ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Черта с два не произойдет! Ох, святые раны Христовы! Даже если потолок не рухнет, что будет, когда огонь просочится сквозь пол? Ты подумала?

— Не просочится, пол кирпичный. — Брианна дернула головой, подбородком указывая на балки над Боннетом.

— Он только здесь кирпичный, в этой части строения! А ближе к реке он деревянный, как и стены! Он прогорит насквозь и обрушится! И что тогда будет тут, а? Или ты думаешь, что спрячешься в камере, когда тут все заполнится дымом? Да ты просто задохнешься!

Брианна почувствовала, как к ее горлу внезапно подкатила тошнота.

— Так там открыто? Погреб не перегорожен? Другой конец коридора открыт? — Но уже говоря это, Брианна поняла, что так оно и есть, конечно же… Боннет ведь прибежал именно с той стороны, от реки, а не по лестнице…

— Да! Бежим! — Он стремительно наклонился, желая подхватить ее на руки, но она резко отстранилась, прижалась спиной к стене и ткнула в Боннета стволом мушкета.

— Я не уйду без него. — Брианна, кивнув на лорда Джона, облизнула пересохшие губы.

— Этот человек мертв!

— Нет, он жив. Подними его!

Невообразимая смесь чувств отразилась на лице Боннета — но главными среди них были ярость и крайнее изумление.

— Подними его, — бешеным тоном повторила Брианна. Боннет еще мгновение-другое стоял неподвижно, во все глаза глядя на Брианну. Потом, очень медленно, опустился на корточки и поднял лорда Джона на руки, а потом перекинул безвольное тело через плечо.

— Ну все, пошли, — сказал он и, не оглянувшись на Брианну, пошел в темноту. Брианна еще секунду колебалась, потом схватила фонарь и поспешила за Боннетом.

Они не прошли и пятидесяти футов, как она уже почувствовала запах дыма. Кирпичный коридор вовсе не был прямым; он поворачивал и разветвлялся, петляя между отдельными частями погреба. Но при этом он имел постоянный уклон вниз, явно выводя к берегу реки. Пока Брианна с Боннетом пробирались сквозь кирпичный лабиринт, запах дыма становился все сильнее; и вот уже ленивые клубы ядовитого тумана закружились перед их глазами, отчетливо видимые в свете фонаря.

Брианна изо всех сдерживала дыхание, стараясь не наглотаться уж слишком этой гадости. Боннет шел быстро, несмотря на то, что нес лорда Джона. Брианна с трудом поспевала за ним, обремененная мушкетом и фонарем, но сдаваться не собиралась, по крайней мере, пока. Живот у нее снова сжало, и она задохнулась.

— Не сейчас, кому говорят! — прорычала она сквозь стиснутые зубы.

Но тут ей пришлось на секунду остановиться; Боннет исчез в путанице поворотов впереди. Однако он сразу заметил, что свет фонаря за его спиной исчез, — Брианна услышала, как он зовет ее:

— Женщина! Брианна!

— Иду, иду! — откликнулась она и поспешила, как могла, тяжело переваливаясь с боку на бок, совсем не думая о том, как она выглядит. Дым стал еще гуще, она уже слышала негромкое потрескивание, где-то вдалеке… над их головами? Или впереди?

Теперь уже она дышала глубоко, не обращая внимания на дым. И когда в очередной раз жадно втянула воздух — почувствовала вдруг запах воды. Воды, влажной земли, сухих листьев и свежего воздуха, прорезавшего дымные сумерки, словно нож.

Слабый свет показался сквозь дым, и становился все ярче по мере того, как они шли вперед, размывая и сводя на нет лучи ее фонаря. А потом над их головами нависло нечто темное, плоское. Боннет обернулся, схватил Брианну за руку и одним рывком вытащил наружу.

Брианна поняла, что они очутились прямо под причалом; перед ними лениво плескалась темная вода, на поверхности которой танцевали светлые пятна. Это были отражения огня… он уже потрескивал вверху. Боннет даже не приостановился, а потащил Брианну в сторону, на берег реки, поросший высокой сырой травой. Лишь через несколько шагов он выпустил ее руку, но Брианна все так же шла за ним следом, тяжело дыша, скользя в траве, наступая на подол своей юбки…

Наконец Боннет остановился в тени росших неподалеку деревьев. Он наклонился и опустил лорда Джона на землю. И секунду-другую так и стоял, согнувшись, стараясь восстановить дыхание.

