ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Другая рука Джейми сжалась чуть сильнее, вдавив металл серебряного кольца в мою плоть, напоминая мне о том, что осталось со мной. Я в ответ обхватила кулак Джейми и прижала его к своему сердцу. Дождь наконец хлынул по-настоящему, обрушив на нас крупные теплые капли, — но ни один из нас не тронулся с места.

Дождь превратился в ливень, занавесив сплошной вуалью воды берега, он шумно колотил по листьям, по палубе, по реке, на мгновение создав иллюзию нашей полной невидимости. Прохладный и мягкий, дождь омыл мою кожу, как бальзам, исцеляющий все раны и боль утрат.

Я почувствовала себя одновременно и ужасающе уязвимой, и абсолютно защищенной. И я знала — я всегда буду чувствовать себя так рядом с Джейми Фрезером.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

РЕЧНАЯ ИЗЛУЧИНА

Глава 10

Джокаста

Кросскрик, Северная Каролина, июнь 1767 года.

Поместье Речная Излучина располагалось на берегу реки Кейпфир, как раз над местом слияния двух рек, — которое, собственно, и дало название Кросскрику («Слияние ручьев»). Кросскрик оказался довольно большим городом, с шумной товарной пристанью и несколькими большими складами, выстроившимися вдоль воды. Когда «Салли-Энн» начала медленно пробираться мимо городских пристаней, лавируя между стоявшими на якорях судами, на нас навалился сильный смолистый запах, повисший над городом и рекой, насквозь пропитавший горячий, влажный, тяжелый воздух.

— Господи Иисусе, да это все равно, что дышать скипидаром! — задохнувшись, прохрипел Ян, когда на нас накатила очередная волна резкого запаха, сведя на нет наши попытки набрать в легкие свежего воздуха.

— А ты и в самом деле дышишь скипидаром, парень, — по лицу Этруклуса скользнула редкая для него улыбка, и тут же растаяла. Чернокожий кивком головы показал на баржу, привязанную канатами к сваям одного из причалов. Баржа была нагружена бочками; на многих бочонках нетрудно было заметить потеки густой черной жидкости, сочившейся сквозь стыки между досками. На других бочках, более крупных, виднелись клейма их владельцев, а под клеймами была выжжена на сосновой древесине большая буква «Т» — «терпентин».

— Да, все правильно, — подтвердил капитан Фриман. Он прищурился, спасая глаза от слишком ярких солнечных лучей, и медленно помахал рукой перед собственным носом, как будто это могло хоть в какой-то мере уменьшить пронзительную вонь. — В это время года здесь собираются из глубины штата сборщики смолы. Смола, деготь, скипидар — все это отправляется баржами в Велмингтон, а оттуда уже уходит на юг, в торговый порт Чарльстона.

— Не думаю, чтобы тут был один только терпентин, — усомнился Джейми. Он промокнул шею своим платком и показал на самый большой из складов, возле распахнутых дверей которого стояли по обе стороны солдаты в красных мундирах. — Чуешь, Сасснек?

Я осторожно втянула воздух. Да, действительно, в воздухе присутствовал еще какой-то запах… горячий, знакомый…

— Ром? — вопросительно произнесла я.

— И бренди, пожалуй. И еще немножко портвейна. — Длинный нос Джейми шевелился, чуткий, как у мангусты. Я удивленно уставилась на него:

— Эй, так ты не потерял чутье?

Двадцать лет назад он управлял винным делом своего двоюродного брата Джареда в Париже, и его уникальный нюх и чувствительность вкусовых пупырышков вызывали благоговейный восторг дегустаторов вина.

Джейми усмехнулся.

— Ну, полагаю, я и сейчас смогу отличить мозельское от лошадиной мочи, если ты все это сунешь прямо мне под нос. Но что-то мне кажется, что отличить скипидар от рома — невелик подвиг, а?

Ян хватил ртом воздуха — и тут же резко выдохнул его, закашлявшись.

— По-моему, ничем, кроме скипидара, не пахнет, — сообщил он, отчаянно тряся головой.

— Отлично, — ехидно сказал Джейми. — Значит, в следующий раз в качестве выпивки я тебе налью скипидара. Это, кстати, и обойдется намного дешевле. Тем более, — добавил он под смех, вызванный его словами у остальных, — я сейчас ничего другого и не могу себе позволить, кроме терпентина. — Он выпрямился, отряхивая и расправляя пальто. — Мы скоро будем на месте. Как я выгляжу, Сасснек, не слишком похож на нищего бродягу?

