ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вилли бросил на него непонимающий взгляд, потом посмотрел на чашку в своей руке.

— А! Да. Да, спасибо. Хороший напиток. Мне уже лучше. Во всяком случае, это не похоже на сушеные яблоки.

— Да уж, не похоже, — согласился Джейми, наклоняя голову, чтобы скрыть улыбку. — Ну, я думаю, к завтрашнему ужину мы сумеем раздобыть что-нибудь получше яблок. Если нам повезет — мы раздобудем форель.

— Форель? Мы будем рыбачить?

— А ты часто ловил рыбу в Англии? Я не думаю, что тамошние ручьи можно сравнить со здешними, но я знаю, что в районе озер есть хорошие места для рыбалки… по крайней мере, так мне говорил твой отец.

Джейми прикусил язык. Ну какого черта он спросил мальчишку об этом? Он же сам возил пятилетнего Вильяма ловить пятнистую форель на озере неподалеку от Эллесмера, когда работал в Англии по контракту. Он что, хочет, чтобы мальчик вспомнил?..

— Ох… да. Там очень здорово, на тех озерах, в самом деле… но на это ничуть не похоже. — Вилли неопределенно взмахнул рукой, показывая в сторону ручья. Лицо мальчика окончательно разгладилось, в глазах снова засветилось оживление. — Я никогда не видел вот таких мест. Это ничуть не похоже на Англию!

— Да, наверняка, — весело согласился Джейми. — А ты не скучаешь по Англии?

Вилли ненадолго задумался, а заодно допил остатки травяного чая.

— Нет, вряд ли, — ответил он наконец и решительно встряхнул головой. — Я иногда скучаю по бабушке, да еще по моим лошадям, а вообще — нет. Мне там только и приходилось заниматься, что учить уроки с гувернером, да танцевать, да зубрить латинский и греческий… ух! — Он наморщил нос, и Джейми расхохотался.

— Так тебе не нравятся танцы?

— Нет. Приходится же танцевать с девчонками. — Он, немного наклонив голову, бросил на Джейми взгляд из-под густых темных бровей. — А вы любите музыку, мистер Фрезер?

— Нет, — улыбаясь, ответил Джейми. — Но мне нравятся девушки. — А уж как будет нравиться девушкам вот этот парнишка, подумал Джейми, да он и сейчас должен вызывать у девочек немалый интерес, с его-то широкими плечами и длинными ногами, и с пушистыми длинными ресницами, что так загадочно прикрывают прекрасные голубые глаза…

— Ну да… А миссис Фрезер очень симпатичная, — вежливо сказал граф. И вдруг его рот неудержимо скривился. — Но вообще-то она выглядела очень смешно, когда ее лицо было перепачкано грязью.

— Догадываюсь. Выпьешь еще чашечку, милорд?

Клэр говорила, что эта смесь успокаивает; похоже, так оно и было, причем действовал отвар очень быстро. Пока они немножко поболтали об индейцах и их странных верованиях, глаза Вильяма уже начали слипаться, и он непрерывно зевал. Наконец Джейми протянул руку и забрал у графа пустую чашку; пальцы мальчика уже едва могли удержать ее.

— Ночь довольно холодная, милорд, — сказал он. — Не ляжешь ли ты рядом со мной, чтобы мы могли укрыться потеплее?

Ночь, конечно, была прохладной, но уж холодной ее никак нельзя было назвать. Однако Джейми угадал: Вилли горячо ухватился за предложение. Джейми не мог обнять лорда, чтобы утешить его; не мог и юный граф признать, что жаждет подобного утешения. Но двое мужчин могли, не смущаясь, лечь рядом, чтобы сохранить тепло.

Вилли мгновенно заснул, приютившись под боком Джейми. А Джейми еще долго лежал без сна, легко обняв сонное тело своего сына.

* * *

— Теперь вот эту маленькую, крапчатую возьми. Так, придержи пальцем, ага? — Джейми туго замотал нить вокруг крошечного комочка белой шерсти, как раз над пальцем Вилли, но, прихватив при этом стержень пера дятла, так что шерстинки вздыбились, трепеща под легким дуновением воздуха. — Видишь? Похоже на маленькую муху, которая пытается взлететь.

Вилли кивнул, сосредоточенно глядя на «муху». Под комочком шерсти скрывались два маленькие желтые перышка, изображавшие собой распростертые крылья насекомого.

— Да, понимаю… А что тут главное — цвет или форма?

