ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Москва 2042
Темнотропье
Уроки обольщения
Бесконечные дни
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Иллюзия греха
Любовь на троих. Очень личный дневник
Уроки мадам Шик. 20 секретов стиля, которые я узнала, пока жила в Париже
Карта хаоса

– Вот и я не совсем понял ваши рассуждения о моей якобы потерянной ноге. Как видите, у нас с вами есть кое-что общее!

– Не вижу повода для той грубости, которую вы себе позволяете, сэр! – повысил голос Хеджи. – Когда я упомянул о вашей ноге, то сделал это лишь с целью выразить вам свое сочувствие! И потом…

– Вы даже не представляете, – перебил его Роберт, – какое сочувствие я проявляю по отношению к вам сейчас. Даже не спрашиваю, как у вас дела с карточными долгами на сегодняшний день…

Хеджи вскочил со стула и крикнул на весь зал:

– Дэр! Я не могу сидеть за одним столом с этим человеком! Вы должны одернуть его или же отправить домой, а еще лучше посадить в клетку как опасного зверя!

Тристан спокойно вытащил из кармана сигару.

– Ваш спор доставляет мне удовольствие, господа! Вы, Хеджи, слишком горячитесь, а это вредно для здоровья, так что будет лучше, если вы вернетесь за свой столик. Всего доброго!

Хеджи злобно фыркнул, поднялся из-за стола и отошел в центр зала.

Тристан раскурил сигару и разогнал дым ладонью.

– Я получил письмо от Эндрю – он намерен воспользоваться почтовым дилижансом и приехать завтра в Лондон. Скажи, Роберт, а ты не намерен вернуться вместе со мной и Джорджианой в Дэр-Парк? Мы как раз поедем туда на днях.

– А вы возьмете с собой Эдварда? Утвердительно кивнув, Тристан добавил:

– И тетушек тоже – они очень на этом настаивают, поскольку считают, что Джорджиана без них не обойдется.

– Ну, а я пока не знаю! – уклонился от прямого ответа Роберт.

Он подумал о том, что в ближайшие две недели Люсинда все еще будет в Лондоне.

– От вас и не требуется немедленный ответ.

– Когда я вернусь, то надеюсь увидеть малыша, названного моим именем, – сказал Шоу.

– Обязательно расскажу о твоем желании Джорджиане!

Тем временем официант наполнил опустевшие тарелки. Роберт внешне безразлично отнесся к этому; хотя аппетит давал о себе знать, он расценил это как своего рода победу над самим собой.

Однако до полной уверенности в себе ему было еще далеко, тем более что в этот момент в дверях клуба появился герой Ватерлоо герцог Веллингтон в окружении охраны и самых близких друзей. Среди последних Роберт узнал и генерала Баррета, который дружески кивнул Тристану и занял место по правую руку от герцога.

Первым желанием Роберта было немедленно встать и уйти, пока окружавшие Веллингтона офицеры, увешанные медалями, не начали рассказывать выдуманные истории о минувшей войне и своих героических подвигах. Он бросил взгляд на братьев, продолжавших молча отдавать дань ужину и искоса следивших за ним в ожидании того, что он намерен теперь делать.

Конечно, если он решит уйти, они последуют за ним. Но покинуть зал всего через несколько минут после появления здесь герцога Веллингтона – такое поведение непременно вызвало бы всеобщее осуждение, что могло бы затем иметь неприятные последствия.

«Сделай вид, что не замечаешь их, тем более что и они не обращают на тебя никакого внимания!»

Роберт отправил в рот солидный кусок баранины и тут же услышал прямо над своим ухом голос герцога, а на его плечо опустилась тяжелая рука героя Ватерлоо.

– Если не ошибаюсь – капитан Роберт Карроуэй?

– Совершенно верно, ваша светлость! – ответил Роберт, поднимаясь со стула.

– Я не забыл, что задолжал вам бутылку виски! – улыбнулся Веллингтон.

– Ну что вы…

Герцог не дал ему договорить:

– А еще я должен передать вам благодарность всей нашей нации за бесценный вклад, который вы своей доблестью на поле боя внесли в дело общей победы.

«Он не знает! – думал Роберт. – Герцог не знает того, что было на самом деле!»

Роберт посмотрел в лицо герою Ватерлоо и сдержанно произнес:

– Спасибо, ваша светлость!

