ЛитМир - Электронная Библиотека

Почерк Люсинды был, как и всегда, красивым и аккуратным. Слегка улыбнувшись, он открыл конверт и прочитал:

«Роберт, мой отец знает о вырванных из книги для посетителей страницах. Он уже убедил себя, что именно ты виновен в обеих кражах, и настаивает на встрече с тобой в Хорсгардзе для допроса».

– Ого! Почему-то ты вовсе не выглядишь счастливым! – донесся голос Брэдшоу, спускавшегося по лестнице.

– Не мешай, видишь, я занят, – буркнул в ответ Роберт и снова погрузился в чтение.

«Я спросила его, что будет дальше. Отец подтвердил, что до полудня пятницы ты можешь спокойно приводить в порядок свои дела. После этого часа, если ты еще останешься в Лондоне, он намерен послать солдат, которые доставят тебя в штаб. Напоминаю, что все это время ты будешь находиться под наблюдением».

– От кого это? – осторожно поинтересовался Брэдшоу.

– От Люсинды.

Брэдшоу круто повернулся на каблуках и скрылся в гостиной. Кода же через пару мгновений он появился вновь, из-за его спины выглядывал Тристан.

– Брат, что ты… – начал он, но Роберт тут же его оборвал:

– Дайте же мне, наконец, дочитать письмо! – Он вновь уткнулся в текст послания Люсинды.

«Прошу тебя, будь максимально осторожным! И знай – четыре недели тому назад я даже и не думала, что Джеффри мог зачем-то посещать Хорсгардз.

Твоя Люсинда».

Роберт сложил письмо и передал его братьям, которые тут же принялись спорить о том, лишился ли генерал Баррет рассудка или нет. Роберт же думал только о подписи Люсинды под письмом, перед которой она поставила слово «твоя». Значит ли это, что сердце Люсинды теперь действительно принадлежит ему, или же это просто дань вежливости?

Тем временем спор братьев продолжался.

– Почему в письме упомянуты Джеффри Нькжом и Хорсгардз? – не унимался Эндрю, пытаясь вырвать письмо из руки размахивавшего им в воздухе Тристана.

– Неужели ты не понял, что она дает нам ключ? – наконец подал реплику Роберт.

– Ключ? К чему? – подозрительно спросил появившийся откуда-то Эдвард.

– Я думаю, она хочет помочь тебе. – Тристан серьезно посмотрел на Роберта.

– Кто хочет помочь? – Эдвард, видимо, окончательно запутался.

Роберт пожал плечами:

– Она женщина, и кто знает…

– Ладно. Положим, генерал ограничился тем, что дал тебе полтора дня на раздумья, – включился в обсуждение Шоу. – Он что, действительно верит, будто ты успеешь за это время во всем разобраться?

– Думаю, он просто ждет, чтобы я покинул Англию, – тихо ответил Роберт.

– Но ты же не сможешь это сделать! – запротестовал Эдвард. – Не сможешь, потому что, как мне сегодня кто-то сказал, к нам идет сам дьявол. В такой момент нельзя бросать свою страну!

– Эдвард! – в один голос оборвали его старшие братья.

– Да? – Эдвард усмехнулся. – Чем я не прав? На улице только и слышно: «Дьявол, дьявол, дьявол!» Конечно, ерунда все это, но вы все-таки объясните мне, что происходит.

Роберт схватил Эдварда за руку и, поставив перед собой, шепнул ему в самое ухо:

– У меня некоторые неприятности, Эдвард, и мы хотели бы убрать кое-какие нагромождения, чтоб ситуация не сделалась еще хуже.

– Это ты о том, что так тревожило тебя совсем недавно?

– Да, но теперь это меня тревожит в еще большей степени!

– Я ведь хочу тебе помочь…

Роберт улыбнулся и ласково погладил Эдварда по голове:

– Ты помогаешь мне уже тем, что являешься моим братом.

Эдвард схватил Роберта за плечи и крепко обнял:

– Прошу тебя, не уезжай!

– Не уеду!

– Обещай мне!

– Обещаю!

С каждым мгновением Роберт все больше понимал, как много потеряет, если все же уедет.

– Итак, что мы теперь намерены делать? – сказал Эндрю, выступив вперед, в то время как Джорджиана присоединилась к братьям и внимательно читала послание Люсинды.

– Во-первых, мне нужно, чтобы кто-то поговорил с Джеффри, не вызывая у него подозрений.

