ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Мм?

Роджер знал, что тянуть нет смысла; лучше сказать все сразу.

— Послушай… я стараюсь, как могу. Я люблю ее, я хочу ей это доказать, но… но она избегает меня, отгораживается. Она приходит сюда, мы разговариваем, и все прекрасно, но стоит только мне дотронуться до нее, попытаться поцеловать — и она вдруг уже в другом конце комнаты, подбирает с пола сухие листья. Может, я что-то не так делаю?

Клэр устремила на него взгляд янтарных глаз, прямой и безжалостный, как у ястреба; Роджер невольно смутился.

— Ты ведь был у нее первым, разве не так? Первым мужчиной, с которым она легла в постель, я хочу сказать.

Роджер почувствовал, что стремительно краснеет.

— Я… а… ну да.

— Значит, да. Таким образом, весь опыт Брианны на настоящий день состоит в том, что кто-то может, конечно, назвать радостями любви… но для нее это была дефлорация, а я могу тебя заверить, что как бы ты ни был осторожен, лишение девственности все равно причиняет боль. А двумя днями позже ее грубо изнасиловали, а потом она прошла через муки рождения ребенка. Как ты думаешь, может у нее после всего этого возникнуть горячее желание упасть в твои объятия и позволить тебе осуществить супружеские права?

Ты спросил, и тебе ответили, подумал Роджер. Прямо между глаз. Его щеки запылали еще жарче, как будто его терзала жесточайшая лихорадка.

— Я об этом не подумал, — пробормотал он, глядя в стену.

— Естественно, ты не подумал, — согласилась Клэр, явно не зная, то ли ей рассердиться, то ли рассмеяться. — Ты же мужчина, черт тебя побери. Поэтому я тебе и объясняю.

Роджер тяжело вздохнул и неохотно повернулся к Клэр лицом.

— Так к чему ты клонишь?

— К тому, что она боится, — ответила Клэр. Склонив голову набок, она рассматривала Роджера. — Хотя, должна заметить, боится она не тебя.

— Не меня?

— Нет, — словно рассердившись на его тупость, грубовато бросила Клэр. — Возможно, она убедила себя, что знает, почему ты вернулся, хотя она и ошибается… это даже полк слепых увидел бы без труда. Но это лишь потому, что она боится… боится, что не сможет… мм… — Клэр вскинула одну бровь и в упор уставилась на Роджера, как бы опровергая собственное предположение.

— Ясно, — пробормотал он, испуская глубокий вздох. — Но… как ты думаешь, я смогу с этим справиться?

Клэр подняла свою корзину и повесила ее себе на руку.

— Не знаю, — сказала она, снова сверкнув желтыми глазами. — Но полагаю, тебе следует быть очень осторожным.

Роджер едва успел вернуть самообладание после столь необычной консультации, как на пороге, загородив собой свет, возник следующий гость. Это был Джейми Фрезер, принесший дары.

— Я тут тебе бритву принес, — сообщил он, критически рассматривая Роджера. — И горячей воды.

Клэр несколько дней назад коротко подстригла его бороду хирургическими ножницами, но Роджер тогда чувствовал себя еще слишком слабым, чтобы решиться на бритье той штукой, которую тут называли «горлорезом», и не без причин.

— Спасибо.

Фрезер доставил еще и маленькое зеркальце и горшок с мылом для бритья. Весьма предусмотрительно. Но вообще-то Роджер предпочел бы, чтобы Фрезер ушел и оставил его одного, а не стоял, прислонившись к дверному косяку и отпуская критические замечания по ходу процесса; но при данных обстоятельствах Роджеру едва ли приходилось выбирать, и он просто не мог попросить Фрезера уйти.

Но даже в присутствии нежеланного зрителя Роджер испытал некое возвышенное наслаждение, избавившись наконец от бороды. Она кололась и кусалась, как целая толпа маленьких дьяволят, и он из-за нее уже несколько месяцев не видел собственного лица.

— Как работа продвигается? — Роджер пытался поддерживать вежливую беседу, в промежутках между словами проводя бритвой по щеке. — Я слышал, как ты утром стучал молотком в задних комнатах.

— Да. — Глаза Фрезера с интересом следили за каждым движением Роджера. — Я настелил там пол, и уже начал наводить крышу. Думаю, уже этой ночью мы с Клэр будем ночевать тут, в доме.