Брианна вдруг осознала, что отчетливо видит обоих мужчин; что она видит каждую почку на ветках дерева над ними. Она обернулась назад — и увидела, что здание пакгауза освещено изнутри, как тыквенный фонарь; языки пламени пробивались сквозь щели в деревянных стенах. Огромная двустворчатая дверь была немного приоткрыта; и пока Брианна смотрела на нее, порыв горячего воздуха толкнул дверь изнутри, одна из ее половинок распахнулась — и огонь пополз по причалу, такой невинный и игривый на первый взгляд…

Она ощутила руку на своем плече и резко повернулась, очутившись лицом к лицу с Боннетом.

— Меня ждет корабль, — сказал он. — Немного выше по реке. Ну что, пойдешь со мной?

Брианна покачала головой. Она все еще держала мушкет, но теперь нужды в нем не было. Боннет и не думал угрожать ей.

Но и уходить он почему-то не спешил, топчась на месте и глядя на Брианну. Небольшая морщинка прорезалась между его бровями. Лицо Боннета выглядело изможденным, осунувшимся, под глазами залегли тени, казавшиеся еще темнее от сполохов огня. Поверхность реки уже была освещена, и по ней плыли маленькие язычки огня — это горели разлившиеся скипидар и деготь.

— Это правда? — вдруг резко спросил Боннет. И, не спрашивая разрешения, положил обе ладони на живот Брианны. Живот сжался от его прикосновения, съежился в очередном безболезненном пока что усилии, и на лице Боннета отразилось изумление.

Брианна резко отшатнулась, уходя от его прикосновения, и плотно запахнула плащ, — но утвердительно кивнула, не в силах произнести ни слова.

Он взял Брианну за подбородок, приподнял ее лицо и пристально всмотрелся в глаза, возможно, желая убедиться в ее искренности? Потом отпустил и тут же сунул палец себе за щеку, что-то нащупывая там.

А потом схватил Брианну за руку и вложил ей в ладонь что-то влажное и твердое.

— Ну, тогда это ему на мелкие расходы, — сказал он и усмехнулся. — Ты уж побереги его, сладкая моя!

И после этого Боннет ушел, широко шагая по берегу, и его фигура в мерцающем свете пожара показалась Брианне воистину дьявольской. Горящий скипидар плыл по реке, время от времени взрываясь алыми искрами… а столбы огня, взметнувшиеся наконец над пакгаузом, превратили ночь в день…

Брианна приподняла мушкет, держа палец на спусковом крючке. Боннет был ведь еще не больше чем в двенадцати ярдах от нее… отличное расстояние для хорошего выстрела… Только не от твоей руки… Брианна опустила ружье, позволив Боннету уйти.

Пакгауз был уже весь охвачен огнем; порыв горячего ветра донесся до Брианны, сдув волосы, упавшие ей на лицо.

«Меня ждет корабль, выше по реке», — так сказал Боннет. Брианна, прищурившись, посмотрела на реку. Огонь уже покрывал ее почти всю, от берега до берега, — живой сад яростных золотых цветов, раскинувших свои пламенные лепестки по воде… Ничему и никому не удалось бы сейчас прорваться сквозь эту ослепительную жаркую преграду.

Пальцы левой руки Брианны все еще сжимались вокруг предмета, который дал ей Боннет. Она раскрыла ладонь — и увидела в ней влажный черный бриллиант… алые, кровавые искры пробегали по его граням, отражавшим пламя пожара…

ЧАСТЬ ДВЕНАДЦАТАЯ

JE TAIME

Глава 63

Прощение

Речная Излучина, май 1770 года

Это самая упрямая женщина, какую мне только приходилось встречать в жизни! — Брианна вплыла в комнату, как корабль под всеми парусами, и величественно опустилась на кушетку возле кровати, явно волнуясь. Лорд Джон приоткрыл один глаз, налитый кровью; над глазом красовался пышный тюрбан из намотанных на голову лорда бинтов.

— Ваша тетушка?

— Кто же еще!

— Скажите, в вашей комнате имеется зеркало, или нет? — Губы лорда Джона изогнулись в улыбке — и Брианна, помедлив секунду, тоже улыбнулась.

141
{"b":"11394","o":1}