ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Девушка видела, как Джейми улыбнулся в ответ на ее слова; луна поднялась уже достаточно высоко, чтобы осветить поляну, на которой они сидели. Джейми поднял голову, всматриваясь в спутник Земли.

— Вот как? И что же они рассказали о Луне, те люди?

— Им ни к чему было рассказывать… они посылали оттуда изображения. Я тебе рассказывала о телевидении?

Он посмотрел на нее несколько озадаченно, и Брианна поняла, что, как и в большинстве случаев, когда она рассказывала ему о своем времени, Джейми не слишком уловил суть идеи кино, говорящих и движущихся изображений, лишь принял к сведению, что такое вроде бы может существовать… и уж совсем недоступной для него выглядела мысль о передаче изображений сквозь воздух.

— Да… — произнес он неуверенно. — И… и ты их видела, эти картинки?

— Да. — Брианна откинулась назад, прислонившись спиной к валуну, обхватила руками колени, глядя на кривой шар, висевший в небе над ними. Вокруг луны светился неясный нимб… несмотря на ущербность самой луны, золотистый круг имел безупречную форму, и его наружный край таял в звездном небе, как круг, побежавший по воде, в которую бросили камень.

— Завтра хорошая погода будет, — заметил Джейми, тоже глядя на луну и окружавшее ее гало.

— Правда? — Брианна видела все вокруг почти так же отчетливо, как при дневном свете, но цвета изменились, поблекли; на месте ярких насыщенных красок остались лишь черные и серые тона… как на тех изображениях Луны, которые пыталась описать Брианна. — Ожидание длилось многие часы… Никто не мог точно сказать, сколько времени понадобится космонавтам, чтобы сесть на лунную поверхность и выйти из корабля наружу в тяжелых скафандрах… ты знаешь, что на Луне совсем нет воздуха? — Она вопросительно глянула на отца, и тот кивнул, слушая ее внимательно, как школьник учителя.

— Да, Клэр мне говорила… — пробормотал он.

— Кинокамера, ну, та штука, которая передает картинки… была направлена на космический корабль сбоку, так что мы видели посадочные опоры корабля в лунной пыли, и эта пыль клубилась, словно по ней пробежались конские копыта.. Там, где сел корабль, было ровное место; его покрывало нечто вроде мягкой мелкой пыли, и кое-где в ней были разбросаны мелкие камни. А потом камера передвинулась… а может, просто включилась вторая, и стали видны скалистые утесы вдали. Там все голое… никаких растений, нет воды, нет воздуха… но там есть своеобразная красота, хотя, возможно, и чуть-чуть зловещая.

— Похоже на Шотландию, — сказал Джейми и негромко рассмеялся; но за этим смехом Брианна уловила тоску по голым, бесплодным горам его родины.

— Звезды — это на самом деле такие же солнца, как наше. Просто они слишком далеко от нас, и потому кажутся такими маленькими. Они так далеко, что нужны многие-многие годы, чтобы долететь до них… вообще-то они так далеко, что мы продолжаем видеть их свет, когда сами звезды уже гаснут, умирают…

— Да, Клэр когда-то давно говорила мне об этом, — мягко произнес Джейми. Он еще несколько мгновений сидел неподвижно, потом решительно поднялся на ноги. — Пора, девочка. Идем, захватим в плен пчелиный рой и отправимся домой.

Ночь была достаточно теплой, чтобы можно было оставить поднятым оконный «покров» — шкуру свернули и скатали, открыв доступ воздуху. Случайные мошки и жуки время от времени залетали внутрь, то падая в котел, то совершая отчаянное самоубийство в огне очага, — но все это было ерундой по сравнению с чистым прохладным воздухом пахнувшим листвой.

В первую же ночь Ян галантно уступил Брианне свою низенькую кровать и вместе с Ролло отправился спать в сарай, где хранились травы, заверив девушку, что просто обожает уединение.

Выходя за дверь, он крепко хлопнул Джейми по спине и сжал его плечо, и этот его жест поздравления выглядел настолько взрослым, что я невольно улыбнулась.

Джейми тоже улыбнулся; собственно говоря, он вообще улыбался не переставая в последние несколько дней. Но сейчас улыбки на его лице не было, зато взгляд Джейми, напряженный и сосредоточенный, устремился куда-то вглубь его собственного ума. Ущербная луна ползла по небу, и света через окно просачивалось достаточно, чтобы я могла отчетливо видеть, как Джейми лежит на спине и смотрит в никуда.

