ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы подождем, пока ты сможешь подняться и идти, – сказала она.

– Идти куда?

– Фарель хотел, чтобы я проводила тебя в столицу в мэтрам Огня.

– Но… но ведь император умер! – возразил Януэль. – Зачем идти?

– Это ты убил его, Януэль. Ты его убийца.

Последние слова откликнулись в нем волной дрожи, прокатившейся по телу. Он ни на миг не допускал возможности бежать из крепости. Пока он еще не знал, почему Желчь столь внезапно переполнила Феникса, но понимал, что происшедшее не может быть вменено ему в вину. Ни один фениксиец не смог бы держать под контролем это Возрождение. Несомненно, существовало какое-то объяснение тому, что случилось, но без его, Януэля, помощи никому не удастся понять причину трагедии.

– Послушайте, Шенда, дело не в том, чтобы бежать и спрятаться. Те, кто управляет империей, должны выслушать меня. Я расскажу им всю правду, и мы вместе попытаемся понять, что же произошло. Не забывайте, что…

Быстрым движением Шенда зажала ему рот. Он было решил, что она хочет задушить его, но понял, что ошибается: там, за пологом, загрохотали тяжелые шаги.

– Ни слова больше, – прошептала она ему на ухо.

Януэль молча кивнул. Ему хотелось осторожно выскользнуть наружу, но эта рука на его губах вдруг пробудила в нем какое-то прежнее воспоминание. После смерти матери ни одна женщина не касалась его вот так. Смущенный этой мыслью, он вслушался: шаги постепенно удалялись и наконец затихли.

– Точно, это служитель, – заметила Шенда, убирая руку.

В ее взгляде появилось жесткое выражение.

– Послушай меня в свою очередь, фениксиец. Фарель настаивал, что тебе необходимо добраться до столицы. Если тебя схватят, то несомненно заключат в тюрьму, а, по его мнению, это худшее, что может с тобой произойти. Словом, во что бы то ни стало ты должен присоединиться к лиге.

– Но вы не принадлежите к фениксийцам и даже не знаете, о чем говорите.

Твердо ухватив его за подбородок, она приблизила к нему глаза:

– Мальчик мой, боюсь, что это ты не понимаешь. Ради тебя Фарель пожертвовал собой. Ты прав, я не принадлежу к лиге. Но твой наставник принял верное решение. Если ты попадешь в руки имперских властей, невозможно предсказать, что они с тобой сделают. Приближенным императора необходимо как можно скорее найти виновного в его смерти и наказать, иначе империя погрузится во мрак и хаос. Поразмысли сам… Они могут воспользоваться этим поводом и обвинить во всем фениксийцев. У тебе есть лишь одна возможность доказать свою невиновность.

– Что значит «мэтр Фарель пожертвовал собой»?..

– Ну да. Еще неизвестно, чем все для него закончится. Ему придется утверждать, что ты действовал по собственному побуждению, что тебя, несомненно, подкупили харонцы. Пока ты на свободе, ваши противники не могут доказать обратного. Вот что сейчас важно.

Януэль сник:

– Таким образом, свои же избрали меня в качестве идеального виновника случившегося, чтобы обезопасить лигу.

– Вот именно.

– Что ж, все пропало.

– Нет, не забывай, что лига хочет сохранить тебе жизнь. Тебя обвинили во всем лишь для того, чтобы выиграть время, и фениксийцы вовсе не заинтересованы в том, чтобы тебя схватили. Конечно, это достаточно опасная игра, но у Фареля не было иного выбора.

– Что с ним стало?

– Не знаю. Может быть, они задержат его и пустятся искать тебя. Или будут его пытать и затем казнят, чтобы успокоить послов.

Януэль, дрожа всем телом, обхватил голову руками.

– Самое трудное еще впереди, Януэль. Крепость оцеплена Грифонами. Ускользнуть отсюда смог бы лишь самый изощренный преступник империи… Идешь ли ты со мной? Сумеешь ли сделать все, что возможно, чтобы покинуть эту проклятую крепость?

