ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это все из-за ее чертова завещания. Я ей сто раз говорила, что мне не нужна эта ее плантация, что я не могу владеть рабами… но она и не думает ничего менять! Она просто улыбается, как будто я шестилетний ребенок и раскапризничалась, и повторяет, что к тому времени, когда это случится, я буду только рада. Я буду рада! — Брианна негодующе фыркнула и уселась поудобнее. — И что мне теперь делать?

— Ничего.

— Нечего? — Брианна мгновенно выплеснула все свое раздражение на лорда Джона. — Да как это я могу ничего не делать?!

— Ну, начнем с того, что я бы ничуть не удивился, окажись ваша тетушка бессмертной; похоже, некоторые представители этой чертовой шотландской расы именно таковы. Однако, — лорд Джон небрежно взмахнул рукой, — если это все-таки окажется не так, и если она по-прежнему будет пребывать в том заблуждении, что из вас выйдет хорошая хозяйка Речной Излучины…

— А почему это из меня выйдет плохая хозяйка? — возмущенно выпрямилась Брианна.

— Потому что вам не справиться с плантацией таких размеров без рабов, а вы отказываетесь владеть ими из каких-то странных соображений… совесть не позволяет, надо же! Я просто не понимаю… хотя это, наверное, похоже на квакеров, которых я, впрочем, никогда не видывал. — Лорд Джон прищурил открытый глаз, всматриваясь в бесконечные волны пурпурного муслина в полоску, в который была закутана Брианна. — Так вот, возвращаясь к главной теме… или к одной из главных тем. Если вы в конце концов действительно не пожелаете владеть неким количеством рабов, вы, без сомнения, можете просто отпустить их на волю.

— Только не в Северной Каролине! Законы…

— Нет, не в Северной Каролине, — терпеливо продолжил лорд Джон. — Если уж возникнет такая ситуация, и вы окажетесь владелицей рабов, вы можете просто-напросто продать их мне.

— Но что…

— А я увезу их в Вирджинию, где правила предоставления вольной соблюдаются далеко не так строго. Ну, а когда они окажутся свободными, вы мне вернете денежки. И окажетесь нищей и лишенной собственности, что, похоже, и является одним из ваших основных желаний, вторым, пожалуй… перед ним стоят лишь ваши упорные старания избежать малейших шансов на личное счастье, для чего вы уверяете себя, что не можете выйти замуж за любимого человека.

Брианна смяла в руке муслин и, нахмурившись, уставилась на перстень с большим сапфиром, сверкавший на ее пальце.

— Я пообещала, что сначала его выслушаю, — сказала она, бросив осторожный взгляд на лорда Джона. — Хотя я бы могла обвинить вас сейчас в эмоциональном шантаже.

— Да, такой шантаж куда более эффективен, чем другие его виды и формы, — согласился лорд Джон. — Во всяком случае, если речь идет о свихнувшейся особе, готовой возложить на Фрезера карающую руку.

Брианна сделала вид, что не слышала последних слов.

— Но я обещала только выслушать. Я по-прежнему думаю, что когда он узнает обо всем, он… он не сможет. — Брианна положила ладонь на необъятный живот. — Вот вы бы, вы бы смогли? Заботиться… по-настоящему заботиться, я хочу сказать, — о чужом ребенке?

Лорд Джон, слегка скривившись, приподнялся повыше на подушках.

— Заботиться, как настоящий родитель? Полагаю, смог бы. — Лорд Джон наконец открыл и второй глаз и с улыбкой посмотрел на Брианну. — Вообще-то мне уже приходилось заниматься таким делом, и довольно долго.

Брианна сначала озадаченно уставилась на него, вдруг начала розоветь — от края выреза платья до корней волос. Она выглядела просто очаровательно, когда смущалась.

— Вы… вы имеете в виду меня? Ну, да, но… но я хотела сказать… я-то не ребенок, да и вы обращаетесь со мной не как с собственным дитем. — Она посмотрела ему прямо в глаза, что выглядело несколько странным, поскольку краска все еще заливала ее щеки. — Хотя я и надеялась, конечно, что вы не все делаете только ради моего отца.

Лорд Джон некоторое время молчал, потом протянул руку и сжал пальцы Брианны.

— Нет, не ради него, — грубовато сказал он. Потом снова с легким стоном откинулся на подушки.

— Вам что, хуже? — испуганно спросила Брианна. — Принести вам что-нибудь? Чай? Или сделать припарку?

