ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Брианна села, обхватив руками колени. Довольно долго она молчала, но потом сказала наконец:

— Это чушь.

— Даже если безумие письменно засвидетельствовано, это не дает стопроцентной уверенности в том, что с данным человеком действительно что-то не в порядке, — сухо откликнулся Роджер. Он со стоном потянулся и тоже сел, скрестив ноги. — Думаю, это часть традиционного ритуала, дошедшего от древних кельтов. В тексте упоминаются стороны света; это те самые «четыре основные направления», которые мы то и дело встречаем в кельтских легендах и с помощью которых отыскивается путь домой. Что касается меча, алтаря и огней — ну, это прямая ведьмовщина.

— «Она ударила своего мужа ножом в сердце и положила его в огонь». — Брианна так же хорошо, как и Роджер, помнила вонь бензина и горящей плоти в каменном кругу на склоне Крэйг-на-Дун, и содрогнулась, хотя под навесом было вполне тепло.

— Надеюсь, нам не придется искать кого-нибудь, чтобы принести человеческое жертвоприношение, — сказал Роджер, пытаясь свести все к шутке. Но ему это не удалось, и он продолжил: — Однако тут еще говорится о металле и о драгоценностях… Бри, на тебе были какие-нибудь драгоценности, когда ты проходила сквозь камни?

Брианна кивнула.

— Твой браслет, — тихо сказала она. — И еще у меня в кармане было бабушкино жемчужное ожерелье. Но жемчужины ничуть не пострадали; они прекрасно вынесли переход.

— Жемчуг — это не драгоценные камни, — напомнил ей Роджер. — Это органическое вещество… как и сам человек. — Он потер ладонью лицо; предыдущий день был очень длинным, ночь — тоже, и у него начинала болеть голова. — Серебро и золото, вот в чем дело; у тебя был серебряный браслет, а оправа ожерелья — золотая. И… и твоя мать… она ведь тоже носила одновременно и золото, и серебро, правильно? Ее обручальные кольца.

— Ух… да. Но вот это — «три точки определяют плоскость, четыре точки» и так далее… «Пять — число защиты», — пробормотала Брианна себе под нос. — Что тут подразумевается? Что тебе необходимы драгоценные камни, чтобы сделать… сделать то, что она пыталась сделать? Они и есть «точки»?

— Возможно. Она начертила треугольники и пентаграммы, и добавила список разных драгоценных камней, и к каждому камню было пояснение — какими конкретно магическими свойствами он обладает. Она не разъяснила свои теории подробно, ей это было ни к чему, она ведь делала эти записи только для себя… но основное направление мысли то, что существуют некие «линии силы», она их называла «тайными линиями», и они скрываются в земле. В некоторых местах эти линии проходят очень близко друг к другу и образуют нечто вроде узлов; и если ты сумеешь найти такой узел, ты тем самым отыщешь место, в котором время по сути вообще отсутствует.

— Значит, если ты войдешь в такой узел, ты можешь и выйти из него… в любое время.

— Место то же самое, но время разное. И если ты веришь, что драгоценные камни обладают своей собственной силой, которая может слегка изменить течение линий…

— А камни действительно это могут?

— Кто его знает, — пожал плечами Роджер. — Но это единственный шанс, который у нас есть, разве не так?

— Да, верно, — согласилась Брианна после краткого молчания. — Но где бы мы смогли найти то, что нам нужно? — Она взмахнула рукой, показывая на город и порт. — Я что-то вообще не видела тут ничего похожего на драгоценности… и в Инвернессе тоже. Думаю, тебе придется отправиться за ними в какой-нибудь очень большой город… в Лондон, например, или в Бостон, или в Филадельфию. И кроме того — сколько у тебя денег, Роджер? Я перед отправлением сумела раздобыть двадцать фунтов, и они почти все пока что в целости, но вряд ли такой суммы будет достаточно, чтобы…

— В этом-то и дело, — перебил ее Роджер. — Я об этом думал, пока ты спала. Я знаю… ну, мне кажется, я знаю, где я мог бы раздобыть по крайней мере один камень. Но дело в том, что… — Он замялся, но тут же продолжил: — Мне придется уйти прямо сейчас, чтобы найти его. Тот человек, который им владеет, сейчас в Нью-Берне, но он здесь не задержится. Если ты дашь мне часть своих денег, я утром найму лодку и на следующий день доберусь до Нью-Берна. Думаю, тебе пока лучше остаться здесь. А потом…

— Я не останусь здесь!

