ЛитМир - Электронная Библиотека

Люсинда тяжело вздохнула. Ей просто необходимо безотлагательно пересмотреть свой план действий. Но что же ответил ей Роберт? Вернее, начал отвечать? Как она могла не вдуматься в его слова? И главное – почему сразу же забыла о них? И почему подавила в себе желание узнать как можно больше о том, что с ним случилось?

Люсинда снова вгляделась в зеркало, внимательно изучая собственное лицо, и решительно сказала себе: «Делай именно то, к чему начала готовиться с самого начала!»

Тем не менее воспоминания о поцелуях Роберта продолжали ее тревожить. Появление лорда Карроуэя, возможно, не сделало ее жизнь легче, но Роберт по крайней мере не позволял себе подшучивать над ее отцом и не пытался продать генералу свои ратные воспоминания. Правда, если прав был Сент-Обин и обоснованны ее собственные подозрения, Роберт, видимо, недолюбливал генерала Баррета. Кроме того, Люсинда все чаще ловила себя на мысли о том, что Роберт отнюдь не тот человек, который может сделать ее существование в этом мире комфортным.

Кто-то осторожно постучал в дверь, и Люсинда быстро поправила волосы.

– Войдите!

Дверь открылась, и на пороге появился дворецкий Боллоу.

– Мисс Люсинда, – церемонно поклонился он, – к вам пришли. – Он протянул ей серебряный поднос, на котором лежала красиво исполненная визитная карточка. Люсинда взяла ее и прочла:

«Лорд Джеффри Ньюком».

Она бросила взгляд на свою невзрачную одежду и поморщилась:

– Его только сейчас не хватало!

– Прикажете сказать, что вас нет дома? – осведомился Боллоу.

– Нет-нет! Передайте, что я спущусь вниз через несколько минут. И… и срочно пришлите ко мне Элен!

– Слушаюсь, мисс! – Боллоу вышел в коридор и закрыл за собой дверь.

Люсинда быстро переоделась в приличное домашнее платье, горничная Элен поправила ей прическу, и уже через пять минут Люсинда была в полном порядке.

Она бросилась к лестнице.

– Если вы намерены встретиться с лордом Джеффри, то он в кабинете мистера Баррета, – крикнул ей вслед Боллоу.

«Конечно, только там он и может быть!» – с досадой подумала Люсинда.

Она отлично понимала, что Джеффри приходит в их дом отнюдь не из-за нее, а для того, чтобы поговорить с генералом. Что ж, в таком случае она имела полное право провести утро с Робертом, а не искать встречи со своим будущим учеником!

– Джентльмены! – несколько развязно приветствовала она обоих мужчин, сидевших за столом в кабинете Баррета и что-то оживленно обсуждавших.

Генерал поднял голову и приветливо улыбнулся дочери; Джеффри же быстро встал и отвесил ей низкий поклон:

– Люсинда, я так счастлив, что застал вас дома…

– Я только что вернулась. Пришлось нанести кое-кому визит.

Джеффри посмотрел сначала на генерала, а затем на его дочь:

– Я надеялся убедить вас присоединиться ко мне за обедом.

– Считайте, что вы меня убедили! – очаровательно улыбнулась ему Люсинда.

Джеффри перевел взгляд на генерала:

– Мое приглашение в той же мере относится и к вам, Баррет.

– Спасибо, Джеффри, но мне необходимо сегодня закончить очередную главу… так что я делегирую к вам на обед свою дочь, которая, уверен, заменит меня!

Экипаж был уже подан к парадному крыльцу. Джеффри помог Люсинде занять место на заднем сиденье и сам расположился рядом.

Когда колеса загромыхали по булыжной мостовой, Джеффри наклонился к Люсинде:

– Вы все еще сердитесь на меня?

– Я? С чего вы взяли?

– Я же вижу, что сердитесь! От всего сердца прошу меня простить! Скажите, какой подвиг мне надлежит свершить, чтобы заслужить ваше прощение? Для вас я готов на все!

Люсинда посмотрела на Джеффри, собираясь уверить его, что никаких подвигов вовсе не требуется, но тут же подумала, что ей, как дочери генерала Баррета, представляется удобный случай задать Джеффри некоторые вопросы, которые никто другой позволить себе не может.

– Не могли бы вы объяснить мне кое-что? – небрежно обратилась она к Джеффри.

