ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Маккензи сидел, съежившись, по другую сторону погасшего костра, не обращая внимания на усиливавшийся холод. Он обхватил руками колени и задумчиво склонил голову. И не замечал, что Джейми наблюдает за ним.

Фрезеру не слишком хотелось это признавать, но парень все же явно был сделан на славу. Длинные голени, очень широкие плечи… он мог бы неплохо владеть мечом. И он был высоким, как все Маккензи из Леоха… а почему бы и нет, подумал вдруг Джейми. Этот парень был ведь потомком Дугала, хотя и через несколько поколений.

Джейми вдруг понял, что эта идея одновременно и тревожит, и успокаивает его. Да, он убивал людей, когда приходилось, и в основном их духи не слишком-то мешали ему спокойно спать по ночам, они не являлись к нему, дребезжа костями. Но смерть Дугала была одной из тех немногих смертей, которые он переживал снова и снова, и видел ее во сне, и просыпался, обливаясь потом, слыша те последние едва различимые слова Дугала… они звенели в его ушах, они гудели в его крови…

Но ведь тогда не было ни малейшей возможности выбора; убить или быть убитым — вот и все, ничего больше. И все же, все же… Дугал Маккензи был его приемным отцом, и, если быть честным до конца, часть его души любила этого человека…

Да, было что-то утешающее в мысли, что хотя бы малая часть Дугала осталась в этом мире. Но вот другая часть наследия семейки Маккензи вызывала далеко не слабое беспокойство. Джейми ведь видел глаза этого парня… сразу, как только очнулся, — зеленые, настороженные… и на секунду у него в брюхе все сжалось в тугой комок, потому что он подумал о Джейлис Дункан.

Уж так ли ему хотелось, чтобы его дочь связала свою жизнь с отродьем ведьмы? Джейми снова осторожно всмотрелся в Роджера Может, это и к лучшему, если ребенок Брианны — не от этой крови…

— Брианна, — сказал вдруг Маккензи, поднимая голову от колен. — Где она сейчас?

Джейми вздрогнул, и тут же его правую руку пронзила острая, режущая боль, заставив его облиться потом.

— Где? — повторил он. — В Речной Излучине, со своей тетушкой. Она там в безопасности, за ней присматривают. Сердце у него забилось так, что удары громом отдавались в ушах. Господи, этот человек что, умеет читать мысли? Или .он ясновидящий?

Зеленые глаза посмотрели на него в упор, в полутьме они казались почти черными.

— Почему ты взял с собой Клэр, а не Брианну? Почему она не пришла с тобой?

Джейми одарил Роджера ответным холодным взглядом. Ну, с этим они разберутся, умеет он там читать мысли или нет… Если нет — то последнее, что он станет сейчас сообщать Маккензи, так это правда; для нее время еще не настало… если вообще когда-нибудь настанет.

— Я бы и Клэр постарался оставить дома, если бы думал, что мне это удастся. Она черт знает как упряма Даже если бы я связал ее по рукам и ногам, мне бы все равно не удалось удержать ее на месте.

Что-то странное промелькнуло в глазах Маккензи… сомнение? Или боль?

— Мне бы и в голову не пришло, что Брианна — из тех девушек, которые обращают слишком много внимания на слова отца, — сказал он. И… да, в его голосе прозвучала именно боль, и еще — что-то вроде ревности.

Джейми слегка расслабился. Ничего он не читает…

— Не думал? Ну, тогда, может быть, ты не слишком-то хорошо ее знаешь, — сказал он. Сказал вполне вежливо, но с тем легким оттенком язвительности в тоне, который мог бы заставить человека определенного склада тут же вцепиться ему в глотку.

Но Маккензи был не таким человеком. Он просто выпрямился и глубоко вздохнул.

— Я хорошо ее знаю, — ровным тоном произнес он. — Она моя жена.

Джейми тоже выпрямился — и тут же стиснул зубы от нового приступа боли.

— Черта с два она твоя жена.

Темные брови Маккензи при этих словах сошлись у переносицы.

— Мы с ней обручились. Разве она тебе не сказала?

