ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что ж, видимо, показаний мистера Фрезера об освобождении его земель от налогов вполне достаточно, мистер Бероун, — мягко произнес судья Конант. — И следовательно, я должен принять к сведению…

— Он не может этого доказать! — выпалил Бероун. Он бросил взгляд на офицера, как бы в поисках моральной поддержки, и выпятил вперед длинный подбородок. — У него нет документов! Это просто слова Джеймса Фрезера!

По залу суда пробежал ропот; на этот раз в приглушенных голосах звучала угроза. Брианна без труда определила, что публика недовольна тем, что слова ее отца поставлены под сомнения; ее вдруг охватила гордость за Джейми Фрезера.

Однако ее отец не выразил ни малейшего недовольства услышанным. Он просто снова встал и поклонился судье.

— Если ваша честь позволит… — Он сунул руку во внутренний карман сюртука и достал сложенный лист плотной пергаментной бумаги с красной восковой печатью. — Ваша честь наверняка знакомы с печатью губернатора, я уверен в этом, — сказал Джейми Фрезер и, подойдя к столу судьи, положил на него бумагу. Судья Конант вздернул одну бровь, но внимательно рассмотрел печать, потом взломал ее, исследовал документ и отложил его в сторону.

— Это должным образом заверенная копия оригинальной грамоты дарования земель, — возвестил судья, — и она подписана его превосходительством Вильямом Трайоном.

— Да как он ее раздобыл? — ляпнул Бероун. — У него же времени не было съездить в Нью-Берн и обратно! — И тут же кровь отхлынула от его лица. Брианна посмотрела на офицера; его широкое лицо вдруг побледнело ничуть не меньше, чем физиономия Бероуна.

Судья бросил на шерифа острый, внимательный взгляд, но заговорил спокойным тоном:

— Учитывая, что документальное доказательство в настоящее время представлено в распоряжение суда, мы считаем, что ответчик не может быть обвинен в нападении и краже, поскольку спорная собственность является принадлежащей ему по закону. Что же касается избиения, то… — В этот момент судья заметил, что Джейми не вернулся на свое место, а продолжает стоять перед судейским столом. — Да, мистер Фрезер? Вы хотите сообщить суду что-то еще? — И досточтимый судья Конант аккуратно промокнул платком капельку пота, сползшую из-под его парика; в маленьком зале было так много народа, что атмосфера напоминала парную баню.

— Я прошу высокочтимый суд простить мне мое любопытство, ваша честь. Но… имеется ли у вас подробное изложение событий, описание нападения, сделанное лично мистером Бероуном, записанное с его слов?

Судья на этот раз вздернул обе брови, но быстро переворошил лежавшие перед ним бумаги и протянул одну из них судебному поверенному, ткнув пальцем в какое-то место на странице.

Бейлиф начал громко читать:

— Обвинитель утверждает, что упомянутый Фергус Фрезер ударил его в лицо кулаком, вследствие чего обвинитель упал на землю, а обвинитель тем временем схватил лошадь за уздечку, вскочил в седло и ускакал, выкрикивая оскорбления на французском языке. Обвинитель…

Громкий кашель, раздавшийся со скамьи подсудимых, привлек все взгляды к обвиняемому, — а он, очаровательно улыбнувшись досточтимому судье Конанту, достал из кармана носовой платок и демонстративно вытер лицо — нацепив упомянутый платок на железный крюк, заменявший ему левую руку.

— Ох! — выдохнул досточтимый судья, и его ледяной взгляд устремился к свидетельскому креслу, в котором съежился перепуганный до полусмерти Бероун. — Как вы объясните суду, сэр, что вы получили удар с правой стороны лица? Для этого напавший на вас человек должен был ударить вас левой рукой, но у него нет левой руки!

— Да, crottin, — весело сказал Фергус. — Объясни это.

Видимо, решив, что объяснения Бероуна — или попытки такого объяснения — следует выслушать в более интимной обстановке, досточтимый судья Конант объявил, что заседание суда закончено, а Фергус Фрезер объявлен невиновным по всем пунктам обвинения.

— Это я сделала, — гордо заявила Марсела, не отпускавшая руку мужа во все время торжественного пира, устроенного в честь победы в суде.

— Ты? — Джейми удивленно посмотрел на женщину. — Ты хочешь сказать, что заехала кулаком в физиономию представителю закона?

— Не кулаком, ногой, — уточнила Марсела — Когда этот дерьмовый сопляк тащил меня из седла, я его и лягнула в челюсть. Да он бы ни за что не сбросил меня на землю, если бы не схватил малыша Германа! — добавила она, разъярившись при воспоминании о минувших событиях. — Ну, а тут уж, конечно, мне пришлось спрыгнуть и подхватить ребенка.

