ЛитМир - Электронная Библиотека

– Прихватим что-нибудь поесть, – прошептала спутница Януэля.

Они обшарили кухню, обнаружив глиняные сосуды и бочки с вином. В свете факелов Януэль нашарил несколько яблок, репу и головку сыра, обернул все это тряпкой и опустил за пазуху.

ГЛАВА 13

Этаж, отведенный послам Драконии, был освещен так, как это было привычно жителям этой страны. Угли теплились в жаровнях, а большая часть светильников, расположенных на высоте человеческого роста, была затемнена с помощью резных деревянных панелей. Драконийцы, плохо переносившие яркий солнечный свет этих мест, были рады возможности укрываться в изысканном полумраке предоставленных им покоев. А теперь этот полумрак оказался обстоятельством, благоприятствовавшим замыслам двух беглецов.

В то время как лакеи с удлиненными чертами лица проворно собирали вещи и наводили порядок в комнатах, драконийские послы, собравшись вместе, курили дахин – особый сорт табака с ароматом увядающих роз, доставляемый из страны Василисков. Шенде и Януэлю удалось без особого труда проскользнуть через эту часть замка. Суматоха сборов в постепенно пустеющей крепости облегчала их бегство. Тело убитого Шендой юноши еще не было обнаружено, а слуги, сновавшие взад и вперед, согнувшись под тяжестью клади, даже не покосились в их сторону.

Шенда на мгновение застыла перед запертой дверью, снабженной молотком, изображавшим львиную пасть. Затем она дважды коротко постучала.

– Ну кто еще? – проворчал чей-то голос. – Закончат они наконец с этими проклятыми сборами?

Улыбка тронула губы девушки. Отправив свой клинок Единорога в ножны и взяв Януэля за запястье, она переступила вместе с ним порог комнаты.

В дальнем, наиболее затемненном углу сидел один из самых могущественных посланцев Драконии. Человек со вкусом, он был известен как своим упорством в достижении цели, так и внимательным и обходительным обращением. Удлиненное лицо посла над губами было как бы перечеркнуто тонкой линией усов. На поредевшей шевелюре красовался головной убор из бархата гранатового цвета, гармонировавший с просторным одеянием шафранного шелка. На ногах у него были ликорнийские сандалии, обшитые розовым жемчугом. За серебряной оправой очков поблескивали живые зеленовато-серые глаза. Взгляд его внушил доверие Януэлю. Сам же посол, похоже, действительно обрадовался появлению Шенды. С распростертыми объятиями он двинулся навстречу улыбающейся девушке.

– Наконец-то, мое нежное, прелестное дитя, – сказал он, целуя ее в шею.

Звучание его голоса еще больше расположило Януэля к драконийскому послу. Тем не менее юноша продолжал быть настороже, поскольку вот уже много лет ему не приходилось попадать в столь пеструю компанию. К тому же утонченная любезность посла резко контрастировала с манерами адептов фениксийской лиги, так что Януэль решил на всякий случай удвоить бдительность. Дипломат вполне отдавал себе отчет в присутствии фениксийца; слегка отстранив Шенду, он протянул Януэлю сухую костлявую руку:

– Рад нашей встрече…

– Януэль, позволь представить тебе Альсиенда, – вмешалась Шенда.

– Мессир, – произнес юноша со сдержанно-вежливым поклоном.

– Не правда ли, ситуация не лишена остроты? – спросил Альсиенд, возвращаясь к своей украшенной искусной резьбой трубке, от которой исходил характерный дурманящий запах дахина. – Быть может, это одна из самых волнующих встреч за всю мою карьеру. По правде сказать, с тех пор как занялся этим увлекательным ремеслом, я впервые сталкиваюсь с убийцей императора.

Подобная непринужденность покоробила Януэля. Ему вовсе не казалось, что последние драматические события, а также смерть правителя, грозившая империи потрясениями, могут сделаться предметом шуток. Кроме того, даже если на посла Драконии и не распространялось действие законов империи Грифонов, он все же рисковал, принимая Януэля у себя.

– Здесь вам ничто не угрожает, – уточнил посол, отреагировав на подозрение, промелькнувшее во взгляде фениксийца. – Мои вещи уже унесли, а имперские стражи порядка не имеют обыкновения заходить в эту часть крепости.