Она и в самом деле не сказала… впрочем, Джейми и не дал ей возможности рассказать об этом. Он был слишком взбешен мыслью, что его дочь сама легла в постель с мужчиной, а потом сделала из него дурака, заявив об изнасиловании… да, он был обуян гордыней, как Люцифер, и страдал точно так же, как тот великий дьявол… он желал, чтобы его дочь была безупречной во всем, а она оказалась просто человеком, как и он сам…

— Когда? — спросил он.

— В начале сентября, в Велмингтоне. Когда… то есть как раз перед тем, как я уехал.

Роджер признался в этом с явной неохотой, и сквозь черную вуаль чувства вины Джейми увидел отражение точно такого же чувства на лице Маккензи. Ну, каждый получает то, что заработал, бешено подумал он. Если бы этот ублюдок не оставил Брианну одну…

— Она мне не говорила.

Теперь он отчетливо видел во взгляде Маккензи боль и сомнение. Этот человек испугался, что Брианна его не хочет… ведь если бы она его хотела, она бы приехала вместе с отцом. Джейми слишком хорошо знал, что никакая сила ни на земле, ни под землей не смогла бы оторвать от него Клэр, если бы она думала, что ему грозит какая-то опасность… и тут же его снова сжало страхом; куда она могла подеваться?

— Наверное, она подумала, что ты не принял бы обручение в качестве формы законного брака, — тихо сказал Маккензи.

— А может быть, она сама не отнеслась к этому всерьез, — безжалостно предположил Джейми. Он вполне мог избавить Роджера от части сомнений, сказав ему часть правды… что Брианна не могла приехать, потому что ждет ребенка, но он был не в том настроении, чтобы проявлять милосердие.

Теперь уже совсем стемнело, но Джейми все равно видел, как вспыхнуло лицо Маккензи при этих его словах, как его руки стиснули драную оленью шкуру…

— Похоже, так и есть, — только и сказал Роджер. Джейми закрыл глаза и надолго замолчал. Темнота сгущалась в хижине, холод становился все злее…

Глава 61

В должности священника

В воздухе висел запах гари. Мы прошли совсем близко от кострища, и я не удержалась от того, чтобы глянуть уголком глаза на кучу обгорелых обломков, остатков дров, чьи обугленные концы, словно инеем, покрылись белым пеплом. По крайней мере, я надеялась, что это именно дрова. И боялась присмотреться внимательнее.

Я поскользнулась на замерзшей земле, и кто-то из моих сопровождающих подхватил меня под руку. Без каких-либо комментариев меня потащили к отдаленной хижине, возле которой стояли на страже два воина, и я невольно наклонила голову, потому что прямо в лицо мне дунул холодный ветер, несший частицы золы и пепла.

Я не спала и с вечера не съела ни крошки, хотя мне и предлагали еду. Ноги у меня замерзли, пальцы рук просто заледенели. В длинном вигваме на другой стороне деревни непрерывно звучали пронзительные причитания, но их то и дело заглушал еще более громкий напев ритмичной песни смерти. По кому там справляли тризну индейцы, по сгоревшей девушке или по кому-то еще? Меня передернуло при этой мысли.

Стражи посмотрели на меня и отступили в сторону. Я подняла оленью шкуру, закрывавшую дверной проем, и вошла в хижину.

Внутри было темно; костер в хижине давно погас, как и костер снаружи. Но серый свет, сочившийся сквозь дымовое отверстие, позволил мне увидеть кучу шкур и одежды на полу. И среди всего этого мелькнул край красного пледа… я ослабела от радости.

— Джейми!

Куча зашевелилась и разделилась на две части. Из нее выскочила встрепанная голова Джейми с настороженным взглядом… но в целом он выглядел вроде бы совсем неплохо. Вслед за Джейми из кучи выбрался смуглокожий бородатый мужчина, чье лицо показалось мне странно знакомым. Потом он повернулся, на него упал сверху смутный свет, — и я увидела, как сверкнули зеленые глаза.

— Роджер! — вскрикнула я.

Не произнеся ни слова, он выбрался из оленьих шкур и стиснул меня в объятиях. Причем так крепко, что я чуть не задохнулась.

Он был ужасающе худ; я просто ощущала каждое из его ребер. Но от голода он, похоже, не умирал; конечно, от него воняло, но это была обычная вонь грязи и мужского пота, а вовсе не кислый запах тела, лишенного необходимого питания.

130
{"b":"11394","o":1}