ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Она — дитя ведьмы, — продолжила Лагхэйр. — И вы все это прекрасно знаете, все вы! — Она обвела взглядом всех находившихся в комнате, внимательно всмотревшись в смущенные лица. — Им следовало сжечь ее мамашу там, в Крэйнсмуре, хотя бы и за те любовные чары, которые она бросила на Джейми Фрезера. Ай, говорю же вам — будьте поосторожнее с этой особой, которую вы же сами и привели в свой дом!

Брианна резко, громко хлопнула ладонью по столу, заставив всех присутствующих вздрогнуть.

— Чертово вранье, — громко сказала она. Она чувствовала, как кровь приливает к ее лицу, но ей было на это наплевать. Все глаза уставились на нее, все рты были разинуты, но Брианна не желала замечать никого, кроме Лагхэйр Маккензи. — Чертово вранье, — повторила она и ткнула пальцем в Лагхэйр. — Уж если им и стоит поосторожнее отнестись к кому-то, так это именно к тебе, убийца!

Рот Лагхэйр открылся куда шире, чем у остальных, но она не издала ни звука.

— Ты ведь далеко не все рассказала им о Крэйнсмуре, не правда ли? Моей матери следовало бы это сделать, но она промолчала. Она подумала, что ты просто была слишком молода и не понимала, что делаешь. Да только это не так, все ты прекрасно понимала, да?

— О чем это она… — слабым голосом пискнула Дженни. Джейми-младший бешено сверкнул глазами на отца, который стоял, выпрямившись, как шест, и неотрывно смотрел на Брианну.

— Она пыталась убить мою мать, — заявила Брианна, с трудом справляясь с собственным голосом; он дрожал и срывался, но девушка упрямо продолжала говорить. — Пыталась, ведь ты не станешь этого отрицать? Ты сказала маме, что Джейлис Дункан больна и зовет ее к себе… ты знала, что она обязательно пойдет, она всегда ходила к больным, кем бы они ни были, она же врач! Ты знала, что власти собираются арестовать Джейлис Дункан за колдовство, и что если моя мама в нужный момент окажется там, ее тоже схватят! Ты надеялась, что ее сожгут, и тогда он достанется тебе… Джейми Фрезер!

Лагхэйр побелела, как снег, вплоть до губ, а ее лицо выглядело окаменевшим. Даже из глаз, казалось, ушла жизнь, они стали пустыми и тусклыми, как старые мраморные шарики.

— Я чувствовала, что ведьма наложила на него свою руку, — прошептала она. — Я это постоянно ощущала, лежа рядом с ним в постели. Она лежала между нами, а ее рука касалась его тела… и он постоянно дергался и кричал во сне… Она действительно ведьма, и я всегда это знала!

В гостиной наступила тишина, только горящий торф чуть слышно шипел, да какая-то маленькая пташка нежно и мелодично распевала за окном. Наконец Хобарт Маккензи слегка шевельнулся, потом наклонился к сестре и взял ее за руку.

— Идем-ка отсюда, a leannan, — негромко сказал он. — Тебе лучше сейчас быть дома, я тебя провожу. — Он кивнул Яну, и тот кивнул в ответ, и видно было, что он и сожалеет о случившемся, и сочувствует Хобарту.

Лагхэйр позволила брату вывести себя из гостиной, но на пороге вдруг остановилась и обернулась. Брианна сидела совершенно неподвижно; она чувствовала, что не смогла бы пошевелиться, даже если бы очень захотела.

— Если ты дочь Джейми Фрезера, — громко сказала Лагхэйр холодным, ровным голосом, — а это вполне может быть, учитывая твою внешность… то знай вот что. Твой отец — настоящий обманщик и подлец, дешевка и сводник. Лучше бы ты родилась от кого угодно, только не от него. — Тут Хобарт с силой дернул ее за рукав, и дверь за ними захлопнулась.

Гнев, переполнявший ее, внезапно схлынул, и Брианна почти упала головой на собственные ладони, распластанные по столу… и ощутила под пальцами твердые бугорки жемчужин. Волосы девушки распустились, и густые пряди скрыли лицо.

Брианна закрыла глаза, она чувствовала себя совершенно больной, ее тошнило, ей казалось, что над ней нависла некая неведомая угроза… а потом чья-то рука коснулась ее головы, ласково и осторожно отведя назад волосы.

— Он и сейчас ее любит, — прошептала Брианна, скорее обращаясь к самой себе, чем к кому-либо еще. — Он никогда ее не забывал.