— Почему бы и нет? — Роджер на ощупь нашел в темноте руку Брианны. — Я не хочу, чтобы ты ехала со мной. Точнее, я хочу, — поправился он, — только я думаю, для тебя лучше остаться, так будет безопаснее.

— Я не имела в виду, что хочу ехать с тобой; я говорю, что не останусь здесь, — повторила Брианна, цепляясь за руку Роджера. Она почти забыла об этом за ночь, но теперь сразу вспомнила, и волнение вновь охватило ее. — Роджер, я нашла его… я нашла Джейми Фрезера!

— Фрезера? Где? Здесь? — Роджер изумленно посмотрел в сторону таверны.

— Нет, он в Кросскрике, и я знаю, где он будет в понедельник! Я должна поехать, Роджер! Разве ты не понимаешь? Он так близко… а я так долго сюда добиралась… — Брианне внезапно захотелось расплакаться, совершенно по-детски… ведь она могла вот-вот снова увидеть свою маму…

— Да, понимаю, — сказал Роджер, но в его голосе слышалась легкая тревога. — Но разве ты не можешь подождать несколько дней? До Нью-Берна морем добираться всего день, или чуть больше, и столько же — обратно… и я думаю, что справлюсь там с делом тоже за день-два.

— Нет, — заявила Брианна. — Я не могу. Да тут еще и Лиззи…

— Кто такая Лиззи?

— Моя горничная… ты ее видел. Она хотела двинуть тебя бутылкой. — Брианна хихикнула при этом воспоминании. — Лиззи очень храбрая девочка.

— Да, не сомневаюсь, — немного сухо откликнулся Роджер. — Но разве это причина…

— Она нездорова, — перебила его Брианна. — Ты, похоже, не заметил, какая она бледная. Думаю, у нее малярия; у нее жуткие приступы лихорадки, то жар, то озноб, и это продолжается почти сутки или около того, а потом прекращается… ну, а через несколько дней все начинается сначала. Я должна как можно скорее показать ее маме. Я просто должна.

Брианна чувствовала, что Роджер внутренне сопротивляется, ищет возражения. Она потянулась к нему и погладила по щеке.

— Я должна это сделать, — мягко повторила девушка и поняла, что Роджер сдался.

— Ладно, хорошо, — сказал он. — Хорошо. Я присоединюсь к вам так скоро, как только смогу. Но, прошу, сделай мне одно одолжение, а? Надень платье, черт тебя побери!

— Тебе не нравятся мои бриджи? — Брианна забулькала смехом, как газированная вода пузырьками, но тут же резко умолкла, словно ее поразила какая-та новая мысль. — Роджер, — осторожно спросила девушка, — а что ты вообще-то собираешься сделать… ты что, хочешь стащить тот камень?

— Да, — просто ответил Роджер.

Брианна молчала минуту-другую, водя большим пальцем по ладони Роджера.

— Не надо, — сказала она наконец едва слышно. — Не делай этого, Роджер.

— Если ты беспокоишься о человеке, который им владеет, то это напрасно, — Роджер обнял Брианну, желая успокоить ее. — Он и сам наверняка стащил его у кого-то, я в этом не сомневаюсь.

— Я не о нем тревожусь, дубина, а о тебе!

— Ну, со мной все будет в порядке, — заверил ее Роджер, стараясь, чтобы его голос звучал как можно более беспечно.

— Роджер, в этом веке людей, попавшихся на воровстве, вешают!

— Я не собираюсь попадаться. — Роджер нашел руки девушки, сжал их в своих ладонях. — Ты и оглянуться не успеешь, как я вернусь.

— Но ты не…

— Все будет хорошо, — твердо сказал он. — Я же сказал, что позабочусь о тебе, так? И я это сделаю.

— Но…

Роджер наклонился к ней и заставил замолчать самым простым способом — поцеловав в губы. А потом медленно, очень медленно притянул ее руки к своим бедрам.

Брианна судорожно вздохнула, охваченная предвкушением.

— Мм? — промурлыкал Роджер, не отрываясь от ее губ, и, не дожидаясь ответа, опрокинул девушку на солому, лег на нее и коленями раздвинул ее ноги.

Она задохнулась и укусила его за плечо, когда он овладел ею, но он не издал ни звука, хотя укус был довольно сильным.

47
{"b":"11394","o":1}