ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2033: Площадь Мужества
Невеста по приказу
Война на восходе
Моя Марусечка
Рефлекс
Империя должна умереть
Родословная до седьмого полена
Монах, который продал свой «феррари»
Любовь литовской княжны
Содержание  
A
A

— Ну, мэм, это была весьма изящная речь, — рассудительным тоном произнес сержант Марчинсон. Потом широко улыбнулся и направил ствол своего мушкета прямо на живот Брианны. — Но не могу сказать, что мои дела к тебе уже закончены, да.

Брианна быстро отступила назад и попыталась ударить сержанта по голове фонарем, в инстинктивном стремлении защититься. Он нырнул вниз, уклоняясь от удара, и вскрикнул. И тут же железная рука схватила запястье Брианны, и она не успела повторить попытку.

— Господи, да ты чуть не попала! А ты шустра, девочка, хотя и не так, как добрый старый сержант, — сказал Боннет, отбирая у нее фонарь и лишь после этого выпуская руку Брианны.

— Так ты вовсе не закован, — глупо произнесла она, уставившись на Боннета. И тут же она поняла, что происходит, и бросилась к двери. Марчинсон вскинул мушкет, преграждая ей путь, но Брианна уже успела сквозь открытую дверь увидеть полутемный пустой коридор… и чье-то тело, распластавшееся вниз лицом на кирпичном полу.

— Ты его убил! — прошептала она. Ее губы онемели от ужаса, а все тело пронзила судорога, куда более сильная, чем при недавнем приступе тошноты. — Ох, Господи, ты его убил…

— Убил кого? — Боннет поднял фонарь повыше, всматриваясь в светлые желтоватые волосы, покрытые пятнами крови. — Какого черта, кто это был?

— Один слишком любопытный тип, — огрызнулся Марчинсон. — Поспеши, парень! У нас мало времени. Я уже позаботился о Ходжепайле, и фитили уже горят.

— Погоди! — Боннет, нахмурившись, перевел взгляд с Марчинсона на Брианну.

— Тебе говорят, нет времени! — Сержант поднял свой мушкет и вставил запал. — Да не беспокойся ты, никто их тут не найдет.

Брианна ощутила серный запах крупного пороха, насыпанного на полку кремневого ружья. Сержант прижал приклад к плечу и повернулся к ней, но в крошечной камере было слишком тесно; Марчинсону не удалось быстро вскинуть длинный ствол, поскольку ему помешал живот Брианны.

Сержант раздраженно хрюкнул, перевернул мушкет и замахнулся, чтобы ударить Брианну прикладом.

Ее рука схватила ствол прежде, чем Брианна успела осознать, что она делает. Ей казалось, что она двигается необычайно медленно, а Марчинсон и Боннет вообще застыли, как каменные изваяния. Она как бы со стороны наблюдала за собственными действиями, как бы с другого берега глубокой расщелины в земле…

Она вырвала мушкет из руки Марчинсона, как будто это была простая метла в руке подростка, занесла над головой — и опустила. Отдача от удара пронеслась по ее рукам, по всему ее телу, и ей показалось, будто ее пронзило током, будто кто-то повернул выключатель — и по ней промчалась огненно-белая молния…

Брианна отчетливо видела, как перед ней прямо в воздухе повисло лицо Марчинсона с разинутым ртом, с выпученными от изумления и ужаса глазами… он таращился тупо, не понимая, что случилось… но каждая перемена в его выражении происходила так медленно, что Брианна видела все до мельчайших деталей. Она успела заметить даже оттенки цвета. Пухлая губа приподнялась над желтыми зубами, как бы в язвительной усмешке… Букет ярких, невероятно ярких капель крови медленно, очень медленно растекался по виску изящными линиями, как японский водяной цветок, распускающий лепестки на фоне синеющей кожи…

Брианна была абсолютно спокойна, она была всего лишь проводником той древней яростной силы, которую люди называют силой материнства, но при этом ошибочно считают, что это лишь сила нежности и слабости. Она видела свою собственную руку, выступившие костяшки пальцев, натянувшиеся сухожилия… ощущала огромную силу, напитавшую ее ноги и спину, влившуюся в плечи, локти… она размахнулась еще раз — все так же неторопливо, как ей казалось, ведь этот дрянной человек все еще падал, он даже не достиг пола… — и ударила его прикладом еще раз.

Чей-то голос произнес ее имя. Этот звук проник сквозь ровный сильный гул, звучавший в ее ушах.

— Прекрати, черт тебя побери! Женщина… Брианна! Прекрати!

Потом в ее плечи вцепились чьи-то руки, они тащили Брианну, трясли ее. Она резко высвободилась и повернулась, все так же держа в руках мушкет.