– Все, что угодно!

– Тогда скажите, почему вы и я сейчас сидим здесь бок о бок?

– Здесь, то есть в одном экипаже? Вы это имеете в виду?

– Совершенно верно!

Обычно угрюмое лицо Джеффри залилось румянцем.

– Хорошо. Я сейчас…

– Прошу вас! Имейте в виду, что для меня это очень важно!

– Итак: во-первых, вы в высшей степени очаровательны и приятны, а кроме того, очень даже практичны. Не говоря уже о том, что вы прекрасно разбираетесь в военных вопросах.

– А во-вторых? – продолжала допрашивать Люсинда.

– Во-вторых? – Джеффри обвел взглядом салон экипажа, как будто опасался, что его кто-нибудь может подслушать. – Вторая причина может оказаться в какой-то степени… ошеломляющей, и мне хотелось бы попросить вас подойти к ней с максимальной осторожностью. Вы согласны?

– Конечно!

– Вы – дочь своего отца, а я – сын моего. Кстати, у него я четвертый! Сейчас, как вам, несомненно, известно, я служу в армии.

– Да, отец говорил мне об этом…

– В настоящее время я нахожусь в добровольном отпуске с выплатой половинного жалованья. Последнее устроил мне непосредственный начальник. Как вы, конечно, знаете, во время войны на Пиренейском полуострове в нашей армии не хватало солдат и офицеров. По призыву ее величества я поступил на службу, но война скоро окончилась, и вот… И вот я оказался почти с пустым карманом. Финансовые возможности моей семьи тоже весьма ограниченны. Я планировал составить себе состояние успешной карьерой, и хотя эти перспективы виделись мне весьма радужными, война разрушила все. Как вам известно, в мирное время государство выплачивает вперед львиную долю заработка, но во время войны подобное правило уже не действует. К счастью, вашего отца это не коснулось – его спасла служба в конной гвардии. Если бы мы с вами состояли в родственных отношениях, то мои шансы стать майором британских войск в Индии возросли бы в сотни раз и одновременно на меня распространились бы льготы вроде тех, которыми пользуется генерал Баррет…

«Так вот оно что! – удивленно подумала Люсинда. – Лорд Джеффри неожиданно оказался в положении бедняка, оставшегося почти совсем без денег!»

Значит, она была права в своих подозрениях: Джеффри, подружившись с Барретом и начав почти открыто ухаживать за ней, преследовал далеко не благородные цели!

До Люсинды не сразу дошло, зачем Джеффри так необходимо стать майором британского корпуса в Индии, но уже через несколько минут она поняла – все это звенья одной цепи; ведь этот чин давал ему возможность в будущем получить хорошую военную пенсию!

– Вы, видимо, разозлились на меня, – тихо проговорил Джеффри. – Именно так я понял ваше требование честно и откровенно рассказать все о себе..

– Тут вы не ошиблись!

– Прошу поверить, Люсинда, я без всякой задней мысли стараюсь завоевать ваше сердце!

– Видите ли, Джеффри, я с первого дня нашего знакомства подозревала вас в далеко не самых благородных намерениях в отношении меня. Хотя я не виню вас за то, что пытаетесь уверить меня в своих искренних нежных чувствах.

– Значит, вы не злитесь на меня? – воскликнул он.

– Нисколько.

– И по-прежнему будет разрешать мне вас навещать?

– Ну разумеется…

Экипаж повернул к Пэлл-Мэллу и остановился у дверей кафе, которое особенно любил посещать Джеффри. Он открыл дверцу, спрыгнул на землю и помог выйти Люсинде. В то же мгновение он нагнулся и приник к ее губам.

– Джеффри! – воскликнула она, не зная, рассердиться на него или нет за подобную вольность.

– Именно так! – рассмеялся он. – Причем имейте в виду, я не собираюсь за это извиняться, так как намерен получить максимум удовольствия от созерцания вашей несравненной красоты!

Слуга проводил их к столику в дальнем углу уютного кафе. Люсинда попутно кивнула нескольким своим знакомым, сидевшим в зале. Джеффри искоса бросил на нее взгляд. Лицо Люсинды было спокойно и приветливо, а ведь всего несколько минут назад ее глаза горели негодованием, если не злобой…

31
{"b":"114","o":1}