ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Похоже на то, что вы сможете привлечь меня к ответу за невыполнение обязательств, — заявила Брианна, ставя поднос с завтраком на колени лорду Джону и тяжело плюхаясь на кушетку, от чего та визгливо скрипнула.

— О, не надо издеваться над больным человеком, — ответил лорд Джон, беря горячий гренок. — Что вы имеете в виду?

— Друсус только что примчался из кухонного дома, как сумасшедший… говорит, видел двух всадников, скачущих через поле Кэмпбелла Он говорит, что уверен: один из верховых — мой отец; говорит, что это огромный человек с рыжими волосами. Ну, видит Бог, в округе не так уж много мужчин с похожей внешностью.

— Верно, не много. — Лорд Джон слегка улыбнулся, оглядывая Брианну. — Так значит, два всадника?

— Должно быть, па с мамой. Похоже, они не нашли Роджера. Или нашли, но он… не захотел вернуться с ними. — Брианна опять принялась крутить кольцо с сапфиром. Похоже, это начало входить у нее в привычку. — Так что неплохо, что у меня есть кое-кто про запас, а?

Лорд Джон моргнул — и поспешно проглотил кусок гренка, не прожевав его толком.

— Если ваша весьма необычная метафора подразумевает под собой то, что вы все же намерены в итоге выйти за меня замуж, уверяю вас, я…

— Да, — перебила его Брианна с полуулыбкой. — Я просто вас дразню.

— О, хорошо. — Он отпил глоток чая и зажмурился, наслаждаясь чудесным ароматом горячего напитка. — Два всадника, значит. А ваш двоюродный брат разве не отправился с ними?

— Да, он тоже поехал, — медленно произнесла Брианна. — Господи, я надеюсь, с Яном ничего не случилось!

— В пути с ними могло случиться множество самых разных неприятностей, и, может быть, вашей матушке и кузену просто пришлось отстать от вашего отца и мистера Маккензи? Или ваш двоюродный брат и Маккензи отстали от ваших родителей, — и лорд Джон взмахнул рукой, как бы обозначая великое множество вероятных событий.

— Наверное, вы правы. — Брианна все еще казалась грустной, и лорд Джон подозревал, что у нее есть к тому причины. Конечно, можно перебирать только счастливые варианты, и на какое-то время это утешит… но если подумать всерьез, то в голову может прийти и что-нибудь другое. Однако кто бы ни скакал рядом с Джейми Фрезером, они должны были добраться до дома с минуты на минуту, вместе с ответами на все вопросы.

Лорд Джон отодвинул поднос с недоеденным завтраком и откинулся на подушки.

— Скажите-ка, сильно ли вас мучает совесть из-за того, что меня по вашей милости чуть не убили?

Брианна слегка порозовела и неуверенно посмотрела на лорда Джона.

— Что вы имеете в виду?

— Если я вас попрошу сделать что-то такое, чего вам совсем не хочется, что в вас возьмет верх: чувство вины и обязательства или же собственные амбиции?

— Ох, опять шантаж… Ну, в чем дело? — устало спросила она.

— Простите своего отца. Что бы ни случилось.

Из-за беременности кожа Брианны стала тонкой и прозрачной; все ее чувства мгновенно отражались на этой поверхности персикового цвета. Простое прикосновение, казалось, могло оставить на ней синяк…

Лорд протянул руку и нежно погладил Брианну по щеке.

— Не только ради него, — сказал лорд. — Но и ради вас самой.

— Я уже простила, — сказала Брианна. Она опустила ресницы, посмотрела на свои руки, неподвижно лежавшие на коленях, на синий огонь сапфира, сверкавшего на ее пальце…

Стук лошадиных копыт ворвался в открытое французское окно; кони промчались по посыпанной гравием дороге.

— Ну, тогда, дорогая, мне кажется — вам лучше поскорее спуститься во двор и сказать ему об этом.

Брианна сжала губы и кивнула. И, так и не сказав ни слова, встала и поплыла к двери… и исчезла с глаз лорда Джона, как грозовая туча за горизонтом.

— Когда мы услышали, что к дому скачут двое верховых, и один из них Джейми, — сказал лорд Джон, — мы испугались, что что-то случилось с вашим племянником или с Маккензи. Но почему-то никому и в голову не пришло, что что-то может случиться с вами.

