ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я отпустила его, и он пересек хижину, подойдя к Роджеру, совершенно остолбеневшему. И протянул ему руку.

— Мне очень жаль, что мы с тобой так поступили, — негромко сказал племянник. — Но ты будешь хорошо заботиться о моей кузине и ее малыше, правда?

Роджер схватил руку Яна и встряхнул. Он откашлялся и наконец смог заговорить.

— Да, буду, — сказал он. — Обещаю.

Потом Ян повернулся к Джейми.

— Нет, Ян, — выдохнул тот. — Господи, не надо, парень! Пусть это буду я!

Ян улыбнулся, хотя его глаза были полны слез.

— Ты мне как-то сказал, дядя, что жизнь мне дана не для того, чтобы тратить ее понапрасну. Ну, вот я и не хочу тратить. — И протянул к Джейми руки. — И я тебя никогда не забуду, дядя Джейми.

Они отвели Яна на берег реки как раз перед заходом солнца. Он разделся догола и вошел в ледяную воду вместе с тремя женщинами, которые принялись с хохотом окунать его в реку с головой и тузить изо всех сил, попутно натирая песком. Ролло метался по берегу, бешено лая, потом тоже прыгнул в воду и присоединился к тому, что явно принял за некую новую игру, и в результате чуть не утопил своего хозяина.

Зрители, выстроившиеся вдоль речного берега, нашли это весьма забавным, — все, кроме троих белых.

Когда наконец в результате песчаных обтираний на коже Яна выступила кровь, его извлекли из воды, женщины теперь уже огромной кучей набросились на него, вытерли насухо, одели в новую одежду — и увели в длинный вигвам Совета, где и должен был состояться собственно обряд наречения.

Все до единого индейцы ввалились в вигвам Совета следом за Яном; вся деревня исчезла там. Джейми, Роджер и я тоже вошли и молча притаились в углу, наблюдая за тем, как шаман распевает и что-то говорит, слушая ровный неумолчный стук барабанов… а потом была разожжена трубка, которая пошла из рук в руки. Девушка, которую Ян называл Эмили, сияла, глядя на своего возлюбленного. Я видела, как племянник оглядывался на нее, и радостный свет в его собственных глазах немного умерял печаль, охватившую мое сердце.

Они назвали его Братом Волка. А его брат волк в это время сидел у ног Джейми и шумно дышал, высунув язык, с большим интересом глядя на происходящее.

В конце церемонии толпа в какой-то момент разом затихла, — и именно тогда Джейми вышел из нашего угла. Все головы повернулись к нему, когда он шел к Яну, и нетрудно было заметить, как насторожились и напряглись воины, неодобрительно уставившись на Джейми.

А он отколол от пледа брошь — и, сняв свое драгоценное одеяние, набросил алую клетчатую ткань, запятнанную кровью, на плечи своего племянника.

— Cuimhnich, — негромко сказал он и отступил назад. Помни.

Когда на следующее утро мы втроем направились по узкой тропинке вниз по склону, прочь от деревни, мы молчали. Ян, бледный и измученный, официально попрощался с нами, стоя рядом с членами своей новой семьи. Но во мне стойкости было куда меньше, хотя я и старалась изо всех сил сдержать слезы, видя, что они заставляют Яна кусать губы от переполнявших его самого чувств. Джейми обнял его, поцеловал в губы и отошел, не сказав ни слова.

Вечером Джейми с обычной сноровкой и внешним спокойствием принялся за разбивку лагеря для ночевки, — но я могла с уверенностью сказать, что его мысли витали где-то далеко-далеко.

Но чему тут было удивляться? Я ведь тоже разрывалась на части; я беспокоилась за Яна, оставшегося с индейцами, и за Брианну, ожидавшую нашего возвращения, так что на то, чтобы обращать внимание на сиюминутные обстоятельства, у меня уже просто не хватало сил.

Роджер бросил охапку дров на землю возле костра и сел рядом со мной.

— Я все время о ней думаю, — негромко сказал он. — О Брианне.

— Вот как? Ну, и я тоже. — Я настолько устала, что мне казалось, что я вот-вот рухну головой в костер, не дождавшись, пока закипит вода в котелке.

— Ты говорила, что есть и другой каменный круг… другие ворота, или как там это называется… в Вест-Индии?

