ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Голова поднялась, представив взору Брианны тонкое изможденное личико, едва ли не половину которого занимали испуганные серые глаза.

— К вашим услугам, мэм… — проговорил маленький ротик с побелевшими губами. Ну, по крайней мере, это должно было прозвучать; девушка говорила так мягко и тихо, что ее почти невозможно было расслышать в царящем вокруг гаме.

— Она будет хорошо вам служить, мэм, действительно хорошо! — Тревожный голос отца звучал намного громче. Брианна посмотрела на него; отец и дочь были очень похожи между собой, оба хрупкие и светловолосые, с тонкими испуганными лицами. Они даже были почти одного роста, но девушка была настолько хрупкой, что казалась тенью отца.

— Э… привет, — улыбнулась Брианна, пытаясь взять себя в руки. Голова девушки испуганно откинулась назад, Лиззи уставилась на Брианну снизу вверх, сглотнула и осторожно облизнула губы. — А… а сколько тебе лет, Лиззи? Мне можно называть тебя так?

Маленькая головка качнулась, как округлая шляпка гриба на длинной ножке — бесцветной и невообразимо хрупкой. Девушка что-то прошептала, но Брианна не расслышала ее слов; она посмотрела на отца, и тот с жаром ответил:

— Ей четырнадцать, мэм! Но она на диво хорошо готовит и шьет, и очень аккуратная, и вы в жизни никого не найдете преданнее и услужливей!

Он стоял позади своей дочери, положив руки на плечи малышки, сжав их так крепко, что костяшки его пальцев побелели. Он посмотрел прямо в глаза Брианне. Его собственные глаза были темно-голубыми, молящими. Губы его шевельнулись, не издав ни звука, но Брианна прекрасно поняла, что он сказал:

— Прошу вас…

В этот момент Брианна заметила своего дядю, только что вошедшего в зал. Он подошел к Джейми-младшему и заговорил с ним, — их гладко причесанные кудрявые головы сблизились. А в следующее мгновение оба посмотрели на Брианну.

Она глубоко вздохнула и заставила себя выпрямиться во весь рост. Ну что ж, подумала она, это надо сделать прямо сейчас… в конце концов, она тоже была из рода Фрезеров, как и ее кузены. Пусть знают, что и она может быть несгибаемой, как скала.

Брианна улыбнулась девочке и протянула ей вторую колбаску, оставшуюся нетронутой.

— Заключаем сделку, Лиззи. Не откусишь кусочек, чтобы закрепить ее?

— Она съела мою еду, — заявила Брианна таким тоном, словно произносила заклинание. — Она моя.

К ее немалому удивлению, именно эти слова положили конец спору. Правда, ее двоюродный брат выглядел так, словно готов был возразить, но ее дядя коснулся руки Джейми-младшего, заставив того удержаться от слов. Удивление, отражавшееся на лице Яна, сменилось чем-то вроде веселой уважительности.

— В самом деле? — Он посмотрел на Лиззи, робко топтавшуюся за спиной Брианны, и его губы изогнулись в улыбке. — Мм… Ну, тогда и говорить больше не о чем, верно?

Джейми-младший явно не разделял отцовского мнения по этому вопросу; он считал, что поговорить можно еще о многом.

— Но такая маленькая девочка… от нее же никакой пользы! — Джейми-младший сердито махнул рукой в сторону Лиззи и нахмурился. — Начать с того, что она недостаточно большая даже для того, чтобы носить твой багаж…

— Я сама достаточно большая, чтобы носить собственный багаж, — перебила его Брианна. Она сдвинула брови и уставилась на двоюродного брата, выпрямившись, чтобы подчеркнуть свой рост.

Джейми-младший понимающе вскинул одну бровь, но пока что не сдался.

— Женщина не должна отправляться в путешествие одна…

— А я и не буду одна. Со мной будет Лиззи.

— …и уж конечно, не в такую страну, как Америка! Это же…

— Ты, похоже, думаешь, что это край земли, судя по твоим словам, а ведь ты те места даже не видел! — возмущенно произнесла Брианна. — Да я, если хочешь знать, родилась в Америке, черт бы все побрал!

Дядя и двоюродный брат уставились на ее, разинув рты, и по их лицам нетрудно было понять, что они потрясены до глубины души. Брианна тут же воспользовалась этим, чтобы закрепить свою победу.

— В конце концов, это мои деньги, и моя прислуга, и мое путешествие! Я дала ей слово, и я его сдержу!

