ЛитМир - Электронная Библиотека

Роберт в два прыжка очутился за углом и прижался к стенке. Между тем шаги генерала, поднимавшегося по лестнице, приближались. В следующий момент раздался его голос, в котором звучало раздражение:

– Я уже спрашивал тебя, Люсинда: что ты постоянно делаешь за конюшнями?

– А я уже отвечала, что дышу свежим воздухом! И черт побери, когда кончатся эти вечные допросы?

Роберт не стал слушать продолжение пикировки между отцом и дочерью – он скользнул вниз по лестнице и вышел на улицу.

Он дошел до своего дома и уже поднялся по ступенькам парадного крыльца, когда чья-то рука легла на его плечо. Роберт обернулся и увидел Тристана.

– Наконец-то ты вернулся!

– Да, как видишь. И сейчас поднимусь к себе.

Роберт с трудом сдерживал раздражение. Сейчас Тристан начнет задавать вопросы, на каждый из которых получит один и тот же ответ:

– «С кем ты был сегодня?»

– «С Люсиндой!»

– «Куда собираешься завтра?»

– «К Люсинде!»

– «Где намерен проводить время на следующей неделе?»

– «У Люсинды».

И так далее…

Но на этот раз он услышал нечто совершенно другое. Тристан не стал интересоваться, с кем проводит время его брат, а просто сказал:

– Не забывай: в эти тревожные дни ты можешь всецело рассчитывать на нашу помощь, на помощь нашей семьи. Стоит тебе только попросить, и…

Роберт, не дослушав, кивнул. Поднявшись к себе, он присел на край кровати и задумался. Ему предстояло наконец решить эту ужасную проблему, причем решить как можно скорее. Один сделать это он вряд ли сумеет, а значит, ему придется забыть про гордость и попросить помощи. Помощи у своей семьи…

Люсинде отчаянно хотелось вырвать у себя все волосы, но вместо этого она села на стул в отцовском кабинете и смиренно опустила руки на колени. Генерал быстрыми шагами ходил из угла в угол и с важным видом рассуждал о ее самых близких друзьях, причем кое в чем был очень даже недалек от истины.

– В донесении лейтенанта Стэнли говорится, что из книги регистрации посетителей Хорсгардза исчезли несколько страниц. Ты хочешь, чтобы я поверил в простое совпадение?

Люсинда отлично знала, что это не было совпадением – она ведь своими глазами видела исчезнувшие страницы! Теперь ей оставалось только упорно молчать, тем более что в данный момент ее занимало только одно: на вырванных страницах были подписи многих посетителей штаба, но Роберт обратил внимание лишь на одно имя – имя лорда Джеффри Ньюкома. Только оно одно вызвало его подозрение! Была это безумная ревность или…

Люсинда почувствовала, как тело покрывается гусиной кожей, и тут же ее начал бить озноб.

– У меня нет никаких сомнений, – продолжал греметь генерал, – что семейство Карроуэй также вовлечено в эти гнусные игры. Откровенно говоря, глупо было бы предположить, что ты самостоятельно вырвала страницы из книги посетителей. Тебе помогли, и я знаю, кто были эти люди! Надеюсь, что Сент-Обин окажется достаточно здравомыслящим человеком…

Люсинда подумала о том, что, по сути дела, у следствия нет прямых улик ни против Роберта, ни против Джеффри. Особенно против последнего. Генерал привлек его к редактированию главы о Саламанке в своей книге воспоминаний о войне и остался очень доволен его работой. Правда, с тех пор прошел целый месяц, работа над книгой давно была закончена – и все же… Все же Джеффри с тех пор четыре раза навещал генерала Баррета, причем не дома, а в Хорсгардзе… Что это – простое совпадение или… А тот факт, что Роберт Карроуэй появился в Лондоне как раз в те дни, когда стали распространяться слухи о краже из штаба неких секретных документов?

Люсинда столь глубоко задумалась, что слова отца доносились до нее как сквозь сон. Он же продолжал с не меньшей энергией:

– Пойми, у меня больше нет выбора. Ради тебя я предоставил ему отсрочку от ареста, в результате мы оказались перед фактом новой кражи, на этот раз уже среди бела дня, причем подозрение опять падает на Карроуэя! Какие еще тебе нужны доказательства?