— Да — Я мельком подумала, что надо бы, наверное, рассказать ему о Джейлис Дункан и о пещере Абендава, но тут же отбросила эту мысль. У меня просто не было на это сил. Как-нибудь в другой раз. А потом вдруг я вынырнула из умственного тумана, внезапно уловив смысл слов Роджера. — Еще один? Здесь? — Я с диким видом огляделась по сторонам, как будто ожидала увидеть зловещий менгир, круг стоячих камней, прямо у себя за спиной.

— Не здесь, — сказал Роджер. — Где-то между этим местом и Фрезер Риджем.

— О… — Я попыталась собрать в кучку разлетевшиеся мысли. — Ну да, я знаю, что где-то… но… — Тут до меня окончательно дошел смысл слов Роджера, и я нервно схватила его за руку. — Ты хочешь сказать, ты знаешь, где он?

Роджер, похоже, был удивлен не меньше, чем я.

— Ты знала о его существовании?

— Ну да, я… вот, посмотри… — Я порылась в мешочке, висевшем на моем поясе, и достала опал. Роджер почти вырвал у меня камень, прежде чем я успела хоть что-то объяснить.

— Но послушай! Это ведь то же самое! Этот самый символ! Он там вырезан… на скале, в круге… Черт побери, где ты это взяла?

— Это длинная история, — сказала я. — Я тебе ее потом расскажу. Но пока… ты знаешь, где находится этот круг? Ты его действительно видел?

Джейми, привлеченный нашими громкими голосами, подошел выяснить, чем это мы таким занимаемся.

— Круг? — вопросительно произнес он.

— Круг времени, ворота времени, э-э…

— Я там был, — сказал Роджер, прервав мои несвязные восклицания. — Я нашел этот круг случайно, когда пытался сбежать от индейцев.

— А ты сможешь найти его снова? Как далеко он от Фрезер Риджа: — Мой разум тут же занялся лихорадочными подсчетами. Немного больше семи месяцев. Нам на возвращение понадобится около шести недель, у Брианны срок будет уже восемь с половиной… Сможем ли мы вовремя отвезти ее в горы? И если даже сможем… что будет для нее опаснее? Путешествие сквозь время в преддверии родов, или риск надолго, если не навсегда, остаться в прошлом?

Роджер сунул пальцы за пояс своих рваных бриджей и извлек на свет длинную нить, грязную и завязанную узлами.

— Вот, — сказал он, перебирая узлы. — Я считал дни. Восемь дней прошло после того, как они меня забрали. Восемь дней пути от Фрезер Риджа.

— И еще по меньшей мере неделя от Речной Излучины до Риджа, — со вздохом сказала я, сама не понимая, то ли я разочарована, то ли испытываю облегчение. — Нет, нам ни за что не успеть.

— Но погода меняется, — заметил Джейми. Он кивком указал на огромную голубую ель, с влажных игл которой капала вода. — Когда мы здесь остановились, на иглах был лед. — Он посмотрел на меня. — Дорога станет легче; мы можем управиться быстрее… или нет.

— Или нет, — я неохотно покачала головой. — Ты не хуже меня знаешь, что весна означает непролазную грязь. А по грязи пробираться куда хуже, чем по снегу. — Я почувствовала, как мое сердце замирает от окончательного осознания… — Нет, слишком поздно, слишком рискованно. Ей придется остаться.

Джейми посмотрел на Роджера, сидевшего по другую сторону костра от него.

— Он не может остаться, — сказал Джейми. Роджер изумленно уставился на него.

— Я… — начал он, и тут же упрямо выставил вперед подбородок. — Я останусь. Неужели вы оба думаете, что я ее тут оставлю? И своего ребенка?

Я открыла рот — но почувствовала, как Джейми, сидевший рядом со мной, напрягся…

— Нет, — резко произнесла я. — Нет. Мы должны ему рассказать. Брианна все равно расскажет. Пусть лучше он узнает обо всем сейчас. Если для него это имеет значение, пусть узнает до того, как встретится с ней.

Джейми крепко сжал губы, но потом кивнул.

— А, ладно, — сказал он. — Давай, говори ему.

— Говори мне что? — Распущенные волосы Роджера трепал вечерний ветер. И сейчас Роджер выглядел куда более живым, чем тогда, когда мы только отыскали его, он был встревожен и взволнован. И меня понесло.

— Возможно, это не твой ребенок, — выпалила я.

В первое мгновение выражение его лица не изменилось; потом смысл моих слов проник в его сознание.

134
{"b":"11394","o":1}