1
2
3
...
10
11
12
...
63

Доукинс пошел выполнять приказ, а Роберт принялся за еду, надеясь, что больше его никто не побеспокоит. Однако уже через минуту Доукинс снова появился в гостиной и доложил:

– Сэр, мисс Баррет желает знать, может ли она оставить свою коробку здесь и вернуться за ней попозже.

– Мисс Баррет? – переспросил Роберт. – А что за коробка?

– Не знаю, сэр. Прикажете спро…

– Я сейчас сам узнаю! – прервал он.

Люсинда дожидалась его в холле; у ног ее стоял небольшой деревянный ящичек. Роберт бросил на него беглый взгляд, после чего посмотрел на Люсинду. Она была в длинном желтом платье, голову ее украшала летняя шляпка. То и другое ей очень шло.

Роберт слегка вздрогнул, но тут же решил, что должен первым заговорить с гостьей независимо от того, была ли она приглашена на завтрак или нет.

– Что вы здесь делаете? – не слишком вежливо спросил он.

Люсинда стянула с рук рабочие перчатки и небрежно бросила Роберту, который их ловко подхватил.

– Поднимите это! – приказала она, указав на стоявший у ее ног ящичек. – И следуйте за мной!

Роберт в первый момент повиновался, но тут же остановился и решительно ответил:

– Нет!

Люсинда скрестила руки на груди:

– Вы не считаете, что нагрубили мне в прошлый раз? Или для вас хамство стало нормой поведения?

– А вы как думаете?

– Я думаю, что нагрубили, причем самым хамским образом! И я намерена хорошенько проучить вас за это.

С очаровательной улыбкой Люсинда тронула ящичек большим пальцем ноги и подвинула его к Роберту:

– Поднимите! Как видите, он совсем небольшой и вполне вам по силам. Обещаю, что внутри нет никого, кто мог бы вас укусить! – Она нахмурилась и добавила с усмешкой: – Конечно, если вы будете осторожно с ним обращаться!

Из гостиной в холл вернулся Доукинс вместе с двумя слугами, которые сопровождали Роберта во время его первого появления к завтраку. С балкона донеслось бурчание одной из молоденьких горничных. Ее перебил низкий женский голос. Стало очевидно, что там назревает ссора. Снизу раздавались голоса Эдварда и его наставника – эти двое ожесточенно спорили по поводу погоды на Мадагаскаре.

Роберт бросил на пол перчатки Люсинды, наклонился и поднял ящичек.

Опередив Доукинса, Люсинда распахнула входную дверь и, сбежав по ступенькам крыльца, посмотрела сначала на дорогу, а потом в сторону конюшни. Затем она пересекла зеленую лужайку и остановилась у дверей конюшни. Роберт опустил ящичек у ее ног и отступил на шаг.

– Желаю вам успеха! – с издевкой произнес он. – Но в следующий раз я попросил бы вас доверить слугам свой багаж и прочие вещи, которые вы собираетесь взять в дорогу! А сейчас желаю вам доброго утра и удачного дня!

Роберт уже повернулся, намереваясь уйти, но Люсинда его удержала:

– Мистер Карроуэй, если кто-то кому-то преподносит подарок, то последний непременно должен хотя бы поблагодарить его за внимание!

– Я у вас ничего не просил и даже не намекал ни на какие подарки, – парировал Роберт.

– Извините за то, что я употребила, возможно, некстати, это слово. Ну, пусть не в полном смысле подарок, а книги по садоводству, которые я принесла в помощь вашим планам по разведению роз. Уж не говоря о том, что я была готова прочесть вам не одну лекцию на эту тему!

Роберт подошел к Люсинде вплотную и твердо произнес:

– Я не хочу от вас никакой литературы, лекций или инструкций. И тем более этой чертовой благотворительности!

Люсинда часто заморгала, глядя на Роберта, и он понял, что не на шутку испугал ее. Это ему не понравилось. Она же отступила на полшага и прошептала:

– Вы вчера приходили ко мне, и, когда сегодня утром Джорджиана упомянула о розах, я подумала, что вам, возможно, потребуются саженцы. А потому я бы не расценила это как благотворительность, как вы сейчас изволили выразиться. Скорее я бы посчитала подобный жест утвердительным ответом на ваш вопрос, который вы хотели, но не успели задать.

