ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— В самом деле? Насколько я понимаю, сейчас у нас времени достаточно, так что предлагаю вам изложить все безотлагательно, — твердо произнес Джейми, и я услышала, как слегка щелкнули его зубы, когда он произнес свое «безотлагательно».

— Почему бы тебе не сесть сначала, племянник? — подала голос Джокаста, делая величественный жест тонкой рукой. — В двух словах этого не расскажешь, а у нас ведь был довольно утомительный день, не так ли?

Тут же прямо из воздуха материализовался Юлисес с льняной простыней, перекинутой через руку; он торжественно накрыл этой простыней стул и жестом показал Джейми, что тот может сесть.

Джейми, прищурившись, обозрел дворецкого… но день был и в самом деле утомительным; я отлично видела под сажей на руках Джейми водяные мозоли, а струйки пота промыли относительно чистые дорожки на его лице и шее. Он медленно опустился на предложенный ему стул и позволил вложить в свою руку серебряную чашку.

Точно такая же чашка волшебным образом вдруг очутилась и в моей руке, и я улыбкой поблагодарила дворецкого. Конечно, мне не пришлось перетаскивать с места на место обгорелые бревна, но долгая верховая езда по жаре окончательно вымотала меня.

Я сделала большой глоток, довольная до невозможности; это был чудесный прохладный сидр, он чуть-чуть пощипывал язык и мгновенно утолял жажду.

Джейми тоже основательно приложился к чашке и немного успокоился.

— Итак, мистер Кэмпбелл?

— Это касается Британского Военно-морского флота, — начал Кэмпбелл, и Джокаста фыркнула.

— Вы хотели сказать, это касается лейтенанта Вульфа, — уточнила она.

— Ну, в данном случае это одно и то же, Джо, и тебе это отлично известно, — с некоторой резкостью отозвался мистер Кэмпбелл. И повернулся к Джейми, чтобы приступить к подробным объяснениям.

Джокаста уже говорила нам, что большая часть доходов Речной Излучины получается от продажи лесоматериалов и продуктов переработки смолы, и что самый крупный и наиболее надежный покупатель этого товара — Британский Военно-морской флот.

— Но Военно-морской флот нынче не тот, что был прежде, — сказал мистер Кэмпбелл, с сожалением качая головой. — Во время войны с Францией флотские изо всех сил старались поддерживать боевую форму, и любой человек, имеющий надежную лесопилку, был богачом. Но в последние десять лет царит мир, и корабли гниют без дела, — Адмиралтейство уже пять лет не обновляло кили, например. — Мистер Кэмпбелл вздохнул над печальным для экономики мирным периодом.

Но все же Военно-морскому флоту Великобритании требовались такие вещи, как смола и скипидар, и рангоутное дерево, — для того, чтобы хотя бы удержать давшие течь суда наплаву, да и смоляной вар всегда находил покупателей. Тем не менее рынок ныне стал слишком тесен, и военные моряки могли капризничать и ломаться, выбирая того владельца плантации, которому давали большой заказ.

Адмиралтейство предъявляло весьма высокие требования к качеству продукции, их столь желанные для всех контракты заключались только на одну четверть года, а потом должны были возобновляться — после инспекторского осмотра места работ и продукции и одобрения их старшим офицером, в данном случае — Вульфом.

Хотя с Вульфом всегда было трудно управиться, тем не менее Гектор Камерон всегда находил искусные ходы, — но потом он умер.

— Гектор пил с ним, — сдержанно вставила Джокаста. — А когда лейтенант уезжал, у него в седельной сумке всегда лежала бутылка, ну, и еще кое-что, кроме нее.

Я поняла, что смерть Гектора Камерона тяжело отразилась на делах плантации и поместья.

— Но вообще дело не только в том, что взяток стало меньше, — сказал Кэмпбелл, бросая осторожный взгляд на Джокасту. И тщательно прокашлялся, прежде чем продолжить рассказ.

Оказалось, что лейтенант Вульф явился выразить свои соболезнования вдове Гектора Камерона по поводу смерти ее супруга, по всей форме — в парадном мундире, в сопровождении двух своих подчиненных. Но уже на следующий день он вернулся один — с предложением руки и сердца.

Джейми, захваченный этим сообщением на середине глотка, подавился своим виски.

