ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вы говорили, что в Кросскрике началась эпидемия кори, верно? — Я положила руку на лоб Грея. У меня был немалый опыт, я давно научилась определять лихорадку с одного прикосновения, и теперь могла с уверенностью утверждать, что температура у лорда Джона — градусов тридцать девять, не меньше. Плохо.

— Да, — хрипло ответил он. — Что, у меня корь? Вы должны держать Вилли подальше от меня.

— Ян… уведи Вилли на улицу, если тебе нетрудно. — Я отжала лоскут, смоченный в настое цветков бузины, и обтерла его лицо и шею. На коже лорда Джона пока что не видно было сыпи, но когда я заставила его открыть рот, то увидела отчетливое высыпание внутри, на слизистой.

— Да, вы подхватили корь, — сказала я. — Вы давно чувствуете недомогание?

— У меня заметно кружилась голова вчера вечером, когда я ложился спать, — ответил он и снова кашлянул. — И я проснулся с жуткой головной болью посреди ночи, но подумал, что это просто из-за так называемого виски, которым меня напоили. — Он с трудом улыбнулся Джейми. — Ну, а утром… — Он чихнул, и я поспешно схватила свежий носовой платок и приложила к его носу.

— Ну, хорошо. Попытайтесь немного поспать. Я сейчас приготовлю настой ивовой коры, он должен немного облегчить головную боль. — Я выпрямилась и жестом показала Джейми, чтобы он вышел со мной наружу. — Нельзя допустить, чтобы Вилли находился рядом с ним, — сказала я, понизив голос, потому что Вилли с Яном находились неподалеку, у лошадиного загона, нагружая сеном кормушки. — Или Ян. Он сейчас очень опасен в смысле заразности.

Джейми нахмурился.

— А, ну да. Но ты говорила еще и об инкубационном…

— Да, верно. Ян мог уже заразиться от покойного индейца, а Вилли мог подхватить заразу там же, где и лорд Джон. Они оба и в самом деле могут быть уже больны, просто болезнь еще не проявила себя. — Я посмотрела на двух парнишек; оба они выглядели отменно здоровыми, как и лошади, которых они кормили. — Знаешь, я думаю… — я несколько замялась, мысленно формулируя смутно прорезавшуюся у меня идею. — Я думаю, что тебе, пожалуй, лучше пока устроиться вместе с мальчиками вне дома… вы могли бы ночевать в сарае с травами, или устроить шатер в роще. Надо выждать день или два; если Вилли; заразился — то есть если он подхватил инфекцию там же, где и лорд Джон, — он скорее всего за это время уже сляжет. Если не заразился — за два дня и это прояснится. Если же с ним все в порядке, тогда ты сможешь взять его с собой в Аннэ Оока, чтобы рассказать Накогнавето об умершем индейце. И Вилли окажется вне опасности.

— А Ян может остаться здесь, чтобы помогать тебе? — Джейми нахмурился, размышляя. — А, да, полагаю, так и надо сделать.

Он повернулся и посмотрел на Вилли. Хотя Джейми умел хранить абсолютно бесстрастное выражение лица, когда того хотел, я все-таки достаточно хорошо его знала, чтобы заметить проблеск чувств, мелькнувших в его глазах.

В складке между его бровями читалась тревога — тревога за Джона Грея, и, пожалуй, за меня и за Яна. Но было и еще что-то, совсем другое… некое любопытство, смешанное с опасением, подумала я, — и это уже относилось к перспективе провести несколько дней наедине с мальчиком.

— Если он до сих пор ничего не заметил, то вряд ли и теперь это случится, — мягко сказала я, кладя руку на его плечо.

— Да, — буркнул он, отворачиваясь от Вилли. — Да, я думаю, это ничем не грозит.

— Ну, не зря же говорят, что нет худа без добра, — сказала я. — Ты сможешь поговорить с ним обо всем на свете, и это не покажется странным. — Я немного помолчала. — Но до того, как вы отправитесь, надо сделать еще одно дело.

Джейми прикрыл ладонью мою руку, все еще лежавшую на его плече, и улыбнулся, глядя на меня сверху вниз.

— Да, и что же это за дело?

— Выгони свинью из кладовой, очень тебя прошу!

