ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— …Фархард Кэмпбелл лучше знает…

— Фергус, па, ты его видел? С ним все в порядке? «Па»?

Брианна краем ума отметила это слово, слегка негодуя, что некто еще может называть его так, потому что, потому что..

Голос ее тетушки, донесшийся откуда-то издалека, произнесший: «Бедная детка просто спит сидя; я слышу, как она посапывает. Юлисес, отнеси-ка ее в постель.»

И опять чьи-то руки — сильные, крепкие… они без малейшего усилия подняли ее… но от чернокожего дворецкого пахло вовсе не по-домашнему, не свечами или корицей, а свежими опилками и льняным бельем, как от ее отца…

Брианна перестала сопротивляться сну и уронила голову на грудь Юлисеса. Или это был Джейми Фрезер?

Фергус Фрезер мог говорить, как настоящий шотландец, но выглядел он при этом, как французский аристократ. Французский аристократ, держащий путь на гильотину, мысленно уточнила Брианна свое первое впечатление.

Смуглый, интересный, довольно хрупкий и не слишком высокий, он лениво, словно прогуливаясь, приблизился к скамье подсудимых и повернулся лицом к залу, высоко вздернув длинный нос. Рваная одежда, небритый подбородок и большой пурпурный синяк под одним глазом ничуть не уменьшали общего выражения аристократической презрительности ко всему окружающему. Даже металлический крюк, заменявший Фергусу Фрезеру недостающую руку, лишь усиливал общее впечатление романтического ореола, присущего людям с дурной репутацией.

Марсела слегка вздохнула, увидев его, и ее губы плотно сжались. Она наклонилась перед Брианной, обращаясь к Джейми.

— Что они с ним сделали, эти ублюдки?

— Ничего особенного. — Джейми слегка шевельнулся и жестом велел Марселе вернуться в исходное положение, и она замерла на своем месте, пылающим взглядом изучая судебного пристава и шерифа.

Эти двое едва смогли отыскать места, чтобы сесть; каждый квадратный дюйм пространства небольшого зала был забит до отказа, и в задней части, где скамей уже не было, толпились и гудели люди, и порядок в толпе поддерживался (и то с трудом) лишь благодаря солдатам в красных мундирах, стоявшим возле входной двери. Еще несколько солдат стояли на страже в передней части зала, рядом с местом судьи, а в углу за их спинами находился младший офицер, следивший за всеми.

Брианна видела, как этот самый офицер заметил в толпе Джейми Фрезера, и тут же по широкому лицу мужчины расплылось выражение ехидного удовлетворения, почти животного злорадства. От этого неприятного зрелища волоски на затылке Брианны шевельнулись, но ее отец ответил офицеру прямым твердым взглядом, а потом равнодушно отвернулся.

Наконец судья воссел в свое кресло и церемония отправления правосудия началась по всем правилам. Но это не было судом присяжных; разбирательство дела вел лишь судья со своими помощниками.

Брианна мало что поняла из разговоров накануне вечером, но утром, за завтраком, она сумела разобраться в сути происходящего, а заодно выяснила, кто есть кто в окружавших ее людях. Маленькая чернокожая женщина, которую звали Федрой, была одной из рабынь Джокасты, а высокий добродушный юноша с чарующей улыбкой оказался племянником Джейми, Яном, и, следовательно, ее двоюродным братом… и это открытие вызвало в душе Брианны такое же волнение, как то, что она испытала в Лаллиброхе. Очаровательная светловолосая Марсела была женой Фергуса, а сам Фергус, само собой, оказался французом, сиротой, которого Джейми неофициально усыновил в Париже как раз накануне восстания Карла Стюарта.

Досточтимый судья Конант, крошечный джентльмен средних лет, расправил свой парик, уложил складки мантии и распорядился о начале слушания. Из дела следовало, что вышеозначенный Фергус Клод Фрезер, житель графства Ровен, четвертого августа этого года, одна тысяча семьсот шестьдесят девятого от Рождества Христова, злоумышленно напал на некоего Хьюго Бероуна, полномочного шерифа поименованного графства, и похитил у него имущество Короны, которое находилось под охраной и попечительством шерифа.