Ян крепко потер ладонью подбородок, скрывая усмешку. Потом покачал головой.

— Говорят, счастлив и мудр тот отпрыск, который знает и понимает своего отца, — сказал он. — Но я думаю, никто бы не усомнился в том, чья ты дочь, девочка… хотя ты и не встречалась с Джейми. В конце концов, длинные ноги и рыжие волосы могли достаться тебе от кого угодно, но вот таким упрямством тебя мог одарить только Джейми Фрезер.

Брианна смутилась до такой степени, что ее щеки порозовели, но в то же время она почувствовала, что слова Яна доставили ей и немалое удовольствие.

Джейми-младший, еще не остыв, предпринял последнюю попытку убедить упрямую родственницу.

— Очень уж это необычно выглядит, чтобы женщина так свободно высказывала собственное мнение, да еще спорила с мужчинами, которые обязаны за ней присматривать! — сердито сказал он.

— Так ты думаешь, что у женщин не бывает собственного мнения? — сладким тоном поинтересовалась Брианна.

— Да, не бывает!

Ян одарил сына долгим взглядом.

— И ты это говоришь после… скольких лет брака? Восьми, да? — Он покачал головой. — А, ладно, просто твоя Джоан очень тактичная женщина. — И, не обратив внимания на помрачневшее лицо Джейми-младшего, Ян снова повернулся к Лиззи. — Ну, значит, договорились. Пойди и попрощайся с отцом, девочка. Я пойду займусь бумагами.

Он проводил взглядом Лиззи, поспешно шмыгнувшую прочь, и, задумчиво покачав головой, заговорил с Брианной.

— Ну, наверное, она будет тебе более подходящей компанией, чем слуга-мужчина, девочка, но твой кузен кое в чем прав… защитить тебя она не сможет. Скорее это тебе придется присматривать за ней.

Брианна расправила плечи и вздернула подбородок, стараясь собрать все свое самообладание, вопреки внезапному чувству пустоты, нахлынувшему на нее.

Она крепко сжимала кулак, словно камень, спрятанный в ее ладони, был некоей опорой и поддержкой. Ей просто необходимо было за что-то уцепиться, потому что залив Мори-Ферт все расширялся, а каменистые берега Шотландии уходили все дальше назад.

Почему она должна испытывать такие сильные чувства по отношению к краю, почти ей незнакомому? Лиззи, родившаяся и выросшая в Шотландии, даже и взгляда не бросила на тающую за горизонтом землю, но сразу же ушла вниз, в каюту, чтобы заняться делом и достать все те вещи, которые могли им понадобиться в ближайшее время.

Брианна никогда не думала о себе как о шотландке — да она и не знала до недавнего времени, что в ней течет шотландская кровь; и она не тосковала так сильно даже после ухода своей матери или после смерти отца, как теперь, расставаясь с людьми и местами, с которыми познакомилась совсем недавно.

Возможно, она просто заразилась чувствами других пассажиров. Многие из них стояли у поручней, как и Брианна; и кое-кто даже плакал, не скрываясь. А может быть, ее страшило долгое путешествие, лежавшее впереди. Но Брианна знала: все эти мелочи тут совершенно ни при чем.

— Ну вот и все, похоже.

Это была Лиззи, наконец-то возникшая возле локтя Брианны, чтобы бросить последний взгляд на тающий вдали берег. Маленькое бледное личико девочки ничего не выражало, но Брианна не совершила ошибки, приняв отсутствие выражения за отсутствие чувств.

— Да, мы уже в пути.

Поддавшись порыву, Брианна протянула руку и подтолкнула девочку, поставив ее впереди себя у поручня, заодно загородив ее своим телом от все больше свежеющего ветра и от суетящихся вокруг пассажиров и матросов. Лиззи была на добрый фут ниже Брианны и такая же тонкокостная, как крачки, что кружили возле мачт над их головами, пронзительно крича.

Солнце в это время года не заходило по-настоящему, а висело над самыми вершинами темных холмов, но воздух в заливе Мори-Ферт становился уже довольно холодным. Девочка была одета слишком легко; она слегка дрожала и бессознательно прижималась к Брианне, ища тепла. У Брианны была синяя шерстяная arisaid, раздобытая для нее Дженни; Брианна обняла девочку и укутала ее концами шали, и вдруг почувствовала, что ее саму успокоило это объятие.

22
{"b":"11394","o":1}