ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фартовый город
Тень ингениума
Элиты Эдема
Отчаянные
Кто не спрятался. История одной компании
Няня для олигарха
Ненавижу босса!
Оружейник. Приговор судьи
Культ предков. Сила нашей крови
Содержание  
A
A

— О, нет, удовольствие я наверняка получил бы, — заверил ее Роджер. — Я и вообразить не могу ничего более приятного, нежели высечь тебя!

Брианна продолжала смеяться!

Внезапно разъярившись, Роджер отстранил ее и сел.

— Да что с тобой происходит? — удивилась девушка.

— Я… я думал, ты нашла себе кого-то другого. Твои письма в последние несколько месяцев… особенно то письмо, самое последнее… Я был просто уверен в этом. Именно за это мне и хочется тебя высечь… не за то, что ты мне лгала или собралась куда-то удрать тайком… нет, за то, что ты заставила меня думать, будто я теряю тебя!

Брианна несколько мгновений молчала. Ее рука вынырнула из темноты и мягко, очень мягко коснулась лица Роджера.

— Мне очень жаль, — тихо сказала девушка. — Мне и в голову не приходило, что ты такое думаешь. Я просто хотела, чтобы ты не начал меня искать раньше времени… пока я не сделаю то, что решила сделать. — Голова Брианны повернулась — едва заметный силуэт на фоне чуть более светлого пространства за пределами древесного шатра, — Но как ты узнал?

— Твои коробки. Твоя посылка. Ее принесли в колледж.

— Что?! Но я же им оставила распоряжение, чтобы их не отправляли до конца мая, когда ты уедешь в Шотландию!

— Я и должен был уехать. Собирался, да, но задержался в Оксфорде из-за конференции. Так что коробки доставили за день до моего отъезда.

Дверь таверны распахнулась, из нее выплеснулись свет и шум, а вместе с ними на дорогу вывалилась и группа посетителей пивной. Мимо укрывшейся в тени конского каштана парочки тяжело протопали башмаки, голоса подвыпивших мужчин звучали неестественно громко. Ни Роджер, ни Брианна не произнесли ни звука, пока гуляки не удалились на приличное расстояние. Когда вернулась окружавшая двоих тишина, с дерева с легким шумом упал каштан, прошуршав в листве и шлепнувшись на землю рядом с Роджером.

Брианна заговорила, но ее голос был странным, тихим и хриплым.

— Ты думал, я нашла кого-то другого… и все равно отправился следом за мной?

Роджер вздохнул, гнев испарился из его души так же внезапно, как и возник; смахнув с лица влажные волосы, он ответил:

— Я бы пошел за тобой, даже если бы ты вышла замуж за сиамского короля. Чертова женщина.

В темноте Брианна казалась просто бледным размытым пятном, но все равно Роджер заметил ее движение, когда девушка подняла с земли каштан и принялась легонько подбрасывать его на ладони. Наконец Брианна в очередной раз с силой втянула в легкие воздух и медленно, очень медленно выпустила его.

— Ты сказал, некоторые лупят своих жен.

Роджер помолчал. Сверчки почему-то затихли.

— Ты сказала, что уверена. Это действительно так?

И снова наступило молчание, достаточно долгое, чтобы заполнить собой целую вечность.

— Да, — ответила наконец Брианна, очень мягко.

— В Инвернессе я тебе говорил…

— Ты говорил, что я нужна тебе вся, целиком, — или не нужна вовсе. А я ответила, что понимаю. Да, я уверена.

В процессе недавней короткой схватки рубашка Брианны выбилась из-под пояса бриджей, и теперь ее подол полоскался в потоках несильного ночного ветерка Роджер просунул руку под рубашку и коснулся тела Брианны; по коже девушки от его прикосновения сразу побежали мелкие пупырышки. Роджер притянул Брианну ближе к себе, его ладони пробежались по ее спине и плечам под одеждой, а потом он зарылся лицом в волосы девушки, прижался губами к шее, каждым своим движением задавая вопрос — в самом ли деле она хочет этого?

Брианна вцепилась в его плечи и откинулась назад, увлекая Роджера за собой. Да, она этого хотела И Роджер ответил ей без слов, расстегнув рубашку на ее груди и распахнув ее. Груди Брианны были белыми, мягкими…

— Пожалуйста… — шепнула девушка. Ее руки лежали, на затылке Роджера, притягивая его голову. — Пожалуйста…

— Если я возьму тебя, это будет навсегда, — прошептал он в ответ.

