ЛитМир - Электронная Библиотека

При этих словах отца Люсинда побледнела. Ей даже в голову не приходило, что кто-то может следить за Робертом. О небеса! А что, если они следовали за ним по пятам уже позапрошлой ночью? Правда, генерал упомянул сегодняшнее утро, но как знать, когда в действительности было отдано подобное распоряжение…

Ей надо было срочно предупредить Роберта, но теперь сделать это стало гораздо труднее. За ним следят! Возможно, что и среди домашней челяди тоже появились шпионы, а значит, необходимо соблюдать предельную осторожность.

Люсинда выпрямилась, открыла дверь и вошла в кабинет.

– Доброе утро, па… Ах, лорд Ньюком, вы уже здесь! Я никак не ожидала увидеть вас сегодня в отцовском кабинете так рано…

Джеффри встал, держа в руках букет маргариток.

– Это вам, дорогая! – Он протянул цветы Люсинде и многозначительно улыбнулся. – Мне показалось, что роз у вас уже и так слишком много.

– Благодарю вас! – ответила Люсинда и сделала легкий реверанс.

– Хотел вас спросить: не согласились бы вы совершить вместе со мной небольшую верховую прогулку?

– Надеюсь, вы поймете меня правильно, Джеффри, но я сегодня чувствую себя не очень хорошо. Кроме того, мне надо обязательно написать письмо. Если позволите, именно этим я сейчас и займусь.

– Люсинда, – строго сказал Баррет, поднимаясь из-за стола. – Вовсе не обязательно грубить гостю!

– Разве я сказала что-то не так? О, простите меня! Я только хотела объяснить, что в последнее время лишена возможности видеться со многими своими друзьями, а потому решила извиниться перед ними через Джорджиану. Не вижу в этом ничего грубого!

– Как ты могла лишиться такой возможности, если только вчера говорила с каждым из них целый вечер?

Люсинда резко повернулась к Джеффри:

– Скажите мне, мистер Ньюком, вы собираете всякого рода россказни обо всех или только обо мне?

– Люсинда! – повысил голос генерал.

Джеффри удивленно посмотрел на нее:

– Я свято блюду ваши интересы и никогда не позволил бы себе сказать хоть что-либо дурное о вас, и вы это отлично знаете!

– Лучше скажите, что свято блюдете лишь свои собственные интересы, – это будет по крайней мере честно. – Люсинда помолчала несколько мгновений, глубоко вздохнула и холодно прибавила: – Извините, но я действительно с утра плохо себя чувствую, поэтому мне сейчас лучше уйти к себе и отдохнуть.

Джеффри взял Люсинду за руку и долго смотрел ей в глаза.

– Пожалуйста, скажите мне, что мы остаемся друзьями! – прошептал он.

– Конечно, остаемся, – через силу ответила она. – Но сегодняшнее утро я должна посвятить себе.

Генерал поднялся из-за стола, намереваясь проводить Джеффри, и, взглянув ему в лицо, Люсинда поняла, что ее неожиданный уход сильно расстроит отца. Да, она вела себя просто ужасно, тем более что Джеффри всего лишь рассказал Баррету то, что знали уже почти все. Ее резкая выходка была ненужной и несправедливой.

Когда Джеффри вышел из кабинета, генерал опустился в кресло за рабочим столом.

– Итак, вчера ты танцевала с Робертом Карроуэем! – тоном судебного обвинителя произнес он.

– Роберт меня об этом попросил, и я не смогла ему отказать.

– Но я ведь предупреждал…

– Извини, папа, я не так уж легко выбираю себе друзей и тем более не хочу их терять из-за каких-то глупых слухов!

Баррет строго посмотрел в глаза дочери, но она твердо выдержала его взгляд. Как долго они сидели молча, глядя в глаза друг другу, Люсинда не могла бы сказать, но вдруг дверь кабинета распахнулась, и на пороге появился Боллоу:

– Вам оставили записку, сэр!

– Дайте ее сюда, – не оборачиваясь, произнес генерал.

Дворецкий отдал записку и исчез, плотно закрыв за собой дверь.

Баррет пробежал глазами несколько строк, написанных на квадратном листке бумаги, и сразу сделался мрачнее тучи. У Люсинды защемило сердце.

– Что-то неприятное? – спросила она.