— И то, и другое, но, думаю, дело скорее в очертаниях. — Джейми улыбнулся мальчику. — Но что действительно важно — так это то, насколько проголодалась форель. Если правильно выберешь время, то будь уверен: рыбы начнут хватать все без разбора, даже голый крючок. Если время неправильное — ты можешь сидеть на берегу, пока у тебя пупок не выскочит. Но это не относится к тем, кто ловит сетью; они-то всегда будут с удачей, а у рыбы не останется ни единого шанса.

Вилли не засмеялся — он вообще смеялся редко, — но улыбнулся и взял ивовую удочку с привязанной к тонкой бечеве новенькой «мухой».

— А сейчас время правильное, как вы думаете, мистер Фрезер? — Он чуть прищурился и всмотрелся в воду. Они стояли в тени раскидистых черных ив, но солнце пока что висело над самым горизонтом, и потому ручей отливал металлическим блеском.

— Да, форель обычно подкрепляется на рассвете и на закате. Видишь на воде рябины, вон там? Заводь просыпается.

— Вон те маленькие круги? Да. Так это рыба?

— Не совсем. Это выбираются на свет новые комары и мошки; они вылупливаются из личинок под водой и выскакивают на воздух — а форель вот-вот заметит их и явится перекусить.

И тут вдруг, совершенно внезапно, серебряная молния взметнулась в воздух и тут же с плеском скрылась под водой. Вилли задохнулся от изумления.

— А это рыба, — сказал Джейми, хотя в том не было ровно никакой необходимости. Он быстро пропустил нить через гнутые направляющие зажимы удочки и шагнул вперед. — Ну, теперь смотри.

Он отвел назад руку и напружинил запястье, качнув удилище взад-вперед, и с каждым движением удлиняя нить, а потом последовал резкий взмах — и леска взлетела в воздух, и в следующее мгновение пушистая «муха» уже плыла по воде, словно кружащее на месте насекомое. Он чувствовал на себе взгляд мальчика и порадовался тому, что бросок удался.

Он позволил приманке задержаться на месте мгновение-другое (смотреть на воду было трудно, отблески солнечных лучей слепили глаза), а потом начал осторожно подергивать нить. «Муха» тут же ушла под воду. Круг, оставшийся на месте ее погружения, еще не успел разойтись вширь, как Джейми снова резко дернул леску — и почувствовал ответный яростный рывок.

— Вы ее поймали! Вы ее поймали! — Он слышал голос Вилли, от волнения подпрыгивавшего на берегу рядом с ним, но его внимание сейчас было полностью поглощено борьбой с рыбиной.

На его удочке не было катушки; это была просто ветка с парой креплений и простой нитью. Джейми потянул удочку на себя, потом повел удилищем вперед, ослабив нить и одновременно перехватив ее другой рукой. И снова потянул на себя, преодолевая сопротивление, и снова отпустил немного…

Он ничего не видел среди ослепительных всплесков света и брызг, но его руки ощущали натяжение лески, и этого было более чем достаточно. Он чувствовал себя таким же полным жизни, как и форель, и он как будто уже держал ее в ладонях, бьющуюся и извивающуюся, и это было настоящей борьбой за свободу…

Свобода. Нить внезапно ослабла, а он еще мгновение-другое стоял неподвижно, продолжая ощущать вибрацию, толчки… и наконец глубоко вздохнул, опомнившись.

— Она удрала! О, вот ведь не повезло, сэр! — Вилли подобрался поближе к воде, держа свою удочку, и на его лице было написано искреннее сочувствие.

— Повезло этой рыбке, — усмехнулся Джейми, еще не остыв от схватки, и провел влажной ладонью по лицу. — Ну что, попробуешь, парень?

Он слишком поздно вспомнил, что вообще-то должен называть мальчика милордом, однако Вилли был слишком возбужден, чтобы заметить ошибку.

Сосредоточенно нахмурившись, Вилли отвел назад руку, всматриваясь в воду, и резко дернул запястьем, забрасывая приманку с крючком. Удилище выскользнуло из его пальцев и грациозно упорхнуло в воду.

Мальчик, разинув рот, уставился на него, а потом с отчаянием повернулся к Джейми, который надулся, как пузырь, изо всех сил стараясь удержать хохот. Юный лорд выглядел совершенно ошеломленным, он явно понял состояние Джейми, и ему это не понравилось, — но уже в следующее мгновение уголок его рта дернулся, хотя до настоящего веселья ему было ох как далеко. Он махнул рукой в сторону удочки, плывшей футах в десяти от берега.

159
{"b":"11393","o":1}