— Конечно, он ее не забывал.

Брианна открыла глаза и увидела в шести дюймах от себя длинное лицо и добрые карие глаза Яна. Широкая натруженная ладонь легла на ее пальцы, теплая и крепкая, — большая рука, даже больше, чем ее собственная.

— И мы тоже, — добавил Ян.

— Может, хочешь еще немножко, кузина Брианна? — Джоан, жена Джейми-младшего, улыбнулась ей через стол, указывая сервировочной лопаткой на остатки гигантского крыжовенного пирога, лежавшие на плоском блюде.

— Спасибо, нет. Я больше ни кусочка проглотить не могу, — сказала Брианна, тоже улыбаясь. — Ужасно объелась!

Эти слова заставили Мэтью и его младшего братишку Генри громко захихикать, но, увидев обращенный к ним буравящий взгляд дедушки, оба тут же замолчали. Однако Брианна, окинув взглядом сидевших за столом, заметила, что все они с трудом сдерживают смех, — от взрослых до самых маленьких; похоже, ее небрежное высказывание всем показалось невероятно забавным.

Но за этим скрывалось что-то еще, поняла Брианна. И дело было не в ее неординарной одежде, и не в том, что здесь редко появлялись новые люди, подумала она… пусть даже очень странные новые люди. Нет, причина была иной; все члены этой большой семьи чему-то радовались, и эта радость насыщала воздух гостиной, как электрические разряды.

Лишь после того, как заговорил Ян, девушка поняла причину их радостного настроения.

— Мы даже и не подозревали, что у Джейми есть свои дети, — с улыбкой сказал Ян, сидевший на другом конце стола, и в его голосе было столько тепла, что им можно было бы растопить ледяную глыбу. — Но ты ведь его никогда не видела, правда?

Брианна покачала головой, проглотив последнюю крошку пирога, и невольно расплылась в улыбке. Вот оно в чем дело, подумала девушка, они радуются не за нее саму, а за своего любимого Джейми. Они любили его и были счастливы тем, что у него есть дочь.

И когда Брианна осознала это, на ее глаза навернулись слезы. Обвинения Лагхэйр потрясли ее, будучи совершенно дикими и безобразными, и теперь ей было бесконечно приятно слышать, что для людей, хорошо его знавших, Джейми Фрезер не был ни лжецом, ни непорядочным человеком; он был и в самом деле таким, каким его считала Клэр.

Решив, что слезы Брианны вызваны тем, что она подавилась, Джейми-младший хлопнул ее по спине, от чего девушка и в самом деле чуть не задохнулась.

— Так теперь ты напишешь дяде Джейми, сообщишь, что приехала к нам? — спросил он, не обращая внимания на ее кашель и покрасневшее лицо.

— Нет, — хрипло ответила она. — Я не знаю, где он.

Роскошные брови Дженни взлетели вверх.

— А, но я знаю… более или менее. Если ты и вправду ничего больше не хочешь, пойдем со мной, девочка. Я тебе дам почитать его последнее письмо.

Брианна выбралась из-за стола и поспешила за Дженни, но вдруг остановилась у порога комнаты. Она уже и прежде заметила краем глаза картины, висевшие на стенах гостиной, но не присматривалась к ним внимательно, захлестнутая бурными чувствами и стремительным ходом событий. Но теперь она увидела одну из них.

Два маленьких мальчика с огненно-красными волосами, ужасно серьезные, в килтах и жакетах, в белых рубашках с оборками, казавшихся просто ослепительными на фоне темной шкуры огромного дога, сидевшего рядом с ними. Собака свесила язык, и на ее морде была написана терпеливая скука.

Старший из мальчиков был высок и хорош собой; он смотрел прямо перед собой, гордо вскинув голову, одна его рука лежала на голове собаки, а другой он обнял за плечи младшего брата, словно защищая его.

Брианна долго смотрела именно на младшего мальчика. Его личико было круглым, нос — курносым, щечки походили на румяные яблочки. Большие голубые глаза, слегка раскосые, смотрели из-под яркой шапки волос, уложенных с неестественной аккуратностью. Поза его была слишком напряженной и официальной, в классическом стиле восемнадцатого века, но тем не менее было что-то в этой крепкой маленькой фигурке, заставившее Брианну улыбнуться и, протянув руку, дотронуться пальцем до лица мальчика.

13
{"b":"11394","o":1}