Люсинда часто заморгала:

– Но, папа, в здании штаба побывало в тот день действительно много посетителей. Не могли же все они оказаться родственниками семьи Карроуэй или друзьями самого Роберта!

– В числе этих посетителей числятся Эвелин и Джорджиана. Опять совпадение? Неужели ты серьезно полагаешь, что я могу в это поверить?

– Ты знаешь Джорджиану и Эвелин не хуже, чем меня. Согласись, преступницами они никогда не были…

– Я же не говорю, что они сделали это для себя. Джорджиана и Эвелин решили подыграть своему двоюродному братцу Роберту, черт бы его побрал! – Баррет подошел к столу, выдвинул средний ящик и вынул оттуда чистый лист бумаги. – Сейчас для него наступило время ответить на кое-какие вопросы, причем официально!

– Так ты хочешь его арестовать?

Люсинда поблагодарила небо за то, что в данный момент сидела за столом, иначе непременно упала бы в обморок.

– Для начала я предложу ему мои вопросы, а если он откажется, арестую его!

– Нет! – воскликнула Люсинда, вскакивая со стула и вырывая перо из рук отца.

– Дочь, ты в своем уме? Отдай немедленно перо!

Вот уж нет! Она не откажет в помощи Роберту! Ему потребуется еще совсем немного времени, чтобы прекратить весь этот скандал или же скрыться где-нибудь в Шотландии, а может быть, даже уехать на континент…

По щекам Люсинды покатились слезы. Она вовсе не хотела, чтобы Роберт куда-то уезжал. Он был нужен ей рядом, здесь, в Англии!

– Предоставь ему день! – произнесла она умоляющим голосом. – Всего лишь один день! Предупреждаю, что если ты этого не сделаешь, то…

– То что?

– То я никогда больше не буду с тобой разговаривать!

– Ты это серьезно?

– Да, совершенно серьезно!

Генерал опустил голову, а когда снова поднял ее, Люсинда увидела перед собой такого усталого и старого человека, каким никогда не могла бы представить себе собственного отца.

– Несколько лет назад, – очень тихо произнес Баррет, – при подобных обстоятельствах я бы без малейшего колебания бросил его в тюрьму, где он бы немедленно во всем сознался! Но сейчас я вижу, что увлечение дочери способно разрушить мою карьеру и заставить забыть мой долг перед родиной!

– Папа!

– Сегодня у нас среда. Я даю вам время до полудня пятницы. Пошли записку и предупреди его о том, что это последний срок. И имей в виду – все это время он будет находиться под наблюдением, так что пусть не вздумает брать с собой те газеты! Если мы не найдем их в Лондоне, то устроим настоящую охоту на этого Карроуэя и непременно поймаем его с поличным. Наверное, тебе не надо объяснять, что за этим последует…

– Спасибо, папа! – прошептала Люсинда, поднимаясь со стула.

– Подожди минутку. Скажи Роберту, что в сложившейся ситуации для него было бы лучше покинуть Англию. Здесь ему спокойной жизни все равно не будет!

Некоторое время Люсинда напряженно смотрела на отца. Похоже, Баррет догадался, что ее и Роберта связывают не одни только дружеские чувства, потому и советовал сплавить подальше возможного соперника одобренного им жениха. Он ведь уже дал принципиальное согласие Джеффри через какое-то время выдать за него дочь!

Разумеется, генерал был уверен, что это решение сделает Люсинду счастливой, но, увы, на этот раз он ошибся…

Единственное, что Баррет услышал от дочери в конце разговора, было твердое:

– Роберт невиновен.

Люсинда же подумала, что, если Роберту действительно придется бежать из страны, он сделает это не один…

Глава 21

Сердце мое бешено забилось. Это был момент испытания, от которого зависели мои надежды.

Чудовище

(М. Шелли «Франкенштейн»)

Роберт был уже в прихожей, когда снаружи раздался звонок. Не дожидаясь Доукинса, он сам открыл дверь и увидел на пороге слугу Баррета. Тот молча вручил конверт и, повернувшись, быстро ушел.

Роберт подумал, что, если Люсинда послала это письмо ему со слугой, значит, Баррет осведомлен об их переписке. Его сердце учащенно забилось. Что еще может знать ее отец? И если генерал узнал об их отношениях, то…

53
{"b":"114","o":1}