— Нет, ну их, это просто головная боль, — отмахнулся лорд Джон. — От света в голове стучит. — Он снова закрыл глаза, и тут же заговорил, не открывая их: — Скажите-ка, почему вы, похоже, абсолютно убеждены в том, что мужчина не способен заботиться о ребенке, если этот ребенок — не плод его собственных чресл? И кстати, моя дорогая, когда я упомянул о том, что заботился о ребенке, я имел в виду не вас. Мой сын… приемный сын, вот о ком я говорил. То есть он, собственно, сын сестры моей покойной жены. Так уж случилось, что из-за несчастного случая его родители погибли через день один после другого, и моя жена Изабель вместе со своими родителями растила его с самого младенчества. Я женился на Изабель, когда Вилли было около шести лет. Так что, как вы понимаете, кровной связи между нами вообще не было. И тем не менее, если бы кто-то посмел усомниться в моей привязанности к мальчику, или сказать, что он не мой сын, — я бы мгновенно послал ему вызов.

— Понимаю, — после краткого молчания сказала Брианна — Я не знала этого…

Лорд Джон приоткрыл глаз. Брианна все так же вертела на пальце кольцо с сапфиром, и вид у нее был печальный.

— Я думаю, — снова заговорила она наконец, глядя на лорда Джона, — я думаю, я не так уж и тревожусь о том, что может случиться с Роджером или даже с ребенком. Если быть честной…

— Сохрани вас Господь от другого! — пробормотал лорд Джон.

— Если быть честной, — продолжила Брианна, пристально уставившись на лорда, — я думаю, меня куда больше тревожит то, что может произойти между нами… между мной и Роджером. — Она немного замялась, а потом словно бросилась в воду вниз головой. — Я ведь не знала, что мой отец — Джейми Фрезер. Пока я росла, я понятия об этом не имела. После восстания Стюарта мои родители расстались; каждый из них думал, что другой умер. И потому моя мама снова вышла замуж. Я считала Фрэнка Рэндалла своим настоящим отцом. И ничего не подозревала до тех пор, пока он не умер.

— А… — Лорд Джон смотрел на Брианну со все нараставшим интересом. — И что, этот Рэндалл был жесток с вами?

— Нет! Он был… он был прекрасным отцом. — Голос Брианны слегка надломился, она откашлялась, смущенная. — Нет. Он был лучшим в мире отцом, я таких вообще никогда не видела. Именно поэтому я была уверена, что брак моих родителей — счастливый брак. Они заботились друг о друге, они уважали друг друга, они… ну, в общем, я думала, что все обстоит прекрасно.

Лорд Джон почесал бинт, намотанный на его голову. Доктор обрил несчастного страдальца, и к другим его страданиям в результате добавился отчаянный зуд, который причиняли начинавшие отрастать волосы.

— Боюсь, что мне непонятно, в чем тут проблема, если применить ваш рассказ к вашей нынешней ситуации.

Брианна испустила тяжкий вздох.

— Ну, потом мой отец умер, и… и вот тут-то мы и выяснили, что Джейми Фрезер остался в живых. Моя мама тут же отправилась к нему, а потом и я вслед за ней. И… тогда я и поняла разницу. Я же видела, как они смотрят друг на друга. Мама никогда не смотрела так на Фрэнка Рэндалла… и он на нее тоже не смотрел так.

— А, да, понятно. — Лорда Джона вдруг охватила слабость. Он ведь тоже раз или два перехватывал эти взгляды; и когда это случилось впервые, ему отчаянно захотелось вонзить нож прямо в сердце Клэр Рэндалл. — А вы знаете, дитя, как редко случается подобное? — тихо спросил он. — Вот такая непреходящая взаимная страсть? — Он подумал при этом, что страсть с одной стороны — вещь куда более обычная.

— Да — Брианна сидела вполоборота к лорду Джону, положив руку на спинку кушетки и глядя в высокое французское окно, в небо над расцветающими клумбами в саду. — Такое чувство… я думаю, я его испытывала, — сказала она еще тише, чем лорд Джон. — Но недолго. Очень недолго. — Она повернула голову и посмотрела на лорда Джона, и он увидел ее насквозь, таким открытым был ее взгляд… — Я могла потерять это — и потеряла. И я могла жить с этим чувством — или без него. Но я не смогла бы жить с пародией на это чувство, просто делая вид… Мне такого не вынести.

142
{"b":"11394","o":1}