ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Джейми опустился на колени перед тем местом, где предстояло быть очагу, и опустил железо в маленькую ямку, выкопанную загодя, прикрыл ее камнем и присыпал землей. Потом мы с ним взялись за большую сланцевую плиту и осторожно уложили ее на место.

Мне бы следовало чувствовать себя полной дурой, стоя посреди дома без стен, в компании волка и свиньи, в глубине дикого первобытного леса, — и слыша, как кричат пересмешники, явно веселясь при виде абсолютно языческого по своей сути ритуала. Но ничего подобного я не ощущала.

Джейми выпрямился, стоя перед новым очагом, и протянул мне руку, и заставил встать рядом с ним. Глядя на сланцевую плиту, я вдруг вспомнила о брошенном доме, на который мы наткнулись по пути на север; осыпавшаяся черепица крыши, треснувшая плита очага, сквозь которую пробился куст остролиста. Возможно, те, кто жил в том доме, тоже благословляли свой очаг… и все же им не повезло? Рука Джейми сжала мои пальцы, как бы утешая и обнадеживая.

На плоском камне рядом с будущим домом Дункан развел небольшой костер, а Майерс помогал ему, держа кремень. Едва вспыхнув, огонь тут же жадно набросился на дерево, и из него извлекли одну головню. Держа ее в единственной руке, Дункан пошел вокруг фундамента по солнцу, громко напевая что-то по-гэльски. Джейми переводил мне его слова.

Щит Фиона Маккэмбелла будет с тобой,
Щит Кормака Красавчика будет с тобой,
Щит Конна тоже будет с тобой,
Скроет тебя от волков и от хищных птиц…
Спасет от волков и от хищных птиц.

Дункан прерывал напев, останавливаясь ненадолго у центра каждой из будущих стен и кланялся на все четыре стороны света, размахивая пылающим поленом перед собой, описывая им полукружия. Ролло, явно не одобрявший эти пиротехнические забавы, низко рычал, порываясь разобраться с Дунканом, однако крепкая рука Яна удерживала его на месте.

Щит короля Файна будет с тобой,
Щит царя-солнца будет с тобой,
Щит правителя звезд будет с тобой,
Поможет в час опасности и беды,
Поможет в час опасности и беды.

Песня оказалась чрезвычайно длинной; Дункан трижды обошел фундамент. И только когда он добрался до последнего куплета, который исполнил стоя перед только что уложенным камнем очага, я осознала, что Джейми сложил фундамент так, что очаг оказался с северной стороны; утреннее солнце согрело мое левое плечо и заставило наши тени вытянуться к западу.

Убежище короля королей будет твоим,
Убежище Иисуса Христа будет твоим,
Убежище Духа Святого будет твоим,
Укроешься там от семени зла и раздора,
От бешеного пса и от красного пса.

С опаской глянув на Ролло, Дункан подошел к очагу и передал головню Джейми, — а тот поджег уже заготовленную кучку щепок. Ян ухнул на гэльский манер, когда над очагом взвилось пламя, и мы все громко зааплодировали.

* * *

Немного позже мы проводили Дункана и Майерса в путь. Они сначала направлялись не в Кросскрик, а в Мон-Геликон, где каждую осень собирались все живущие в этих местах шотландцы, чтобы вознести благодарность небесам за хороший урожай, обменяться новостями и заключить деловые сделки, а заодно отпраздновать свадьбы, окрестить детей и поддержать единство и общность кланов и семей.

Джокаста со всеми своими домочадцами тоже должна была быть там; туда же собирались отправиться и Фархард Кэмпбелл, и Эндрю Макнейл. И Дункан не нашел бы лучшего места и времени для начала поисков разбросанных по всем колониям людей из Ардсмура; Мон-Геликон был местом самого большого собрания шотландцев, они приезжали туда даже из Южной Каролины и Виргинии.

— Я вернусь весной, Mac Dubh, — пообещал Дункан, садясь в седло. — И привезу столько людей, сколько сумею разыскать. И я доставлю твои письма, не сомневайся. — Он похлопал по седельной сумке, а потом натянул шляпу поглубже, чтобы спрятать глаза от жаркого сентябрьского солнца. — А своей тетушке ты ничего не передашь?