Видя, как играет солнце в его аккуратно расчесанных и связанных лентой волосах, глядя на его чеканный, медальный профиль, обрисованный ярким светом, я вообще-то подумала, что выглядит он просто ошеломляюще, — но в его голосе слышалась легкая озабоченность, и я отлично понимала, что было ее причиной. У него не было в кармане ни пенни, однако он не желал, чтобы хоть кто-то об этом догадался.

Я знала также, что ему совершенно не хотелось являться к дверям дома своей тетушки в качестве бедного родственника, — это слишком ранило его шотландскую гордость. И тот факт, что данная роль была ролью вынужденной, ничуть не облегчало положения дел.

Я внимательно осмотрела его. Сюртук, похожий на пальто, и жилет были, возможно, не слишком эффектными, но вполне приемлемыми, — это был дар кузена Эдвина; пошитые из весьма хорошего серого тонкого сукна, с отличной отделкой; пуговицы хотя и не серебряные, но и не деревянные или костяные, — это был сплав олова со свинцом, немного мрачноватый на вид, как было принято у преуспевающих квакеров.

Но в остальном в Джейми не было ничего, хотя бы отдаленно напоминающего квакеров, тут же подумала я. Льняная рубашка, правда, была довольно грязной, но если Джейми плотно застегнется, никто этого и не заметит, а недостаток пуговиц на жилете с успехом маскировался пышным водопадом кружевного жабо, — единственным экстравагантным предметом гардероба, который позволил себе Джейми.

С чулками был полный порядок: бледно-голубой шелк, ни одной заметной дырки. Белые льняные бриджи плотно облегали ноги, но не… не так, чтобы уж совсем неприлично, и были в достаточной мере чистыми.

Вот только обувь несколько портила общее благоприятное впечатление; мы не успели найти ему что-нибудь изысканное. Ботинки Джейми были вполне доброкачественными и крепкими, и я приложила все усилия, чтобы скрыть при помощи смеси сажи и жира все потертые места, — но все равно это были фермерские башмаки, а не туфли джентльмена, — на толстой подошве, из грубо выделанной кожи, со скромными пряжками из рога. Впрочем, я сильно сомневалась в том, что тетушка Джокаста первым делом начнет рассматривать ноги Джейми.

Я приподнялась на цыпочки, чтобы поправить ему жабо, и заодно смахнула едва заметную пылинку с его плеча.

— Все будет в порядке, — прошептала я с улыбкой. — Ты великолепен.

Он сначала испуганно вздрогнул, но тут же его мрачное лицо расслабилось и расцвело улыбкой.

— Это ты великолепна, Сасснек, — он наклонился и поцеловал меня в лоб. — Светишься, как наливное яблочко; очень аппетитно! — Он выпрямился, посмотрел на Яна и вздохнул. — А вот что касается Яна, то его, пожалуй, можно будет представить как крепостного, купленного для того, чтобы пасти свиней.

Ян принадлежал к тем людям, одежда на которых, вне зависимости от ее первоначального вида и качества, моментально начинала выглядеть так, как будто они только что вытащили ее из старой мусорной кучи. К тому же половина его волос успела выбиться из-под новой зеленой ленты, один костлявый локоть торчал в прорехе рукава — а рубашка-то была новой; что же касается манжет, то они успели украситься серыми полосками грязи у запястий.

— Капитан Фриман сказал, нам тут недалеко добираться, просто рукой подать! — воскликнул Ян. Его глаза сияли от радостного волнения, и он то и дело перегибался через поручни, чтобы получше видеть, скоро ли мы наконец выберемся из этой толкотни. — Как ты думаешь, мы успеем к ужину?

Джейми оглядел своего племянника с явным и нескрываемым неудовольствием.

— Мне что-то кажется, тебя усадят где-нибудь в углу кухни, вместе с собаками. У тебя что, вообще нет сюртука, Ян? Или гребешка, чтобы привести в порядок волосы?

— Ой, ну… — откликнулся Ян, рассеянно оглядываясь по сторонам, как будто ожидал, что названные предметы сами собой возникнут где-нибудь по соседству. — У меня есть с собой сюртук. Где-то там… мне кажется.

52
{"b":"11393","o":1}