает решения
Шаман. В шаге от дома
Врачебная ошибка