Генерал бросил записку на стол и привстал, упершись в него обеими руками, подобно тигру, приготовившемуся к прыжку.

– Твоего «друга» видели вчера ночью у стен Хорсгардза!

– Здесь какая-то ошибка.

– Часовые долго следили за ним и представили подробное описание внешности лазутчика. Он приехал туда вместе с сообщником верхом примерно в половине двенадцатого. Они обошли вокруг здания, что-то высматривая, и скрылись.

Мысль Люсинды бешено заработала. Нужно было без промедления дать отцу ответ, который не выглядел бы смешным.

– И конечно, часовые, а за ними и ты готовы обвинить Роберта в намерении проникнуть внутрь! – с деланной усмешкой ответила она. – А если Роберт просто хотел осмотреть здание, которого раньше не видел – ведь его построили не так уж давно?

– Или же проверить, остались ли наши охранники такими же расхлябанными, какими показали себя на прошлой неделе? Честно говоря, я в этом не сомневаюсь! – Баррет поднялся из-за стола и раздраженно бросил: – Надеюсь, мне не надо еще раз повторять тебе о необходимости держаться подальше от этого семейства?

Люсинду так и подмывало признаться отцу в том, что Роберт уже провел ночь в ее постели, но она сдержалась и лишь утвердительно кивнула:

– Слушаюсь, папа!

– Ты куда собралась?

– К себе. Хочу немного почитать, а потом поеду к леди Сент-Обин – она пригласила меня на обед. Не беспокойся, Джорджианы там не будет!

– Когда вся эта гнусная история с похищением бумаг закончится и преступник будет наказан, ты сама поймешь, насколько важно было нам установить истину. С сегодняшнего дня все корабли, отплывающие на континент, подлежат самого тщательному досмотру. И если эти бумаги уже в пути, мы обязательно их обнаружим и схватим похитителя!

– Не сомневаюсь, что так оно и будет, – кивнула Люсинда.

– А ты пока извинись перед Джеффри. Он так старается угодить тебе, а в ответ получает подобное хамство. Нехорошо!

– Ладно уж, так и быть!

– Я хотел бы, чтобы ты поняла: Джеффри Ньюком куда более порядочный и благородный человек, нежели этот Роберт Карроуэй! Даже если не принимать в расчет уголовную историю с кражей бумаг, в чем он, возможно, и невиновен, Роберт тебе не пара. Ньюком добр, красив, пользуется успехом в обществе, и, кроме того, его ждет блестящая карьера. А Роберт – давай говорить прямо – двух слов связать не может. Насколько я понимаю, никакой мало-мальски приличной карьеры в будущем он сделать не сможет.

Люсинда с трудом сдерживала слезы.

– Спасибо, папа! Спасибо за то, что честно высказал свое мнение. Тем более что ты первым заявил о возможной виновности Роберта.

Она выскочила из кабинета и бросилась в свою спальную. Разлад с отцом, с которым они всегда жили дружно до самого последнего времени, просто убивал Люсинду. Но еще больше ее терзало сознание того, что она не может не думать о Роберте, в то время когда буквально все твердят о Джеффри Ньюкоме как об идеальном для нее муже. И уж совсем несправедливым ей представлялось мнение тех, кто вовсе не знал ни Роберта, ни его печальной и трагической судьбы.

Весь следующий час Люсинда быстрым шагом ходила по комнате из угла в угол. Затем она вызвала горничную, чтобы та помогла ей одеться к обеду.

Когда Люсинда подъехала к дому Сент-Обинов, у парадной лестницы ее встретила Эвелин.

– Люси! Хорошо, что ты застала меня, – я собираюсь поехать на Бонд-стрит, чтобы купить себе новую шляпу. Хочешь, поедем вместе?

Люсинда решила, что имеет смысл воспользоваться предложением подруги и для начала обрадовать ее своим намерением приехать чуть позже вместе с Робертом, а затем остаться на обед. Услышав это, Эвелин на минуту застыла на месте:

– Серьезно?

– Совершенно серьезно!

– Видимо, для этого у тебя есть особые причины?

Люсинда посмотрела на дворецкого Дженсена, стоявшего около двери, и Эвелин перехватила этот взгляд.

– Дженсен, попроси, пожалуйста, миссис Дулей приготовить несколько сандвичей со свежими огурцами и принести пару бутылок лимонада, – приказала она мажордому.

47
{"b":"114","o":1}