ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Заметно приободрившаяся Лиззи была внизу, когда Брианна к закату вернулась на постоялый двор, — хозяйка хлопотала возле нее, потчуя девочку овсяным пудингом и цыплячьим фрикасе.

— Тебе лучше! — радостно воскликнула Брианна. Лиззи кивнула, сияя, и проглотила неразжеванный кусок пудинга.

— Да, лучше, верно, — сказала она. — Я себя отлично чувствую, а миссис Смутс была так добра, что позволила мне постирать все наши вещи. Ох, как это приятно — снова чувствовать себя чистой! — пылко произнесла Лиззи, дотрагиваясь до своего шейного платка, который, похоже, только что отутюжили.

— Тебе не следовало заниматься стиркой и глажением! — выбранила ее Брианна, усаживаясь на скамью рядом со своей горничной. — Ты еще слишком слаба, ты можешь снова разболеться!

Лиззи скосила глаза на кончик своего тонкого носа, и уголки ее рта тронула сдержанная улыбка.

— Ну, я не думаю, что тебе хотелось бы встретиться со своим папой в одежде, которая вся покрыта грязью. Да и вообще, даже самое скромное чистое платье куда лучше того, что на тебе сейчас надето. — Взгляд маленькой горничной с неодобрением скользнул по бриджам; Лиззи очень не нравилась склонность ее хозяйки носить мужской костюм.

— Встретиться с моим папой? Что ты хочешь… Лиззи, ты что-то о нем слышала? — В сердце Брианны вспыхнула отчаянная надежда, яркая, как молния.

Лиззи сделала серьезное лицо.

— Ну да, слыхала. Я как раз потому-то и взялась за стирку… мой па всегда говорит, что достойное поведение вознаграждается…

— Уверена, что это так, — сухо перебила ее Брианна — Но что ты узнала, и как, откуда?

— Ну, я как раз развешивала твое белье… те хорошенькие штучки с кружевами, и…

Брианна схватила маленький кувшинчик с молоком и угрожающе занесла его над головой горничной. Лиззи пискнула и отшатнулась, хихикая.

— Хорошо, хорошо! Я уже рассказываю! Рассказываю!

Оказалось, что в то время, когда Лиззи занималась стиркой, во двор вышел один из постоянных посетителей таверны, чтобы выкурить трубку, поскольку погода стояла отличная. Он выразил восхищение трудолюбием Лиззи и ее умением выполнять домашнюю работу, и они разговорились, а в ходе разговора выяснилось, что этот джентльмен — по имени Эндрю Макнейл — не только слышал о Джейми Фрезере, но и хорошо с ним знаком.

— Знаком? Что он еще сказал? Он еще здесь, этот Макнейл?

Лиззи протянула руку и успокаивающе коснулась пальцев Брианны.

— Ты меня торопишь, я не умею рассказывать так быстро… нет, его здесь нет. Я пыталась уговорить его остаться, но он сказал, что отправляется в Нью-Берн на пакетботе и не хочет опоздать к отплытию. — Лиззи была почти так же взволнована, как Брианна; ее щеки, правда, оставались все такими же ввалившимися и бледными, но кончик носа порозовел. — Да, мистер Макнейл знает и твоего па, и твою двоюродную бабушку Камерон тоже… она важная леди, так он сказал, и очень-очень богатая, у нее просто жуть какой большой дом, и куча рабов, и…

— Да при чем тут она, что он сказал о моем отце? Он говорил о моей матери?

— Клэр! — с торжествующим видом воскликнула Лиззи. — Так ведь твою маму зовут, правильно? Я спросила, и он сказал — да, миссис Фрезер зовут именно Клэр! И он сказал, что она просто чудо какая целительница… а разве ты не рассказывала мне, какой замечательный доктор твоя ма? Он сказал, он сам видел, как она сделала ужасно трудную операцию одному мужчине, уложила его прямо на обеденный стол и отрезала ему яйца, а потом назад пришила, прямо у всех на глазах, все гости это видели!

— Ну, тогда это точно моя мама. — Брианна смеялась, но в уголках ее глаз скопились слезы. — Они оба в порядке? Он давно их видел?

