ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Веселье в кругу пьяниц начало утихать. Один из мужчин встал и, пошатываясь, вышел из вигвама. Еще двое улеглись на шкуры у костра, явно засыпая.

— А это? — спросила я, показывая старой леди опал. — Вы это видели? Этот камень принадлежал ему?

Красивая Женщина протянула руку, словно хотела коснуться камня, но тут же отпрянула.

— Есть такая легенда, — негромко сказала девушка, не сводя глаз с камня. — Говорят, у волшебных змей в головах спрятаны камни. Если ты убьешь такую змею и заберешь камень, он даст тебе большую силу. — Она неловко поерзала на месте, и я без труда представила, какого размера должна быть змейка, чтобы в ее голове поместился такой вот камень…

Старая леди вдруг снова заговорила, кивком указав на опал. Девушка подпрыгнула от неожиданности, но покорно перевела слова бабушки.

— Это его камень, — сказала она. — Он называл его ти-ка-ба.

Я вопросительно посмотрела на переводчицу, но та покачала головой.

— Ти-ка-ба, — повторила она, тщательно выговаривая каждый слог. — А это не английское слово?

— Нет, — ответила я.

Закончив рассказ, старая леди поудобнее устроилась на своем сиденье из мехов и задумчиво посмотрела на меня. Ее взгляд ненадолго задержался на амулете Наявенне.

— Почему он заговорил с тобой? Почему он дал тебе это? — Она кивнула на мою руку, и я невольно сжала пальцы, как бы желая спрятать опал.

— Я не знаю, — сказала я… но старуха застала меня врасплох; я не успела что-нибудь сделать со своим лицом.

Она вперила в меня пронзительный взгляд. Она знала, что я лгу, ладно, хорошо… никогда я врать не умела… но разве я могу сказать ей правду? Сказать, что Зубы Выдры — как бы его ни звали на самом деле — был человеком другого времени? И что все его пророчества сбудутся…

— Я думаю, может быть, он был… ну, моим родственником, — выговорила я наконец, думая о том, что рассказывала мне Полина о духах предков их племени. Сейчас незачем было гадать, откуда — или когда — он явился; но я предположила, что он должен быть или предком, или потомком. Если не моим, то кого-то вроде меня.

Тевактеньёнх, услышав это, выпрямила спину и посмотрела на меня с немалым удивлением. Потом удивление в ее взгляде угасло, она кивнула.

— Он послал тебя ко мне, чтобы ты все это услышала, — уверенно заявила она. — Мой брат говорит, что мы не должны рассказывать об этом человеке; мы должны забыть его. Но никакой человек не забыт, пока есть под небом хотя бы двое живых. Один — чтобы рассказывать истории, другой — чтобы их слушать. Вот так.

Она коснулась моей руки, но так, чтобы не задеть камень. На ее черных глазах выступили слезы — должно быть, от едкого табачного дыма.

— Я — один человек. Ты — второй. Он не забыт.

Старуха повернулась к девушке, и та бесшумно поднялась, чтобы принести нам еду и питье.

Когда я наконец встала, чтобы вернуться в тот вигвам, в котором нас поселили, я посмотрела на пьяную компанию: Земляной пол вокруг костра был усеян храпящими телами, а бочонок из-под виски, опустевший, валялся на боку. Два Копья мирно дрых, лежа на спине, и по его морщинистому лицу бродила счастливая улыбка. Девушка, Ян и Джейми исчезли.

Впрочем, Джейми просто стоял снаружи, ожидая меня. Его дыхание поднималось белым облачком над его головой, и запахи виски и табака растекались от его пледа, насыщая ночной воздух.

— Ты, похоже, неплохо повеселился, — сказала я, беря его под руку. — Ну и как, наши дела продвинулись?

— Думаю, да — Мы пошли бок о бок через большую центральную поляну деревни к нашему длинному вигваму. — Вроде бы все прошло неплохо. Ян был прав, благослови его Господь; теперь, когда они убедились, что от этого маленького бочонка ничего плохого не случилось, пожалуй, они могут решить, что пора заключить сделку.

Я посмотрела на длинный ряд вигвамов, на поднимавшиеся над ними облака дыма, на свет костров, сочившийся сквозь завешенные шкурами входные отверстия. Был ли Роджер сейчас в одном из этих домов? Я машинально подсчитала, как делала это каждый день… семь месяцев. Земля начинала оттаивать. Если мы половину пути проделаем по реке, мы может добраться до дома за месяц, самое большее — за шесть недель. Да, если мы отправимся в ближайшие дни, мы можем успеть вовремя.