— Я бессмертна, — пробормотала Клэр, всматриваясь то в один его глаз, то в другой. — Вы разве не знали? — Наконец давление ее пальцев на его веки прекратилось, и лорд Джон моргнул несколько раз подряд, все еще продолжая чувствовать прикосновение. — У вас слегка расширен один зрачок, но совсем немного. Ну-ка, возьмите мои пальцы и сожмите их так сильно, как только сможете. — Клэр соединила указательные пальцы, и лорд Джон повиновался, хотя у него и вызвала раздражение собственная слабость.

— Так вы нашли Маккензи? — спросил он. И еще сильнее рассердился на себя за то, что не сумел сдержать любопытство.

Глаза цвета шерри устало посмотрели на него и тут же вернулись к изучению его рук.

— Да. Он немного задержался в пути. Приедет попозже.

— Попозже?

Клэр уловила сомнение в тоне лорда Джона и посмотрела ему прямо в глаза.

— Много ли вы знаете?

— Все, — ответил он, и на секунду-другую почувствовал удовлетворение, поскольку Клэр явно была поражена. Но тут же уголок ее рта иронически изогнулся.

— Все?

— По крайней мере, достаточно, — язвительно уточнил он. — Достаточно для того, чтобы спросить: ваше утверждение о скором прибытии мистера Маккензи — это результат точного знания, или просто выраженное вслух желание?

— Можете назвать это верой.

И, не тратя времени на всякие условные фразы вроде «Если вы позволите» и прочее, Клэр бесцеремонно рванула завязки на вороте ночной рубашки лорда и обнажила его грудь. Быстро и ловко скатав в трубку лист пергаментной бумаги, она приставила один конец к груди лорда, а ко второму прижалась ухом.

— Мадам, я вас умоляю!

— Тихо, мне не слышно, — оборвала его она, одновременно махнув свободной рукой. Она долго прикладывала трубку к разным точкам груди лорда, то и дело надолго замирая, потом опытной рукой прощупала и простукала его внутренности.

— Вы сегодня освобождали кишечник? — спросила она наконец, бесцеремонно тыча его в живот.

— Я отказываюсь отвечать! — с негодованием воскликнул лорд Джон, запахивая рубашку.

Клэр сейчас выглядела даже еще более возмутительно, чем обычно. Хотя этой женщине должно было быть по меньшей мере сорок, она не выказывала никаких признаков возраста, кроме тончайших, едва заметных морщинок в уголках глаз, да нескольких серебряных нитей в совершенно нелепой копне волос.

Она была тоньше, чем ему запомнилось, хотя, конечно, трудно было судить сейчас о ее фигуре, поскольку Клэр была одета в варварскую кожаную рубаху и такие же безобразные штаны. И она, безусловно, много времени провела на открытом солнце, не прячась от ветров; ее лицо и руки приобрели мягкий коричневый оттенок, и на фоне загоревшей кожи ее золотистые глаза казались еще более поразительными, в особенности когда раскрывались во всю ширь… вот как сейчас.

— Брианна сказала, что доктор Фентман сделал вам трепанацию черепа.

Лорд Джон неловко повернулся под простыней.

— Ну да, мне тоже так сказали. Вот только боюсь, я в тот момент этого не осознавал.

По губам Клэр скользнула улыбка.

— Это уж наверняка. Не будете возражать, если я осмотрю швы? Это чистое любопытство, — продолжила она с неожиданной деликатностью. — Медицинской необходимости в этом нет. Просто я никогда не видела трепанации.

Лорд Джон закрыл глаза, уступая ее просьбе.

— У меня нет секретов от вас, мадам… кроме, разве что, состояния моего кишечника. — Он наклонил голову, показывая ту точку, где располагалась дырка в его голове, и тут же почувствовал, как прохладные пальцы Клэр коснулись бинтов, приподняли их… легкое дуновение воздуха приятно остудило его разгоряченную голову.

— Брианна сейчас с отцом? — спросил лорд Джон, по-прежнему сидя с закрытыми глазами.

— Да. — Голос Клэр прозвучал заметно мягче. — Она рассказала мне… нам… вкратце, о том, что вы для нее сделали. Спасибо вам.

Пальцы Клэр оставили в покое голову лорда, и он открыл глаза.

— Для меня было большим удовольствием услужить ей. Пробитый череп и все такое.

143
{"b":"11394","o":1}