ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Брианна усмехнулась точь-в-точь как ее отец, ее глаза вспыхнули, как звезды, влажные от счастья.

— Появления испанской инквизиции тоже никто не ожидал, — заявила она.

— Чего-чего? — с глупым видом спросил Джейми.

ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ

НАПРЯЖЕНИЕ

Глава 42

Лунный свет

Сентябрь 1769 года

Брианна очнулась от глубокого, лишенного сновидений сна, почувствовав руку на своем плече. Она резко приподнялась на локте, моргая. В сумерках она едва смогла различить лицо Джейми, склонившееся над ней; огонь в очаге давно угас, лишь красные угли бросали слабый свет, и в хижине было слишком темно.

— Я собираюсь поохотиться в горах, девочка; хочешь пойти со мной? — шепотом спросил Джейми.

Брианна потерла глаза, пытаясь привести в порядок сонные мысли, и решительно кивнула.

— Хорошо. Натягивай свои штаны. — Джейми выпрямился и бесшумно вышел за дверь, впустив внутрь клуб остро пахнущего холодного воздуха.

К тому времени, как девушка надела бриджи и чулки, двигаясь все так же бесшумно, несмотря на то, что на этот раз он нес в руках целую охапку дров. Кивнув Брианне, он опустился на колени возле очага, чтобы заново разжечь огонь. Брианна, спрятав руки под куртку, выбежала наружу, устремившись к уборной.

Вокруг было темно и тихо; если бы не холод, Брианна могла бы подумать, что она все еще спит. Звезды горели ледяным светом, и казалось, что они висят невероятно низко, что они могут свалиться с неба в любую минуту и исчезнут, шипя, во влажных от ночного тумана и росы деревьях на склоне горы за домиком.

Который может быть час, пыталась сообразить Брианна, дрожа от прикосновения сырых холодных досок к ее теплым после сна бедрам. Пожалуй, самое начало новых суток, и наверняка до рассвета еще очень далеко. Все вокруг было погружено в сон; ни единая мошка не жужжала над грядками с целебными травами, посаженными ее матерью, ни один листок не шелестел, даже кукурузное поле не издавало ни звука…

Когда Брианна толкнула дверь хижины, воздух внутри показался ей густым и плотным; в нем смешались запахи дыма, горящего дерева, спящих тел… И, напротив, воздух за стенами дома был сладким, но почти неощутимым… и Брианна вдохнула его еще раз, прежде чем перешагнуть порог.

Джейми уже собрался; на его поясе висела кожаная сумка, а еще топор и рожок с порохом. Через плечо была перекинута лямка мешка, сшитого из парусины. Брианна не стала входить в дом, она остановилась в дверях, наблюдая за тем, как Джейми наклонился и поцеловал ее мать, еще лежавшую в постели.

Конечно, Джейми прекрасно знал, что Брианна смотрит на них, так что это был просто легкий поцелуй в лоб… и тем не менее девушка вдруг почувствовала себя так, словно она вторглась в нечто запретное, словно она — извращенка, подглядывающая из-за угла за чем-то слишком интимным… И ей стало еще хуже, когда длинная, светлая рука Клэр выскользнула из-под одеяла и коснулась лица Джейми с такой нежностью, что у Брианны сжалось сердце. Клэр что-то пробормотала, но Брианна не расслышала ее слов.

Она стремительно отвернулась, и ее лицо загорелось жаром, несмотря на холодный воздух, — и к тому времени, когда Джейми вышел из дома, уже стояла на дальнем конце поляны. Он захлопнул дверь, подождал, пока изнутри щелкнул, закрываясь, засов.

В руках Джейми держал ружье — нечто чрезвычайно длинное, словно шест.

Джейми ничего не сказал, только улыбнулся Брианне и кивнул в сторону леса. Она пошла следом за ним, легко шагая по едва заметному следу, пролагаемому Фрезером между зарослями елей и каштановыми рощицами. Его ноги сбивали росу с пышной травы, оставляя темную полосу на фоне трепещущего серебра.

Они довольно долго шли по непонятной извилистой линии, оставаясь практически на той же высоте, на какой стояла хижина, а потом вдруг начали подниматься вверх. Все еще было темно, и все же безмолвие кончилось. Где-то неподалеку птаха, затаившаяся в кроне дерева, подала голос.