– И все же, – заметил Януэль, – я удивлен, что перед вашей дверью нет охранников, как нет их и в других местах.

– Он прав, – подхватила Шенда, – похоже, они отказались от намерения перерыть крепость в поисках убийцы.

– Ты недовольна этим? – В голосе Альсиенда прозвучала ирония. Обняв девушку, он подвел ее к смотровому окну. Шенда, облокотившись на подоконник, выглянула наружу.

– Проклятие! – воскликнула она. – Януэль, посмотри!

Юноша следом за Шендой приблизился к окну и тотчас заметил в небе Грифонов, окруживших крепость. От гигантских силуэтов этих покрытых белоснежным оперением львов веяло хищной силой. Грифоны парили в ночной тьме, лишь изредка взмахивая крыльями, чтобы противостоять порывам ветра.

На лбу Януэля проступил холодный пот. Эти устрашающе-грозные создания не случайно слетелись сюда с отдаленных горных вершин, они кружат над крепостью для того, чтобы отомстить за смерть императора.

– Как они это делают? – спросил он, невольно пытаясь стянуть края разодранной одежды. – Они ведь почти неподвижны…

– Грифоны выстроили безупречный круг, – сказал посол, отметив про себя плачевное состояние платья Януэля. – Они окружили крепость.

– Они не пытаются атаковать?

– Нет, дитя мое, это куда хуже, – ответил Альсиенд с циничной усмешкой.

Шенда отбросила волосы с бледного лица.

– Резонанс, – мрачно объявила она.

– Вот именно, дорогая. В любом случае вам не стоит задерживаться у окна. Эти летучие бестии могут обнаружить вас.

Новое обстоятельство, казалось, сильно встревожило девушку. Заметив, что юный фениксиец продолжает пребывать в неведении, она пояснила:

– Твоя лига больше не использует Резонанс, поскольку для этого нужно возродить несколько дюжин Фениксов одновременно. Впрочем, грифийцы уже начинают утрачивать навыки Резонанса, но сам принцип им известен.

По лицу Януэля было видно, что сказанное Шендой не многое прояснило для него. Поэтому Альсиенд, легко коснувшись его плеча, продолжил объяснение соотечественницы:

– Насколько нам известно, Резонанс использовали еще во время войны Хранителей. В ту пору Грифоны, а также Драконы и Химеры обычно выстраивались в круг, чтобы создать духовную цепь. Таким образом они входили в Резонанс. В результате никто из находящихся внутри круга не мог ускользнуть из возникшего мысленного поля. Даже возведенные из эферита стены не могут им помешать видеть вас так же ясно, как вы их. Я думаю, – добавил он, – что именно поэтому и отозвали стражу. Чтобы не отвлекать внимания Грифонов. – Он повернулся к Шенде и произнес: – Иными словами, ваше поражение – это вопрос времени.

– Ты должен помочь нам, Альсиенд. – Девушка скрестила руки на груди, смяв коричневый шелк своей туники.

– Помочь вам? Да я только об этом и думаю, с тех пор как вы появились! – воскликнул посол. – Я обещал тебе свое покровительство по одной-единственной причине: мне хочется знать, могла ли Харония каким-то образом использовать в своих целях этого мальчика. А это могут решить лишь мэтры Огня.

– Харония? Но ведь нет никаких доказательств, что это их рук дело, – возразил Януэль.

Его глубоко задело предположение посла. Все, что он постиг за годы учения в Алой Башне, при столкновении с Желчью оказалось бесполезным – он понимал это лучше, чем кто-либо другой. Он потерпел поражение. Но никто не предупредил его о Желчи, даже наставники. Однако царство мертвых и его происки не имеют ничего общего с этой драмой. Но вдруг существует малейшая возможность, что им кто-то манипулировал? Или что в Священный Пепел что-нибудь подбросили? Но ведь о его миссии никто ничего не знал. Кто же мог подтолкнуть его?

Посол бросил на юношу заинтересованный взгляд:

– А вам известен во всем Миропотоке кто-либо еще, кто мог бы покуситься на Возрождение первородного Феникса?

– Нет, – чистосердечно признался фениксиец, – но…

25
{"b":"11399","o":1}