— Ох, вот это как раз самое интересное! — Лиззи наклонилась вперед, глаза у нее расширились от волнения, она ведь собиралась сообщить невероятно важную новость. — Он в Кросскрике — твой па, мистер Фрезер! Один человек из его знакомых тут, под судом за какое-то насилие, и твой па приехал, чтобы стать свидетелем в его пользу. — Лиззи промокнула вспотевшие виски шейным платком. — Мистер Макнейл сказал, что очередное заседание суда будет не раньше как в следующий понедельник, потому что судья заболел, а другой судья едет аж из Эдентона, и пока он не явится, разбирательство отложено.

Брианна откинула со лба прядь волос и перевела дыхание, едва осмеливаясь верить своей удаче.

— В следующий понедельник… а сегодня суббота! Господи, но сколько же времени нужно, чтобы подняться вверх по реке?

Лиззи поспешно перекрестилась, желая искупить невольную ошибку своей хозяйки, всуе упомянувшей имя божье, но разволновалась не меньше Брианны.

— Я не знаю, но миссис Смутс говорила, ее сын как-то раз туда ездил… мы можем у него спросить.

Брианна резко повернулась на скамье, оглядывая таверну. Мужчины и юноши понемногу стягивались сюда с приближением вечера, чтобы выпить или поужинать после работы, прежде чем пойти домой и улечься спать, и сейчас в небольшом помещении скопилось уже человек пятнадцать или двадцать.

— Который из них младший Смутс? — спросила Брианна, вытягивая шею, чтобы рассмотреть всю толпу.

— Младший-то… да вон тот парень с такими милыми карими глазами. Я его позову, ладно? — Лиззи, расхрабрившаяся от волнения, соскользнула со скамьи и начала пробираться между посетителями.

Брианна все еще держала кувшин с молоком, но так и не наполнила свою кружку. Ее горло сжалось от возбуждения, она все равно не смогла бы проглотить ни капли. Всего неделя! Точнее, чуть больше недели…

Велмингтон — маленький город, думал Роджер. Сколько тут может быть мест, где она могла бы находиться? Если, конечно, она вообще здесь. Роджер подумал, что это более чем возможно; расспросы в припортовых тавернах Нью-Берна позволили ему узнать, что «Филипп Алонсо» благополучно добрался до Чарльстона, к тому же всего за десять дней до того, как «Глориана» встала на якорь в Эдентоне.

Чтобы добраться от Чарльстона до Велмингтона, Брианне могло понадобиться от двух дней до двух недель, — если считать за факт, что она действительно направилась именно в этот город.

— Она здесь, — пробормотал Роджер себе под нос. — Черт побери, я знаю, что она здесь!

Было ли его утверждение результатом логического вывода, или интуитивного прозрения, или просто надеждой, или же проявлением упрямства, — Роджер все равно цеплялся за эту мысль, как тонущий моряк за обломок рангоута.

Сам он сумел добраться от Эдентона до Велмингтона без особых усилий. Когда началась разгрузка «Глорианы», он понес к товарному складу ящик с чаем, вошел внутрь, поставил ящик на место, а потом вернулся к дверям и остановился, как бы заново повязывая шейный платок вокруг головы. Как только в склад вошел следующий матрос, Роджер вышел наружу, повернул направо, а не налево, и через несколько секунд уже поднимался по узкому переулку, мощеному булыжником, уходя от доков к городу.

На следующее утро он вернулся к причалам, нанялся в качестве грузчика на маленькое судно, перевозившее товары для военно-морского флота из Эдентона на главный склад в Велмингтоне, где все это добро скапливалось, чтобы позже быть отправленным в Англию на больших кораблях.

С этого судна он тоже сбежал, уже в Велмингтоне, не испытав ни малейших угрызений совести. Он не мог тратить время понапрасну; он должен был найти Брианну.

Роджер знал, что она здесь. Поместье Фрезер Ридж располагалось в горах; девушке необходим был проводник, чтобы добраться туда, и Велмингтон был как раз наиболее подходящим местом для поисков такового. А если она здесь, ее обязательно заметили, Роджер мог спорить на что угодно, что это так. Он лишь надеялся, что на Брианну пока что не положил глаз кто-нибудь, имеющий дурные намерения.

За время быстрой прогулки по главной улице и району порта Роджер насчитал двадцать три таверны. Господи, да эти люди пьют, как рыбы! Конечно, могло оказаться и так, что Брианна сняла комнату в частном доме, но все равно начинать следовало именно с питейных заведений.

39
{"b":"11394","o":1}