Меня удивило то, что он до сих пор не заснул. Он поднялся еще до рассвета и целый день провел в горах с Брианной, и вернулся уже за полночь, принеся полный плен сонный, одурманенных дымом пчел, которые, пожалуй, будут весьма раздражены поутру, когда обнаружат, какой с ними проделали подлый фокус. Я решила, что буду держаться как можно дальше от того конца сада, где Джейми поселил новых жильцов; только что переселенные пчелы обычно склонны сначала кусать, а уж потом выяснять, кого именно они тяпнули.

Джейми глубоко вздохнул, и я придвинулась к нему, прилаживаясь к изгибам его тела Несмотря на то, что ночь была теплой, Джейми надел рубашку, чтобы не смущать Брианну.

— Не можешь заснуть? — спросила я шепотом. — Может, это лунный свет тревожит тебя?

— Нет. — Но он смотрел именно за окно, на луну. Она уже поднялась над гребнем горы, и хотя не обладала еще безупречной формой, все же сияла так, что небо вокруг нее казалось выгоревшим.

— Ну, если не луна, так еще что-то. — Я осторожно погладила его по животу и позволила своим пальцам лечь на его мощную, выпирающую грудную клетку.

Он снова вздохнул и сжал мою руку.

— Ох, это просто разные глупые сожаления, Сасснек. — Он повернул голову и посмотрел на низенькую выдвижную кровать, на разбросанные по подушке темные волосы Брианны. — Мне ужасно жаль, что нам придется потерять ее.

— Мм… — Я провела пальцем по его груди. Я знала, что потеря неизбежна… прекрасно осознавала, что нам обязательно придется расстаться… но я не хотела говорить об этом, не хотела разрушать очарование временного единства нас троих… — Но ведь ты не потеряешь ее на самом деле, — мягко напомнила я, прижимая кончик пальца к ямке в центре его груди.

— Она должна вернуться обратно, Сасснек… и ты знаешь это не хуже меня. — Джейми нетерпеливо шевельнулся, но не отстранил мою руку. — Ты посмотри на нее. Она же здесь, как верблюд Людовика!

Несмотря на легкую грусть, я хихикнула при этом воспоминании. Людовик, король Франции, завел в Версале замечательный зверинец, и в хорошие дни посетители могли выгуливать некоторых животных, водя их по просторным садам, ради просвещения народа.

Мы как-то раз тоже гуляли в тех садах, и, повернув в одну из аллей, вдруг обнаружили двугорбого верблюда, направлявшегося по дорожке в нашу сторону, великолепного и величественного в золотой и серебряной упряжи, безмятежно и в то же время презрительно возвышавшегося над толпой разинувших рты зрителей… он выглядел фантастически чужеродным в аккуратном французском парке, он был уж слишком не на месте среди классических белых скульптур…

— Да, — согласилась я, неохотно признавая ею правоту, хотя сердце у меня сжалось от горечи. — Да, конечно, она должна вернуться. Она принадлежит своему времени.

— Я это прекрасно понял. — Джейми положил ладонь на мою руку, но продолжал смотреть на Брианну. — Мне не следует печалиться из-за этого… но я ничего не могу с собой поделать.

— Я тоже. — Я прижалась лбом к его плечу, вдыхая чистый запах его кожи. — Но ведь все так, как я сказала… Ты не потеряешь своего ребенка Ты… ты помнишь Фэйт?

Мой голос дрогнул, когда я произнесла это; мы оба много лет вообще не упоминали о нашей первой дочери, родившейся мертвой, во Франции.

Рука Джейми обняла меня, сжала мои плечи.

— Конечно, я помню, — мягко ответил он. — Неужели ты думаешь, что я могу об этом забыть?

— Нет, не думаю… — По моим щекам потекли слезы, но я не плакала по-настоящему; просто меня переполняли чувства. — Вот это я и имела в виду. Я никогда не говорила тебе… но когда мы ездили в Париж, чтобы повидать Джаред, я ходила в Госпиталь Святых Ангелов; я нашла ее могилку. Я… я принесла ей розовый тюльпан.

Джейми на несколько мгновений замер.

60
{"b":"11394","o":1}