«Боже! – подумал Роберт. – Неужели она надеется чего-то добиться столь идиотским образом? Или же полагает, что у меня не найдется других поводов для того, чтобы приходить к ней, хотя бы для простого разговора о чем-нибудь?»

В то же время этот ящичек с книгами оставлял Роберту пусть очень скользкий, но все же очевидный путь к отступлению. Сейчас ему требовалось выработать совершенно новую тактику поведения, дабы не выглядеть в глазах Люсинды обыкновенным хромоногим инвалидом. Было совершенно очевидно, что сама мысль об этом начинала не на шутку его пугать.

– Если говорить по существу, то я хотел бы предложить вам своего рода сделку, – солгал он, спешно перебрав в голове все возможные варианты.

– Сделку? – удивленно приподняв брови, спросила Люсинда. – И какую же?

Роберт глубоко вздохнул. Это было как раз то, что он хотел предложить Люсинде накануне. Сейчас он проклинал себя за то, что так поспешно ретировался тогда, услышав шаги ее отца. Но даже после своего позорного бегства Роберт не мог не понимать, что появление генерала Баррета было для него лишь предлогом, причем очень даже неуклюжим! Он не стал ничего говорить Люсинде просто потому, что не был уверен, сумеет ли толком разъяснить ей суть своего предложения…

«Сейчас или никогда!» – сказал себе Роберт.

Он подумал, что если серьезно намерен пробраться в столичный высший свет, то сделать это невозможно, используя поддержку лишь собственной семьи, ибо в таком случае никто и никогда ему не поверит.

– Надеюсь, вы поможете мне в создании розария, – сказал Роберт, стараясь говорить как можно мягче. – А я со своей стороны мог бы постараться наладить ваши отношения с лордом Джеффри Ньюкомом.

– С Джеффри? Интересно, как вы намерены это сделать?

«Проклятие!» – подумал Роберт. Теперь ему придется представить ей конкретный план переговоров с Джеффри!

– Если вы собираетесь давать ему уроки, имея в виду в перспективе нечто большее, – сказал он вслух, – то добьетесь успехов гораздо скорее, если занятия будут проходить в моем присутствии.

– Но я…

– Подождите, я еще не закончил. Вы, разумеется, понимаете, что Джорджиана и миссис Сент-Обин вряд ли смогут быть вам чем-либо полезны, коль скоро обе уже вышли замуж. Я же, будучи холостяком, могу оказать кое-какое влияние на Джеффри. Это даст вам некоторые преимущества в отношениях с ним.

Люсинда слегка склонила набок голову, словно стараясь получше рассмотреть Роберта.

– Другими словами, вы будете давать мне советы, а при необходимости согласны сопровождать в поездках и всякого рода экскурсиях, когда их подлинной целью будут встречи и любые возможные контакты с лордом Джеффри.

– Именно так!

Люсинда не спеша подошла к стоявшему у ног Роберта ящичку, сняла с крышки лежавшие там рабочие перчатки и очень серьезно произнесла:

– Что ж, давайте начнем! Вы согласны?

Тристан никак не мог отыскать свою жену, которая ушла по каким-то домашним делам рано утром и уже должна была вернуться. Но ее не было ни в спальне, ни в комнате отдыха на втором этаже, ни у тетушек, ни в гостиной для завтраков.

«Проклятие! – выругался про себя Тристан. – Ведь она на восьмом месяце беременности!»

Он решил, что если жена не станет вести себя более осторожно, то, хочется ей этого или нет, ему придется перевезти будущую маму в Дэр-Парк.

– Джорджиана! – громко позвал Тристан.

– Тсс! – донеслось из полуоткрытой двери библиотеки. – Я здесь. Не шуми, ради Бога!

Виконт не без удивления перешагнул через порог библиотеки и увидел супругу, стоявшую у дальней стены около окна. В руке у нее был стакан.

– Черт побери, – зашипел Тристан на жену, – что ты здесь де…

Джорджиана не дала мужу договорить, прижав свою ладонь к его губам, и прошептала:

– Посмотри!

Она кивнула в сторону конюшни. Тристан посмотрел в указанном направлении и застыл на месте.

Посреди небрежно постриженной зеленой лужайки стояла Люсинда с книгой в руках. В двух шагах от нее отчаянно размахивал над своей головой пучком листьев на колючей ветке Роберт. Он что-то кричал, но издалека трудно было услышать, что именно.

11
{"b":"114","o":1}