А потом весь горный склон ожил и взорвался птичьим звоном, и писком, и визгом, и шорохами… И кроме шума, вокруг началось движение: трещали чьи-то крылья, едва слышно скреблись чьи-то когти… Джейми остановился, прислушиваясь.

Брианна тоже остановилась, глядя на него. Освещение в лесу изменялось так медленно, что Брианна почти не осознала, что стало светлее; ее глаза привыкли к темноте, она прекрасно видела все и при слабом свете звезд, и лишь тогда заметила наступление рассвета, когда оторвала взгляд от земли и обнаружила, что волосы отца пылают огнем.

В его заплечном мешке нашелся небольшой запас еды; они сели на ствол упавшего дерева и перекусили яблоками и хлебом. Потом Брианна напилась из маленького родника — тонкая струйка воды сочилась из-под камня, с тихим звоном падая вниз, и Брианна подставила под нее ладони, ловя холодные прозрачные капли.

Оглянувшись назад, она не увидела ни малейших признаков жилья; строения и поля исчезли, как не бывали вовсе, словно горы молчаливо сомкнули стену леса, поглотив все, созданное человеком…

Она вытерла руки полой пальто, вновь остро ощутив шелуху конского каштана в кармане. Здесь, на этих лесистых склонах, конские каштаны не росли; это было чисто английское дерево, его сажали некоторые из переселенцев, надеясь создать в чужом краю нечто похожее не родной дом; оно казалось им живым звеном, связывавшим их с другой, оставшейся в прошлом жизнью. Брианна на мгновение прижала ладонь к карману, гадая, хорошо ли она поступила, оборвав собственные связующие с прошлым цепи… а потом повернулась и пошла вслед за отцом вверх по склону.

Поначалу ее сердце отчаянно колотилось, а мышцы ног болели от непривычной нагрузки, ведь ей не приходилось прежде постоянно карабкаться по горам… но потом тело уловило ритм земли, почвы. И когда окончательно рассветало, Брианна уже не спотыкалась на каждом шагу. Ее ноги легко шагали по толстому слою прошлогодней листвы, и она чувствовала себя так, словно могла вот-вот взлететь и устремиться в небо, висевшее так низко… и освободиться от земных пут.

И на мгновение ей захотелось умчаться в голубые просторы… Но цепи, живые цепи все еще приковывали ее к земле, и звеньями этих цепей были ее мать, ее отец, Лиззи… и Роджер. Над горами внезапно поднялось солнце — огромный огненный шар, разбрасывающий свет… Брианне пришлось на несколько мгновений закрыть глаза, чтобы не ослепнуть.

Наконец они добрались до него — до того места, которое хотел показать Брианне Джейми. У подножия почти вертикального голого склона лежали горой камни, осыпавшиеся со скалы, — они заросли мхом и лишайниками, между ними уже начали неуверенно пробиваться молодые деревца. Джейми посмотрел вверх и жестом пригласил Брианну следовать за ним. Между огромными валунами и обломками скал пролегала тропа — едва заметная, но все же тропа. Джейми почувствовал, как Брианна за его спиной неуверенно замедлила шаг, и оглянулся.

Она улыбнулась и взмахнула рукой, показывая на огромные камни рядом с ним. Гигантский кусок известняка свалился сюда сверху и раскололся пополам; Джейми стоял как раз между его половинками.

— Ничего, все в порядке, — негромко сказала Брианна. — Просто мне это кое о чем напомнило.

Однако и Фрезеру это кое о чем напомнило, и он почувствовал, как шевельнулись волоски на его руках. Ему пришлось остановиться и подождать, пока Брианна пройдет между камнями, он просто должен был убедиться, что все будет в порядке. Но ничего не случилось; она легко, хотя и с осторожностью, миновала щель и подошла к нему. Джейми ощутил неодолимое желание коснуться девушки; ему хотелось удостовериться, что она здесь, живая. Он протянул руку и, сжав ее крепкие пальцы, облегченно вздохнул.

Он рассчитал время абсолютно точно; солнце как раз поднималось над дальним гребнем гор, когда они вышли на открытое пространство в верхней части склона. Под ними раскинулись невысокие горы и глубокие долины, заполненные таким густым туманом, что казалось, будто это дым вытекает из глубин земли и заполняет собой все щели. С горы прямо напротив них рушился водопад, исчезая в тумане.

57
{"b":"11394","o":1}