— Не трогай меня, — спокойно сказала она, и Боннет поспешно отступил назад, а в его глазах вспыхнули удивление и настороженность… и даже, похоже, легкий страх. Он как будто ее боится, смутно подумала Брианна. Но с чего бы ему бояться? Он продолжал что-то говорить; Брианна видела, что его губы шевелятся, но не могла уловить смысла слов, а просто слышала какой-то невнятный шум. Бешеная волна энергии, пронесшаяся по ней, схлынула, оставив за собой легкое головокружение.

А потом время снова потекло, как ему полагалось, с приличествующей ему скоростью. Все мышцы Брианны дрожали, кости как будто превратились в желе. Она опустила испачканный кровью приклад мушкета, чтобы использовать ружье как трость. Ей необходима была опора.

— Ты что-то сказал?

Лицо Боннета исказилось нетерпением.

— Я говорю, нам нельзя терять время! Ты что, не слышала? Этот тип сказал, что поджег фитили!

— Какие фитили? Зачем?

Брианна заметила, как глаза Боннета мельком глянули на дверь за ее спиной. И прежде чем он успел шелохнуться, она уже отступила в дверной проем, вскинув мушкет и направив его на Боннета Тот невольно отпрыгнул назад и при этом налетел на скамью. Боннет упал, ударившись о громко звякнувшие цепи, свисавшие со стены; браслеты кандалов качнулись, как маятники.

Лишь теперь Брианна начала медленно осознавать происходящее, но все ее тело еще помнило ослепительный огонь бешенства, охватившего ее несколько секунд назад… и этот огонь еще не угас до конца.

— Надеюсь, ты не собираешься меня убить? — Боннет попытался улыбнуться, но ему это не удалось, он даже не сумел скрыть панический страх, и тот явственно отразился в его взгляде. Она ведь говорила, что будет чувствовать себя гораздо лучше, когда он умрет…

Свободу завоевать трудно, но она уж никак не является плодом убийства. Брианна уже завоевала свою свободу, и ей это далось нелегко, и она не собиралась снова отдавать ее Боннету.

— Нет, — сказала она, твердой рекой держа мушкет, крепко прижав приклад к плечу. — Но, видит Бог, я тебе прострелю коленки и оставлю тебя здесь, если ты не объяснишь мне сию минуту, что за чертовщина тут происходит!

Боннет переступил с ноги на ногу, его светло-зеленые глаза уставились на Брианну… он что-то прикидывал в уме. Брианна полностью загородила выход, ее тело занимало весь дверной проем. Она заметила сомнение в его позе, движение его плеч, когда он подумал о том, чтобы броситься на нее, и вскинула мушкет, направив ствол на ноги Боннета.

Он стоял в шести футах от мушки; слишком далеко, чтобы вытянуть руку и вырвать оружие у женщины. А ей стоило сделать одно движение, чуть шевельнуть пальцем, лежавшим на спусковом крючке… Она бы не промахнулась, и Боннет знал это.

Его плечи расслабились.

— Склад над нами битком набит порохом и запалами, — сказал он быстро и резко, тревожась лишь о том, чтобы сбежать отсюда вовремя. — Не знаю, как скоро, но все это в ближайшее время рванет, да еще и как. Бога ради, выпусти меня отсюда!

— Зачем все это? — Руки Брианны повлажнели, но по-прежнему уверенно держали мушкет. Малыш пошевелился в ее животе, напоминая, что и ей тоже не стоит терять время понапрасну. Но она могла рискнуть одной минутой, чтобы все узнать. Она должна была все узнать, поскольку за ее спиной лежало на кирпичном полу коридора бесчувственное тело лорда Джона. — Ты убил хорошего человека, и я желаю знать, зачем ты это сделал!

Боннет в отчаянии взмахнул руками.

— Контрабанда! — сказал он. — Мы были партнерами, сержант Марчинсон и я. Я привозил ему дешевые товары, он ставил на них королевское клеймо. Он воровал лицензионные грузы, я их продавал за хорошую цену и делился с ним.

— Продолжай.

Боннет уже чуть ли не подпрыгивал на месте от нетерпения.

— Тот солдат… Ходжепайл, он что-то пронюхал, стал задавать лишние вопросы. Марчинсон не знал, проболтался ли тот кому-нибудь, но было бы глупо просто ждать, что из этого выйдет, тем более тогда, когда меня схватили. Сержант вывез из пакгауза остатки спиртного, поставив на его место бочки со скипидаром, и подготовил взрыв склада. Если все пройдет, как надо, никто не сможет определить, что бренди тут давно не было… и никаких следов кражи просто не останется. Вот и все. А теперь выпусти меня!

139
{"b":"11394","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Среди овец и козлищ
Исцели свою жизнь
Поток: Психология оптимального переживания
Видок. Чужая боль
Бизнес х 2. Стратегия удвоения прибыли
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Шкатулка Судного дня
Человек, который приносит счастье
S-T-I-K-S. Охота на скреббера. Книга 2