Джейми сосредоточился на мгновение, размышляя. Он уже написал Джокасте; мог бы он еще что-то добавить к уже сказанному?

— Скажи тете, я не смогу в этом году увидеться с ней на нашем съезде, а может, и в следующем тоже. Но уж через два года я наверняка приеду, и все мои люди со мной. С Богом, Дункан!

Он хлопнул лошадь Дункана по крупу и стоял рядом со мной, маша рукой, пока оба всадника не скрылись за гребнем горы. Отъезд этих двоих вызвал у меня странное чувство одиночества; Дункан был последней ниточкой, связывавшей нас с цивилизацией. Теперь мы с Джейми действительно остались одни.

Ну, не совсем одни, тут же напомнила себе я. У нас был Ян. Да еще при нас были Ролло, белая свинка, три лошади и два мула, которых Дункан оставил нам, чтобы весной мы могли вспахать землю. В общем, целое маленькое поместье. Я несколько воспрянула духом. Через месяц будет достроен домик, и у нас над головами появится надежная крыша. А потом…

— Плохие новости, тетя, — произнес голос Яна прямо над моим ухом. — Свинка слопала все твое ореховое тесто.

Глава 20

Белая ворона

Октябрь 1767 года.

— Тело, душа и рассудок, — процитировал Джейми, наклоняясь, чтобы ухватиться за конец очередного очищенного от коры бревна. — Тело дает нам ощущения, душа побуждает к действиям, рассудок создает законы и правила. Но способностью ощущать обладает и бык, привязанный в своем стойле; и дикие животные, и идиоты подчиняются лишь своим желаниям. И даже люди, отвергающие богов, или предающие свой народ, или… эй, осторожнее, парень!

Ян, вовремя предупрежденный, аккуратно переступил через рукоятку топора и повернулся налево, заводя свой конец бревна за угол наполовину сложенной стены.

— …или творят всяческие мерзости за запертой дверью, вместо того, чтобы идти прямой дорогой долга, — продолжил Джейми, на память пересказывая «размышления» Марка Аврелия. — Так, теперь давай наверх… А, хорошо, легло как родное… да, так вот. И видя все то, что является обычным для подобных типов, добрый человек лишь удивляется… а ведь он сам, лишь однажды солгав ради того, чтобы вырваться из петли судьбы, спутавшей его ноги, мучается несказанно, и считает себя виноватым, и боится, что душа его погублена навеки… ну, теперь вот это поднимем — раз, два… опа!

Лицо Джейми покраснело от напряжения, когда они с Яном наконец встали как надо и разом подняли тяжелое бревно. Слишком теперь занятый, чтобы отвлекаться на Марка Аврелия, Джейми отдавал племяннику команды короткими кивками головы и краткими словами, — они укладывали громоздкое бревно в пазы поперечных стен.

— Ох, так значит, побуждает к действию, да? — Ян убрал со взмокшего лба прядь волос — Я вот чувствую некое побуждение к действию в своем брюхе. Это как, признак идиотизма, или нет?

— Полагаю, это вполне естественное и приемлемое телесное ощущение для данного времени дня, — снисходительно решил Джейми, с кряхтением продвигая бревно на последний дюйм. — Чуть-чуть левее, Ян.

Бревно вошло в пазы, и мужчины отступили назад, чтобы обменяться довольным взглядом. Ян усмехнулся, глядя на своего дядюшку.

— Хочешь сказать, что и сам уже проголодался, а?

Джейми весело оскалился в ответ, но прежде чем он успел ответить, Ролло вскинул голову и насторожил уши, и низкое, грозное рычание вырвалось из его пасти. Видя это, Ян повернулся, чтобы посмотреть в ту сторону, куда нацелился взгляд собаки, — забыв даже, что собрался вытереть лицо подолом рубашки.

115
{"b":"11393","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Прочь из замкнутого круга! Как оставить проблемы в прошлом и впустить в свою жизнь счастье
П. Ш. #Новая жизнь. Обратного пути уже не будет!
Горький квест. Том 1
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Бессмертники
Эти гениальные птицы
Долина драконов. Магическая Практика
Путы материнской любви