— А ты, Сасснек? Ты, похоже, весьма горячо обсуждала что-то с той старой леди. Она что-нибудь знает о камне?

— Да. Идем внутрь, я тебе расскажу.

Он поднял шкуру, закрывавшую вход, и мы вошли в вигвам, и опал лежал в моей ладони — тяжелый, солидный. Индейцы не понимали, что значило его название, почему «колдун» называл его так… но я поняла. Человек по имени Зубы Выдры, явившийся, чтобы начать войну, чтобы спасти коренное население Америки… человек с серебряными пломбами в зубах. Да, я поняла, что значило «тика-ба».

Ticket back.

Его неиспользованный обратный билет. Мое наследство.

Глава 58

Возвращение лорда Джона

Речная Излучина, март 1770 года

Федра принесла платье, одно из запасов Джокасты, — желтое шелковое, с очень пышной юбкой. — Сегодня вечером у нас компания соберется получше, чем этот старый мистер Купер или адвокат Форбс, — с немалым удовлетворением сообщила Федра. — У нас будет самый настоящий лорд, так что как насчет вот этого?

Она разложила на кровати огромную груду ткани и начала разбирать кучу разнообразных мелочей, доставленных в спальню вместе с платьем, инструктируя при этом Брианну, как сержант новобранца.

— Вот, смотрите, тут расшнуровывается, и вы наденете вон тот ваш корсет… Вам нужно что-то потуже, чтобы животик ваш спрятать. Без корсета никто не ходит, разве что какие-нибудь голодранки из глуши. Ваша тетушка хоть и слепая, как летучая мышь, а все равно все замечает… все замечает! Так, потом наденете вот эти чулочки и подвязочки… правда, они чудо как хороши? Мне всегда нравилась эта пара с этими вот маленькими листочками хмеля… так, а потом сорочка, а потом…

— Что за лорд? — Брианна взяла протянутый ей корсет и нахмурилась, рассматривая его. — Господи, из чего это он сделан? Из китового уса?

— Ух… Да уж не из дешевой оловянной проволоки или из железа, его ведь для мисс Джо заказывали. — Федра шныряла по комнате, как терьер, хмурясь и бормоча себе под нос: — Да куда же эта подвязка подевалась?

— Мне это не нужно. А что это за лорд приезжает?

Федра выпрямилась, уставившись на Брианну поверх волн желтого шелка.

— Вам это не нужно? — с осуждающим видом переспросила она. — Это с вашим-то животиком, с шестью-то месяцами? Да вы что себе думаете, барышня, что спуститесь к обеду прямо вот так, животом вперед, и чтобы его лордство смотрел на вас через свое пенсне и хихикал?

Брианна не смогла сдержать улыбку, услышав столь яркое описание грядущих событий, но тем не менее ответила с предельной сухостью:

— А какая, собственно, разница? Все равно вся округа уже знает, что я жду ребенка И я не удивлюсь, если этот священник… как его, мистер Армстон, да? … если он решит упомянуть меня в своей проповеди перед прихожанами.

Федра коротко хохотнула.

— Он и упомянул, — сообщила она. — Два воскресенья назад. Так были Микки и Друсус, и они решили, что это было забавно. Но ваша тетушка так не думает. Она хотела заставить адвоката Форбса привлечь этого преподобного Армстона за клевету, а он сказал, что никакая это не клевета, а чистая правда.

Брианна уставилась на горничную.

— И что же он говорил обо мне?

Федра покачала головой и снова принялась копаться в многочисленных мелких деталях туалета.

— Ну, вам это не захочется знать, — мрачно произнесла она — Но уж поверьте, это совсем не одно и то же… мало ли что там вся округа знает, это же не то, чтобы вы вдруг явились в столовую, выпятив живот, как будто нарочно, чтобы у его лордства уж точно никаких сомнений не осталось… так что надевайте-ка корсет.

Она сказала это таким тоном, что спорить явно не имело смысла. Брианна неохотно втиснулась в жесткий каркас, и, сдерживая дыхание, терпела, пока Федра зашнуровывала его. Талия Брианны все еще оставалась вполне стройной, а выпуклость впереди легко могла быть замаскирована пышными складками и воланами юбки, тем более, что под платье придется надеть еще и панталоны со складочками и оборочками, и нижнюю юбку…

117
{"b":"11394","o":1}