ЛитМир - Электронная Библиотека

С наступлением сумерек они покинули свое убежище. И теперь, приникнув к скале, вслушивались, как утихает вдали шелест крыльев Грифона.

– Пойдем, – сказал она.

Под покровом ночи они шли в избранном направлении около шести часов. Над небом нависли облака, и это облегчало их продвижение, хотя они все же опасались выходить из леса. Эта предосторожность вынуждала их порой делать немалый крюк. Даже если можно было спрямить путь и сэкономить два или три часа, драконийка наотрез отказывалась идти на риск. Следовало держаться под кронами деревьев, чего бы это ни стоило.

Ночной холод пробирал Януэля до костей. В конце концов Шенде удалось убедить его накинуть ее плащ, сказав, что привыкла к ночным вылазкам и закалилась, тогда как ему куда привычнее тепло огней Алой Башни.

Они не говорили о том, что их ожидает. Если по ночам они будут идти с той же скоростью, а днем отдыхать, то следующей ночью доберутся до Эльдорского перевала. Его, вне всяких сомнений, стерегут горцы. А их Шенда боялась куда больше, чем Хранителей, летавших в небе.

– Они здесь у себя дома, – пробормотала она в ответ на вопрос Януэля. – Мы идем по землям, на которых они живут веками.

На рассвете, усталые, они улеглись под выступом скалы, надеясь заснуть, несмотря на непрестанно грозящую им опасность. Ощущая ломоту во всем теле, Януэль свернулся и закрыл глаза. Он ощутил, что холод больше не страшит его. Очевидно, Феникс теперь согревал его своим теплом, так как один трудный ночной переход явно не мог вернуть ему былой выносливости. А у Шенды, к его удивлению, зуб на зуб не попадал, и она была не в силах скрыть это. Она дрожала, завернувшись в плащ.

Недолго думая, Януэль прижался к ее спине. Она вздрогнула и повернулась было, намереваясь оттолкнуть его, но мягкое тепло, исходившее от фениксийца, притягивало и успокаивало. Они не сказали друг другу ни слова. Уткнув лицо в волосы девушки, Януэль спокойно заснул.

Испещренная впадинами и темными пятнами луна проглянула сквозь прореху в облачной пелене, и беглецы поняли, что пора продолжить путь. Никто из них не сказал ни слова о часах, которые провели вместе, прижавшись друг к другу. Януэль понимал, что чувство, которое он испытывает к Шенде, отнюдь не входит в число тех, которые фениксийцы научили его усмирять. Он вспомнил, что Фарель предупреждал его об этом несколько дней назад, на пути в крепость, и его лицо просияло любовью к этому человеку, заменившему ему отца. Юноша питал абсурдную надежду, что скоро сможет рассказать наставнику о своих новых ощущениях. Да, Януэль вынужден был признать: эта женщина притягивает его, ему вновь и вновь хочется вдыхать благоухание ее тела, любоваться фиолетовыми глазами, сияющими из-под шапки темных волос. Но пока он не хотел ничего большего. Дальше простиралось неведомое, о котором ему было известно лишь из нескромных рассказах Силдина, да еще со слов солдат, услышанных еще в детстве. И то, что он узнал, не вызвало у него желания испытать это на себе. Он чувствовал, что вполне может сдерживать свое вожделение, относясь к нему как к естественному чувству, которое теперь не повредит его дару. Может быть, после стольких пережитых страхов Януэль наконец начал понимать, в чем он заключается.

Шенда шла, держа оружие наготове. Она чутко прислушивалась к шорохам в глубине леса. Но там, среди сосен, бродили только дикие животные.

До перевала оставалось идти совсем немного, однако не было видно ни костра, ни огней, ничто не выдавало присутствия горцев.

– Не верь, – прошептала Шенда, вглядываясь в темноту. – Они там, я уверена.

Перевал был в действительности всего-навсего прямым проходом между двумя отвесными скалами длиной, вероятно, не больше тридцати локтей.

– У нас нет никаких шансов пройти незамеченными, – резко бросила она. – В случае чего придется бежать.

– А потом? Он ведь будут гнаться за нами по пятам…

– Постой… Слышишь?

Януэль насторожился:

– Шум воды?

– Это река. Она течет вниз, в долину. Если они будут нас преследовать, попробуем уйти от них вплавь.