Она погладила тонкие светлые волосики едва начавшего ходить малыша, державшегося за ее юбку; в кулачке малыш зажал кусок бисквита.

— Я что-то не совсем понимаю, — сказала Брианна. — Что, этот мистер Бероун не захотел признаться, что его ударила женщина?

— Нет, не в этом дело, — откликнулся Джейми, наливая еще одну кружку эля и подавая его Брианне. — Просто сержант Марчинсон старается напакостить, как может.

— Сержант Марчинсон? Это случайно не тот армейский офицер, что присутствовал в суде? — спросила Брианна. Она из вежливости сделала маленький глоток эля. — Тот, что похож на недожаренного поросенка?

Ее отец усмехнулся, услышав такое сравнение.

— Да уж, это точно он. Тут не ошибешься. Я ему не нравлюсь, — пояснил Джейми. — Это уже не в первый раз… да и не в последний. Он то и дело пытается подстроить какую-нибудь гадость, чтобы подловить меня.

— Но не мог же он надеяться, что в суде проскочит такое глупое обвинение! — воскликнула Джокаста, наклоняясь немного вперед и протягивая руку. Юлисес, стоявший рядом с ее стулом, тут же придвинул на необходимый дюйм блюдо с лепешками. Джокаста уверенно взяла одну и обернула безмятежные слепые глаза к Джейми. — Что, неужели действительно было необходимо ниспровергать Фархарда Кэмпбелла? — спросила она недовольным тоном.

— Да, необходимо, — ответил Джейми. И, видя недоумение Брианны, пояснил: — Фархард Кэмпбелл — постоянный судья в этом округе. Но если бы он вдруг не заболел так кстати, — Джейми снова усмехнулся, в его глазах плясали веселые чертики, — разбирательство могло бы затянуться до конца недели. А ведь как раз в этом и состоял их план, а? Марчинсона и Бероуна. Они намеревались предъявить обвинение, добиться ареста Фергуса и заставить меня уехать с гор как раз в самый разгар сбора урожая… и они вообще-то в этом преуспели, черт бы их побрал, — резко добавил он. — Вот только они рассчитывали на то, что я не успею получить в Нью-Берне копию дарственной к началу судебного разбирательства… да я и в самом деле не успел бы, назначь они суд на прошлую неделю. — Он улыбнулся Яну, и парень, который сломя голову скакал в Нью-Берн, чтобы раздобыть нужный документ, порозовел от смущения и спрятал довольное лицо в кружке с пуншем. — Фархард Кэмпбелл — хороший друг, тетя, — сказал Джейми, обращаясь к Джокасте, — но ты ничуть не хуже меня знаешь, что он настоящий крючкотвор, и никакого значения не имеет то, что ему во всех подробностях известен текст дарственной. Если бы я не предоставил суду доказательства, он бы счел своим долгом вынести решение не в мою пользу. А если бы он это сделал, — продолжил Джейми, снова поворачиваясь к Брианне, — мне бы пришлось опротестовывать вердикт, а это бы значило, что Фергуса переведут в тюрьму в Нью-Берне, и новое рассмотрение дела состоялось бы там. В конце концов все пришло к тому же самому результату, что и здесь… но мы с Фергусом оказались бы вдали от своих полей в самую горячую пору, и это обошлось бы мне куда дороже, чем можно выручить за весь урожай. — Он посмотрел на Брианну через край своей кружки, и его темно-голубые глаза вдруг стали очень серьезными. — Надеюсь, ты не думаешь, что я ужасно богат? — спросил он.

— Я вообще об этом не думала, — удивленно ответила девушка, и Джейми улыбнулся.

— Ну и хорошо, — улыбнулся Джейми. — Потому что, хотя у меня и в самом деле довольно много земли, окультурена пока что только самая малая ее часть; ну, нам-то этого хватает, хотя и с трудом, и мы можем засеять поля и прокормиться сами, да еще остается немножко для скота. Ну, и при способностях твоей мамы… — улыбка Джейми стала шире. — Она приносит дохода побольше, чем тридцать акров кукурузы и овса. — Он поставил на стол опустевшую чашку и поднялся. — Ян, ты присмотришь за погрузкой и отправишься с Фергусом и Марселой, хорошо? А мы с дочуркой поедем вперед, я думаю. — Он вопросительно посмотрел на Брианну. — Джокаста позаботится о твоей горничной. Ты ведь не против того, чтобы выехать поскорее?

55
{"b":"11394","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Царский витязь. Том 2
Грани игры. Жизнь как игра
Тараканы
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Бизнес – это страсть. Идем вперед! 35 принципов от топ-менеджера Оzоn.ru
Актеры затонувшего театра
Ловушка для птиц
Живи легко!