Зал наполнили аплодисменты, адресованные, как считал Роберт, не ему, а Веллингтону. Если бы в этот момент Веллингтон попытался пожать ему руку, то Роберта непременно вырвало бы; но герцог, еще раз похлопав его по плечу, не спеша вернулся на свое место.

– Что с тобой, Роберт? – прошептал ему на ухо Тристан.

– Я хотел бы уйти отсюда.

– Ладно, мы уйдем все…

Когда они вышли из клуба, экипаж уже ждал их у входа.

– Это был поистине прекрасный жест со стороны Веллингтона, – заметил Шоу, располагаясь на заднем сиденье. – Я уверен, что он далеко не всех благодарит за участие в битве при Ватерлоо.

Роберт уселся рядом с Тристаном и скрестил руки на груди, чтобы братья не заметили, как дрожат его пальцы. Наконец он тихо проговорил:

– Герцог ничего не знает обо мне.

– Не следует себя недооценивать, – возразил Шоу. – Ведь он поблагодарил за вклад в победу именно тебя!

– Не надо об этом, – остановил брата Тристан.

Роберт внимательно посмотрел на братьев и прошептал:

– Я никогда не был под Ватерлоо… – Он закрыл глаза, чтобы не видеть недоуменного выражения на лице Шоу.

Глава 8

Ты будешь рад узнать, что никакое бедствие пока еще не омрачило начала осуществления плана, вселяющего в тебя столь недоброе предчувствие.

Роберт Уолтон

(М. Шелли «Франкенштейн»)

– Мой отец сказал, что герцог Веллингтон вчера удостоил вас своим особым расположением, – Люсинда принялась натягивать перчатки для верховой езды, в то время как конюх выводил из конюшни лошадей, – и поблагодарил за героизм, проявленный в битве при Ватерлоо… Не правда ли, это было очень мило с его стороны?

– Не вижу в этом ничего особенного, – Роберт поморщился, – хотя… хотя любому приятно такое слышать. Герцог Веллингтон был назначен главнокомандующим в битве при Ватерлоо, и нация должна быть ему благодарна за эту победу. К тому же я думаю, что Веллингтон тем самым сделал важный шаг к креслу премьер-министра.

Роберт подхватил Люсинду и помог ей усесться в седло.

– А вы действительно что-то знаете о возможном будущем Веллингтона или просто догадываетесь? – продолжала допрашивать Люсинда, сидя на лошади и невольно глядя на Роберта сверху вниз.

– Догадываюсь! – буркнул он в ответ. – Впрочем, какое мне до этого дело? Под Ватерлоо я всего лишь выполнял свой воинский долг и ничего более… – Роберт вскочил в седло и вопросительно посмотрел на Люсинду: – Вы намерены совершить верховую прогулку или собрались в Гайд-парк?

– Просто хочу покататься.

– Надеюсь, вы вернетесь к обеду?

– А в чем дело? Или вам хочется опекать меня подобно старой леди, следящей за молодой девчонкой, дабы та не наделала глупостей?

– О нет, я, разумеется, не думал ни о чем таком…

Люсинда обернулась и крикнула конюху:

– Бенджамин! Оседлайте еще одну лошадь и следуйте за нами.

– Слушаюсь, мисс Люсинда! – Конюх исчез за воротами конюшни и через пару минут снова появился, сидя на молодом сером жеребце.

Они выехали со двора и направились на север. Проехав в полном молчании примерно милю, Люсинда, оказавшаяся чуть впереди Роберта, придержала свою лошадь и, посмотрев на своего спутника, одобрительно улыбнулась ему:

– Джорджиана была права, называя вас прекрасным наездником. Если посмотреть со стороны, вы просто-таки сливаетесь с лошадью. Поклонники верховой езды считают это высшим искусством!

– Что ж, я действительно очень люблю лошадей и верховую езду, – не без некоторой гордости ответил Роберт. – Кстати, когда я вернулся из Испании, то не был уверен, что Толли меня узнает. Однако он привык ко мне скорее, нежели я к нему.

Люсинда глотнула воздух и с удовлетворением подумала, что впервые этот скрытный и молчаливый человек хоть чуть-чуть позволил ей заглянуть ему в душу. Во всяком случае, теперь она узнала, что Роберт Карроуэй любит лошадей и верховые прогулки, так же, впрочем, как и она…

– Коль скоро мы начали работать над тем, чтобы уговорить лорда Джеффри согласиться с содержанием его первого урока, то, может быть, вы ознакомите меня со вторым? – предложил Роберт.

20
{"b":"114","o":1}