В мыслях Януэля царил разброд. Он до сих пор не мог поверить в то, что выпавшая на его долю чудесная возможность осуществить Возрождение Феникса Истоков обернулась настоящим кошмаром. На что же ему решиться? Послушаться своей интуиции, подсказывающей, что он должен покончить с этим маскарадом? Достаточно отдернуть полог и сдаться первому появившемуся охраннику. Но остаются мэтр Фарель и Феникс. Первый рискует собственной жизнью, чтобы дать своему ученику шанс ускользнуть. Второй заключен в его сердце, и, если имперские власти решат казнить его, Януэля, Феникс погибнет. В этих обстоятельствах юноша лихорадочно пытался обрести точку опоры, решить, стоит ли продолжать жить. Возможно, жизнь его еще может обрести смысл, если удастся бежать из крепости с помощью этой незнакомки и добраться до мэтров Огня, чтобы открыть им всю правду.

Он поднял взгляд на Шенду:

– Что ж, веди меня в столицу. И скажи, для чего…

Она нахмурила брови:

– Что ты хочешь спросить?

– Для чего тебе рисковать своей жизнью? Ради золота? Обычно подданные Драконии предпочитают мечу перо.

Она, отбросив упавшую на лицо прядь, сухо бросила:

– Это тебя не касается.

– Напротив. Я хочу понять, можно ли доверять тебе.

– Лига мне платит достаточно, чтобы я взялась защищать тебя.

Януэль понимал, что это вовсе не единственная причина, но счел за лучшее не настаивать. Он не питал никаких иллюзий: без помощи этой женщины у него нет ни малейших шансов спастись и достичь Альдаранша.

Поднявшись, она сбросила плащ и принялась закреплять на спине ножны со своим магическим оружием. Януэль заметил, что у нее мало сходства с субтильными соотечественниками: ее рост в шесть раз превышал длину ступни, талия была упругой и соразмерной фигуре, ее тело являло собой тончайшую гармонию между женственной округлостью пропорций и натренированной мускулатурой. Внимание Януэля, казалось, удивило ее и позабавило. Подобрав плащ, она скрепила его на плечах двумя застежками.

– Как ты себя чувствуешь? – задала она вопрос, едва он встал на ноги.

– Неплохо, – пробурчал он.

На самом деле, как только он выпрямился, боль сжала его виски. Борясь с головокружением, он оперся на стену. Ноги его подкашивались, но все же он почти пришел в себя. Стиснув зубы, он признался:

– Не думаю, что смогу бежать.

– Охотно верю, – заметила она, выглядывая наружу. – Путь свободен, поспешим.

– Подожди!

– А, ты решил обращаться ко мне на «ты»?

У Януэля это вышло не намеренно. Он пожал плечами и спросил:

– Куда ты собираешься идти?

– К покоям, отведенным гостям. Послы в панике собираются отбыть как можно скорее, я хочу присоединиться в этой сутолоке к кому-нибудь, кто сможет помочь нам. В любом случае нам не удастся уйти незамеченными. Я рассчитываю лишь на то, что нас обнаружат не сразу.

– Но прежде чем мы доберемся до гостевых апартаментов, придется пройти несколько этажей.

– У тебя есть другое предложение?

– Может, лучше смешаться со слугами?

– Я думала об этом, но они все знают друг друга. Ночью я в этом убедилась. Ну все, следуй за мной, – приказала она, поднимая полог.

Неверными шагами фениксиец направился за Шендой. Они оказались в просторной спальне, по углам которой располагались еще четыре алькова, похожих на тот, что они покинули. В комнате были две двери, одна из них выходила на север, а другая на юг. Девушка выбрала вторую.

– Здесь лестница, которая ведет на кухню для прислуги, – уточнила она, нажимая на железную задвижку.

Дверь отворилась, перед ними открылась узкая лестница, уходящая куда-то во тьму. Снизу донесся звук, напоминающий журчание ручья. Шенда достала из ножен клинок подлиннее и, заткнув его за подкладку плаща, начала спускаться. Молчаливая и гибкая, как пантера, она едва касалась ступенек. В темноте Януэль было потерял ее из виду, но тут она дотронулась до его рукава, прошептав:

– Я здесь…

В конце спуска лестница упиралась в бронзовую дверь. Та была прикрыта так, что образовалась тонкая светящаяся щель. Девушка собрала волосы на затылке, закрепив их черной шелковой лентой, и приникла ухом к двери.

– Никого…

В кухонном помещении площадью пятьдесят на двадцать локтей над остывшими кастрюлями еще витал запах чеснока и солонины.

24
{"b":"11399","o":1}