Вышеназванный Хьюго, вызванный для дачи свидетельских показаний, оказался долговязым, неуклюжим парнем лет около тридцати, с явно неуравновешенным характером. Он непрерывно переминался с ноги на ногу, поворачивался в разные стороны все то время, пока ему задавали вопросы. Он утверждал, что встретился с обвиняемым на дороге в Буффало, в то время как он, Бероун, был занят преследованием в рамках своих служебных обязанностей.

Обвиняемый грубо оскорбил его по-французски, а когда он, шериф, пытался продолжить свой путь, погнался за ним, остановил, сильно ударил по лицу и отобрал собственность Короны, бывшую в распоряжении Бероуна, а именно — лошадь с седлом и уздечкой.

По предложению суда свидетель скривил рот в отчаянной гримасе, чтобы показать сломанный зуб с правой стороны — результат нападения.

Досточтимый судья Конант с нескрываемым интересом всмотрелся в остатки зуба и повернулся к арестованному.

— Да, действительно. Итак, мистер Фрезер, можем мы услышать ваше мнение об этом печальном событии?

Фрезер опустил нос на полдюйма, награждая судью не большей долей внимания, чем та, какой он удостоил бы таракана.

— Этот отвратительный кусок навоза, — начал он неторопливо, — напал…

— Заключенному следует воздержаться от оскорблений, — холодно перебил его судья Конант.

— Этот представитель закона, — снова заговорил Фергус, не моргнув глазом, — напал на мою жену, когда она возвращалась с мельницы, и мой маленький сын был с ней в седле. Этот… представитель закона… остановил ее и бесцеремонно стащил из седла на землю, заявив, что он забирает ее лошадь вместе с упряжью в счет уплаты налога, и оставил женщину с маленьким ребенком на дороге в пяти милях от моего дома, на жаре, в середине дня! — Он окатил Бероуна яростным взглядом, а тот в ответ лишь прищурился. Марсела, сидевшая рядом с Брианной, громко втянула воздух через нос.

— Какого рода налог задолжал обвиняемый закону? — прозвучал следующий вопрос судьи Конанта.

Темный румянец залил щеки Фергуса.

— Я ничего не должен! Это он утверждает, что за мою землю положено платить ежегодно по три шиллинга, но это неправда! Моя земля освобождена от этого налога, в силу того, что это часть земель, дарованных Джеймсу Фрезеру губернатором Трайоном! Я сто раз это объяснял этому вонючему salaud, еще когда он приезжал ко мне домой и пытался отобрать у меня деньги!

— Я ничего не слышал о таком даре, — угрюмо произнес Бероун. — Все эти фермеры готовы рассказать любую сказку, лишь бы не платить. Все они лжецы и бездельники!

— Oreilles enfeuille de choul

Легкая волна смеха пробежала по залу суда, почти заглушив замечание судьи в адрес говорившего. Брианна достаточно понимала французский, чтобы перевести сказанное: «Уши как цветная капуста!» — и она тоже не смогла сдержать смех.

Судья Конант вскинул голову и всмотрелся в публику, заполнявшую зал.

— Присутствует ли здесь Джеймс Фрезер?

Джейми встал и почтительно поклонился.

— Я здесь, ваша честь.

— Приведите его к присяге, бейлиф.

Джейми, должным образом поклявшись говорить только правду и ничего кроме правды, подтвердил тот факт, что он действительно является владельцем дарованных земель, и что упомянутый дар был совершен губернатором Трайоном, и что в условия гранта входит освобождение упомянутых земель от налогов на период в десять лет, и данный период истечет через девять лет, считая с настоящего момента; и наконец, Джейми сообщил, что Фергус Фрезер построил дом и создал зерновую ферму именно в границах дарованной территории, с разрешения его самого, владельца, Джеймса Александра Малькольма Маккензи Фрезера.

Внимание Брианны поначалу сосредоточилось исключительно на ее отце; она просто была не в силах оторвать от него взгляд. Он был самым высоким мужчиной среди присутствующих, и самым эффектным в своей снежно-белой льняной рубашке и темно-голубом сюртуке, подчеркивавшем цвет его слегка раскосых глаз и огненных волос.

Но потом какое-то движение в углу зала отвлекло ее, и, посмотрев туда, Брианна увидела того самого офицера, которого уже заметила прежде. Офицер больше не смотрел на ее отца, он пристально уставился на Хьюго Бероуна. Бероун едва заметно кивнул ему и сел, ожидая, пока Фрезер закончит свои показания.

54
{"b":"11394","o":1}