— А! — Роджер вытянул шею, осторожно сбривая волоски с нижней части подбородка. — Клэр сказала, что я уже могу ходить; так что говори, каким делом мне заняться.

Джейми кивнул, скрестив руки на груди.

— Ты умеешь обращаться с инструментами?

— Ну, дома строить мне не приходилось, — признался Роджер, подумав, что птичий домик, сооруженный в школьные годы, едва ли можно принимать в расчет.

— Что-то мне кажется, ты и с плугом дела не имел, или с только что опоросившейся свиноматкой, а? — Теперь уже в глазах Фрезера светилось откровенное веселье.

Роджер задрал голову, сбривая последние пучки щетины на горле. Да уж, в последние дни он только об этом и думал. Вряд ли здесь могло быть много пользы от его исторических знаний или от умения петь старые песни, — здесь, на горной ферме восемнадцатого века.

— Нет, — ровным тоном ответил он, опуская бритву. — Равным образом мне не приходилось доить коров, строить камины, изготовлять кровельную щепу, править повозкой, убивать медведей, свежевать оленей или сражаться с кем-нибудь на мечах.

— Нет? — Джейми теперь изумлялся демонстративно. Роджер плеснул в лицо водой, вытерся насухо, потом повернулся к Фрезеру.

— Нет. Все, что у меня есть, это крепкая спина. Тебе это подходит?

— Ну, да. Но лучше было все выяснить, правда? — Уголок рта Фрезера дернулся, изогнувшись вверх. — Один конец лопаты от другого сможешь отличить?

— Наверняка.

— Тогда от тебя и вправду может быть польза. — Фрезер сделал шаг наружу. — Садик Клэр нужно кое-где перекопать, и надо переворошить ячмень на винокурне, да еще в конюшне ждет здоровенная куча навоза, просто великолепная куча… А потом я покажу тебе, как доить корову.

— Спасибо. — Роджер вытер бритву, вложил ее в футляр и навел порядок на столе.

— Мы с Клэр вечером отправляемся к Фергусу, — между прочим сообщил Фрезер, просто как факт. — И малышку Лиззи возьмем с собой, пусть немного поможет Марселе.

— А? Ну… желаю хорошо провести время.

— Ну, я надеюсь, так оно и будет. — Фрезер задержался у порога. — Брианна, правда, хочет остаться дома; у парнишки животик только-только наладился, она не хочет снова расстраивать его долгой прогулкой.

Роджер внимательно посмотрел на Фрезера Но в его слегка раскосых темно-голубых глазах можно было увидеть что угодно — или ничего.

— Вот как? — сказал Роджер. — То есть ты мне сообщаешь, что они будут одни в доме? Конечно, я присмотрю за ними.

Одна рыжая бровь приподнялась на полдюйма.

— Не сомневаюсь, что ты это сделаешь. — Фрезер протянул руку и раскрыл ладонь над пустым тазом, стоявшим у двери. Раздался металлический звук, красная искра сверкнула на тусклом фоне оловянного дна. — Но не забывай того, что я тебе говорил, Маккензи… моей дочери не нужен трус. — Прежде чем Роджер успел открыть рот, чтобы ответить, рыжая бровь вернулась на место и Фрезер одарил собеседника безразличным взглядом темно-голубых глаз. — Ты подарил мне отличного парнишку, и я его люблю, но это не значит, что ты сам уж очень мне нравишься. Однако мне бы хотелось, чтобы в этом деле появилась ясность… так или иначе.

Изумленный Роджер кивнул, потом наконец обрел голос.

— Договорились.

Фрезер тоже кивнул и исчез так же мгновенно и неслышно, как и появился, оставив Роджера таращиться в пустой дверной проем.

Роджер отодвинул защелку и осторожно толкнул дверь хижины. Она была заперта изнутри на засов. Это несколько нарушало предполагаемую картину: Спящая Красавица разбужена поцелуем… Роджер поднял было руку, чтобы постучать, но остановился. Нет, он вообразил явно не ту героиню. Рядом со Спящей Красавицей не лежал в постели раздражительный карлик, готовый заверещать на весь дом и устроить грандиозный скандал.

Роджер пошел вокруг дома, ища окно.

Домик был компактным, как барабан, и сходство усиливала промасленная оленья шкура, прибитая к окну. Роджер мог бы без труда откинуть эту преграду, но последнее, чего бы ему хотелось, так это перепугать Брианну до полусмерти.

152
{"b":"11394","o":1}