Она едва дышала, но стояла на ногах твердо, позволяя рукам Роджера пробираться, куда им вздумается.

— Да, — сказала она.

Дверь таверны снова с шумом открылась, напугав их и заставив отшатнуться друг от друга Роджер отпустил Брианну и стоял рядом, протянув руку, чтобы поддержать в случае чего девушку, а она вложила свои пальцы в его ладонь. Они ждали, пока голоса вышедших из таверны людей затихнут вдали.

— Идем, — сказал наконец Роджер и увлек Брианну глубже под укрытие нависших ветвей каштана.

Сарай стоял позади таверны, на некотором удалении от нее, темный и тихий. Они остановились перед ним, прислушиваясь, но из гостиницы не доносилось ни звука; все окна верхнего этажа были темными.

— Надеюсь, Лиззи уже спит, — пробормотала Брианна Роджер хотел было спросить, кто такая эта Лиззи, но тут же забыл об этом; ему ни до кого не было дела. Вблизи он вполне отчетливо видел лицо Брианны, хотя ночь смыла с него все краски. Он подумал, что девушка сейчас похожа на арлекина; на белых щеках лежали темные пятна теней, бросаемых листвой дерева, и еще ореол темных волос, и темные глаза с расширившимися зрачками, и темная линия живого, подвижного рта…

Он взял ее за руку.

— Ты знаешь, что такое обручение?

— Не то чтобы точно. Вроде временной женитьбы?

— Вроде. На островах и в отдаленных районах Горной Шотландии, откуда жителям не так-то просто добраться до священника, мужчина и женщина могут сначала обручиться; они дают друг другу клятву на один год и один день. А к концу этого срока находят священника и венчаются уже более основательно — или отправляются каждый своей дорогой.

Рука Брианны, лежавшая в ладони Роджера, напряглась.

— Я не хочу ничего временного.

— Я тоже. Но я не думаю, что нам будет так уж легко отыскать священника. Здесь пока еще вообще нет церкви; ближайший священник, похоже, пребывает в Нью-Берне. — Роджер поднял вверх руку Брианны. — Я говорил, что мне нужно все сразу, и если ты не готова к тому, чтобы потом обвенчаться со мной…

Брианна едва заметно вздрогнула.

— Я готова.

— Хорошо.

Он глубоко вздохнул и начал:

— Я, Роджер Джереми, беру тебя, Брианна Элен, чтобы ты стала моей законной венчанной супругой. И все, что есть у меня, принадлежит тебе, и тело мое, и душа… — Рука Брианны чуть шевельнулась в ладони Роджера, и он мгновенно напрягся. Пусть даже никто не слышал его клятвы, все равно она была вечной. — В болезни и здравии, в богатстве и бедности, до тех пор, пока мы оба живы…

Если я дам клятву такого рода, я сдержу ее… чего бы мне это ни стоило. Думала ли Брианна об этом сейчас, в данную минуту?

Девушка чуть крепче сжала руку Роджера и заговорила — твердо, решительно.

— Я, Брианна Элен, беру тебя, Роджер Джереми… — Голос Брианны звучал едва ли громче, нежели биение сердца Роджера, но он отлично слышал каждое слово. В листве деревьев прошелестел ветерок, качнув тонкие ветки, слегка растрепав волосы Брианны… — …до тех пор, пока мы оба живы.

Роджер подумал, что сейчас эти слова значат для них обоих немного больше, чем значили бы несколько месяцев назад. Проход сквозь круг стоячих камней показал продемонстрировал им, насколько это хрупкая штука — жизнь…

Потом последовало несколько мгновений молчания, нарушаемого лишь шорохом листьев над их головами да далеким гулом голосов, доносившихся из зала таверны. Роджер поднес руку Брианны к губам и поцеловал тот сустав безымянного пальца, на котором — если будет на то Божья воля — в один прекрасный день появится его кольцо.

Это был скорее обширный навес, чем настоящий сарай, — хотя с одной стороны в нем были стойла, занятые животными, мулами и лошадьми. И воздух под крышей насыщал чистый, сильный запах зеленого хмеля — достаточно сильный для того, чтобы заглушить запахи сена и навоза; владельцы таверны «Синий Бык» сами варили эль. Роджеру захотелось пить, но только чего-нибудь без алкоголя.

Под навесом было очень темно, и, раздевая Брианну, Роджер испытывал одновременно и восторг, и некоторое разочарование.

— Наверное, тем, кто ослеп, требуется немало времени, чтобы по-настоящему развить чувствительность пальцев… — пробормотал он.

43
{"b":"11394","o":1}