– Откуда ты так хорошо знаешь эти края?

– Я гонялась здесь за одним вором.

– Что он украл?

– Не важно. Просто за вором.

– Почему ты мне об этом не сказала?

– А это бы что-то изменило?

– Нет, – согласился Януэль.

– Тогда хватит задавать вопросы.

В угнетающей тишине они двинулись вперед. Не пройдя и пяти локтей, драконийка замерла на месте и медленно обернулась:

– Заклинаю тебя Драконом Ороса… Беги!

В это мгновение со всех сторон появились горцы. Януэль схватил с земли какую-то палку и приготовился драться.

Шенда и Януэль застыли, прижавшись спинами друг к другу. Все прибывавшие горцы в одеждах из кожи и меха замкнули кольцо. У них были густые каштановые бороды, а в руках они держали тяжелые топоры с обоюдоострым лезвием. Даже во тьме Януэль различал на их лицах выражение дикой радости.

– Никаких шансов, – повторила драконийка. Один из горцев вышел вперед и, небрежно положив топор на плечо, ухмыляясь, заметил:

– Ты, – он указал на Шенду, – ты ловкая. Но вот он шумит, как взбесившийся кабан!

Товарищи подхватили его шутку взрывом хохота. Тот, кто говорил, вероятно, являлся их предводителем. У него на груди висел огромный бронзовый медальон с рельефным изображением герба императорской династии. Его каштановые волосы были заплетены в две толстые косы.

– Давай попытаемся прорваться! – прошептал через плечо Януэль.

– Даже и не думай об этом, – ответила она. – Если твой Феникс в силах нам помочь, то сейчас для этого самое время.

– Он не реагирует, – признался Януэль мрачным голосом.

Юноша попробовал вызвать Феникса в тот самый момент, когда появились преследователи. Возможно, у Феникса просто не хватало сил, чтобы вырваться и развернуть крылья во весь размах.

– Скверное начало, – заключила Шенда.

– Меня зовут Альгар, – сказал предводитель. – А вот мои братья. – Он указал на товарищей, при этом глухо ударив в свой медальон. – У вас есть выбор: сразиться с нами и погибнуть или сложить оружие.

Шенда выбрала этот момент, чтобы броситься на противников. Пройти через кольцо горцев было невозможно, но она хотела дать им понять, что схватка будет нелегкой, продемонстрировав свое воинское искусство. Они еще не успели поднять свои топоры, как она нанесла нешуточные раны троим мужчинам, стоявшим поблизости от нее. И тут же снова отступила назад. Все это произошло так быстро, что Януэль даже не успел подумать о том, чтобы что-то предпринять.

Похоже, зрелище произвело на Альгара впечатление. С гримасой, судя по всему выражавшей восхищение, он осматривал кровоточащие порезы своих товарищей. Но и пальцем не пошевелил, чтобы им помочь.

Где-то в лесу с мрачным, завывающим уханьем сова перелетела с ветки на ветку.

– Отпустите ее, – сказал Януэль, становясь между Альгаром и Шендой. – Вам нужен я, а не она.

Альгар поднял бровь и язвительно улыбнулся:

– Извини, малыш, но эта женщина меня интересует куда больше, чем ты.

Горцы снова захохотали, хлопая друг друга по плечам.

– Тем не менее я согласен с тобой. После тебя жрецы больше всего хотят заполучить именно ее, и я не понимаю почему. Это ведь ты, недоносок, убил императора?

– Я не убивал его!

Януэль стиснул свою палку.

– Разве он погиб не по твоей вине, нет?

– Я никогда не желал ему смерти.

– Тем хуже для тебя. Видишь мой медальон?

– Да.

– Посмотри поближе, – настаивал Альгар, протягивая его Януэлю, насколько позволяла длина цепи.

Фениксиец сразу заметил длинную царапину, пересекавшую императорский герб.

– И что?

– Я снял его с убитого рыцаря. С двоюродного брата императора.

– К чему вы клоните? – спросила Шенда. Януэль спиной ощутил, что ее напряженные мышцы несколько расслабились.

– Я хочу сказать, что у нас тебе все рады. – Альгар одним движением вонзил топор в землю перед Януэлем.

32
{"b":"11399","o":1}