— Этого человека не моя персона интересовала, — резко сказала Джокаста, впервые вмешавшись в рассказ. — Ему нужна была моя земля.

Джейми мудро отказался от комментариев, однако посмотрел на свою тетушку с совершенно иным выражением; его явно заинтересовало услышанное.

Да, подоплека всех сегодняшних событий стала совершенно ясной, и я подумала, что Джокаста, скорее всего, права, — Вульф жаждал завладеть доходным имением, учитывая, что контракты с военными моряками, полученные при его помощи, могут сильно увеличить доходы производства и плантаций. И в то же время, сама Джокаста Камерон была отнюдь не той женщиной, которая не способна привлечь мужчину.

Слепая или нет, но она была поразительно эффектна. И дело не ограничивалось просто красотой лица и тела, нет; она излучала некую жизненную силу, заставлявшую вспыхивать даже такой старый пень, как Фархард Кэмпбелл, стоило тому оказаться рядом с Джокастой.

— Наверное, этим и объясняется столь отвратительное агрессивное поведение лейтенанта Вульфа во время ленча, сказала я, охваченная любопытством. — Ярость оскорбленно женщины самого черта напугает… но ведь и мужикам не нравится, когда их посылают подальше.

Джокаста повернулась ко мне, словно испугавшись, — думаю, она просто забыла о моем присутствии, — но Фархард Кэмпбелл расхохотался.

— Да уж, им это не нравится, миссис Фрезер, — заверил он меня, моргая глазками. — Мы очень хрупкие существа, бедны мужчины; а вы, дамы, играете нашими чувствами и привязанностями, и иной раз сильно при этом рискуете.

Джокаста совсем не по-дамски фыркнула в ответ на эти слова.

— Чувства, как же! — сказала она. — Да этот человек вообще не имеет никаких чувств и привязанностей, кроме привязанности к бутылке.

Джейми, похоже, уловил что-то для себя интересное в словах мистера Кэмпбелла.

— Ну, раз уж мы заговорили о чувствах, тетя, — сказал он подчеркнутым смирением в голосе, — то могу ли я поинтересоваться вашим отношением вот к этому конкретному другу?

Мистер Кэмпбелл ошеломленно вытаращил глаза.

— У меня дома жена, сэр! — сухо произнес он. — И восемь детей, старший из который ненамного моложе вас самого, сэр. Но я был знаком с Гектором Камероном более тридцати лет, и я сделаю все, что в моих силах, для его жены, — ради нашей с ним дружбы… и ради нее самой.

Джокаста положила пальцы на его руку и повернулась к Кэмпбеллу лицом.

Если она и не могла больше выражать свои мысли глазами, она отнюдь не забыла о том, какой эффект можно произвести, просто опустив ресницы.

— Фархард оказал мне неоценимую помощь, Джейми, — сказала она с легким порицанием в голосе. — Без него я просто не смогла бы управиться со всеми делами после смерти бедного Гектора.

— О, да! — откликнулся Джейми — всего лишь с легким намеком на скептицизм в тоне. — И я уверен, я должен быть вам точно так же благодарен, как и моей тетушке, сэр. Но я все равно не понимаю, какую роль отвели мне за тем столом?

Кэмпбелл громко хмыкнул и продолжил рассказ.

Джокаста наотрез отказала лейтенанту, сделала вид, что полностью обессилена тяжелой утратой, и заперлась в своей спальне, откуда и не выходила до тех пор, пока лейтенант Вульф не закончил свои дела в Кросскрике и не отбыл в Велмингтон.

— В тот раз всеми вопросами по контракту занимался Бирнес, и очень многое напутал, — вставила Джокаста.

— А, да, мистер Бирнес, невидимый надсмотрщик. А где он был сегодня утром?

В этот момент появилась горничная — с тазом теплой душистой воды и полотенцем. Не говоря ни слова, она опустилась на колени возле стула, на котором сидел Джейми, и, взяв его руку, начала осторожно отмывать с нее сажу. Джейми сначала несколько удивился такому вниманию, но он был слишком увлечен разговором, чтобы прогнать усердную работницу.

По лицу Кэмпбелла проскользнула сухая улыбка.

60
{"b":"11393","o":1}