Глава 27

Рыбная ловля в Америке

Начало путешествия не предвещало ничего хорошего. Прежде всего, шел дождь. Второе — ему и думать было противно о том, чтобы оставить Клэр одну в таких затрудненных обстоятельствах. В-третьих, он очень тревожился за Джона; ему совсем не понравилось, как тот выглядел, когда они отправлялись в путь, — лорд был почти без сознания и пыхтел, как дельфин-касатка, а все его лицо покрывала красная сыпь, так густо, что лорда было не узнать.

И наконец, имелось еще и «в-четвертых». Девятый граф Эллесмерский только что двинул его в челюсть. Джейми крепко схватил юного лорда за плечо и встряхнул его так, что у мальчишки зубы лязгнули.

— Итак, слушай, — сказал он, отпуская пацана. Тот пошатнулся и внезапно сел, не удержавшись на ногах. Джейми сверху смотрел на парнишку, сидящего в грязи рядом с загоном для лошадей. Джейми только и делал в последние двадцать четыре часа, что так и эдак уговаривал его, приводя самые разнообразные доводы, — но теперь ему это надоело. — Я прекрасно понял все, что ты сказал. Но я тебе говорю, что ты пойдешь со мной. Я тебе объяснил, почему это необходимо, и больше повторять не намерен.

Лицо мальчишки исказилось от злости. Его не так-то легко было напугать, но тут Джейми подумал, что, наверное, этот граф и не привык к тому, чтобы с ним вот так обращался какой-то простолюдин.

— Я не пойду с тобой, — упрямо повторил мальчик. — Ты не можешь меня заставить! — Он встал, стиснув зубы, повернулся и пошел к дому.

Джейми выбросил вперед руку, схватил мальчишку за воротник и развернул к себе лицом. Заметив, что граф занес ногу, чтобы лягнуть его, он мгновенно сжал кулак и ткнул графа под ложечку. Глаза Вильяма выкатились, он согнулся вдвое, задыхаясь и держась за живот.

— Не лягайся, — мягко сказал Джейми. — Это признак невоспитанности. А что касается «заставить» — конечно же, я могу это сделать.

Лицо графа побагровело, его рот открывался и закрывался, как у перепуганной насмерть золотой рыбки. Шляпа свалилась с его головы, и капли дождя стекали по темным прядям его волос.

— Это очень хорошо, что ты хочешь остаться рядом с отчимом, — продолжил Джейми, стирая капли воды со своего собственного лица. — Это говорит о том, что ты любишь его, предан ему. Но ты ничем не можешь ему помочь, зато можешь заболеть сам, если останешься здесь. Поэтому ты тут не останешься. — Уголком глаза он заметил, как сдвинулась с места промасленная оленья шкура, закрывавшая окно, а потом и вовсе упала. Без сомнения, Клэр не могла понять, почему они не ушли давным-давно.

Джейми взял графа за руку (причем на этот раз мальчик не сопротивлялся) и подвел его к одной из оседланных лошадей.

— Садись, — спокойно сказал он, и, к его немалому удовольствию, мальчик неохотно сунул ногу в стремя и вскочил на спину лошади. Джейми подобрал шляпу графа и подал ему, после чего и сам сел в седло. Но, впрочем, ради простой предосторожности он держал поводья обеих лошадей, когда они тронулись наконец с места.

— Вы, сэр, — послышался за его спиной разъяренный, задыхающийся голос, — вы просто деревенщина!

Джейми одновременно хотелось и прикрикнуть на мальчишку, и расхохотаться, но он не сделал ни того, ни другого. Оглянувшись через плечо, он увидел, что Вильям тоже смотрит назад и уже весьма опасно накренился в седле, готовый вот-вот соскользнуть на землю.

— Даже и не пытайся, — посоветовал он мальчику, который мгновенно сел прямо и уставился на него. — Мне совсем не хочется привязывать твои ноги к стременам, но я это сделаю, если понадобится, будь уверен.

Глаза юного графа сузились, превратившись в сверкающие голубые щели, но он явно принял к сведению слова Джейми. Он по-прежнему сжимал челюсти изо всех сил, но его плечи слегка расслабились; он временно отступил, но это не означало, что он сдался.

Наконец-то они отправились в путь, и большую часть утра ехали молча, а дождь все моросил и моросил, стекая по их шеям и постепенно пропитывая плащи. Вилли, конечно, признал свое поражение, но далось ему это нелегко. Он продолжал угрюмо дуться, когда они спешились, чтобы перекусить, но по крайней мере без возражений принес воды и упаковал остатки продуктов, пока Джейми поил лошадей.

156
{"b":"11393","o":1}