– Вряд ли кто-нибудь из нас сможет это сделать, – пожал плечами Шоу. – Разве что Сент?

– Ты прав, Сент, наверное, тот, кто нам нужен, – согласился Роберт.

– Боюсь, само его появление может вызвать подозрение у Ньюкома.

– С Джеффри может встретиться Эвелин, – вмешалась в спор Джорджиана, – это вряд ли кому-нибудь покажется подозрительным. Я попрошу ее послать записку Люсинде. Кстати, Эвелин и Сент могут присоединиться к нам за ужином. Ты не возражаешь, Роберт?

Роберт утвердительно кивнул, и Джорджиана, подозвав к себе Доукинса, шепнула ему на ухо несколько слов. Слуга тут же направился на кухню, дабы предупредить, что к ужину хозяева ждут еще одну пару.

– Я не понимаю: мы что, теперь будем шпионить за Джеффри? – спросил Эдвард у Шоу, садясь на покрытый паласом пол.

– А я не понимаю, Эдвард, – строго посмотрел на него Тристан, – почему ты считаешь для себя не обязательным переодеваться к ужину.

– Потому что нахожусь у себя дома, в своей семье. К тому же я хочу знать, что происходит.

– Существуют вещи, которые ты действительно должен будешь узнать, – тихо произнес Роберт. – Но только когда станешь чуть старше.

Глаза Эдварда наполнились слезами.

– Я тоже хочу чем-нибудь помочь, – захныкал он.

Роберту стало бесконечно жаль младшего брата. Он снова погладил его по голове и ласково сказал:

– Хорошо, пусть будет по-твоему. Мы решили шпионить за лордом Джеффри Ньюкомом, потому что подозреваем его в краже секретных документов. Вину за кражу он хочет свалить на меня…

– Почему именно на тебя?

В холле повисло молчание. Все потупились.

Наконец Роберт посмотрел прямо в лицо Эдварду и сказал твердым голосом:

– Видишь ли, Эдвард, я имел неосторожность рассказать одному человеку о моем пребывании в… Шато-Паньон.

– Этим человеком была Люсинда Баррет? – усмехнулся Эдвард. – Тогда понятно! Она могла передать все лорду Джеффри. Ведь они собираются пожениться, не так ли?

– Нет, не так! – поспешил ответить Роберт, пока этого за него не сделал кто-то из братьев. – Люсинда рассказала об этом совсем другому человеку, а именно генералу Баррету, своему отцу.

– Ну да, а генерал Баррет передал это Джеффри, – не сдавался Эдвард.

Все снова замолчали. В первый момент Роберту захотелось честно признаться в своих подозрениях о том, что это генерал первым распустил слухи о его виновности, но некоторая симпатия, которую он чувствовал к отцу Люсинды, теперь удержала его.

– Генерал доложил свои подозрения одному из командующих конной гвардией, – пояснил он, – так как считал это своим долгом перед отечеством, а тот, вероятнее всего, распустил сплетни по всему городу. Что же касается лорда Джеффри, то генерал действительно мог передать будущему зятю рассказ Люсинды. Это логично – ведь Джеффри должен знать о том, что его невеста против собственной воли оказалась втянутой в дело о шпионаже. К сожалению, мы не можем получить тому подтверждение от самого генерала.

– Возможно, мы действительно не можем, – возразила Джорджиана. – Но это вполне под силу Люсинде.

– Нет! – резко парировал Роберт. – Я никогда себе не позволю просить ее следить за родным отцом!

– Бог с ним, с генералом! Завтра в Таттерсоллзе будет происходить аукцион, куда многие собираются поехать. Вот если бы Люсинда помогла нам затащить туда Джеффри, это было бы очень неплохо…

Эндрю с сомнение покачал головой:

– Не думаю, что нам вообще стоит вмешивать Люсинду во все эти дела, раз ее отец спит и видит, как бы посадить Роберта в тюрьму.

Тут все принялись шумно спорить, привлекать или не привлекать Люсинду, пока наконец Тристан, подняв руку, не призвал присутствующих к молчанию.

– Весь этот базар нас никуда не приведет, – заявил он с раздражением. – Баррет предоставил Роберту отсрочку на полтора дня. Я терпеть не могу ультиматумов, особенно тех, которые предъявляются в условиях массового распространения грязных слухов и клеветы, – а это как раз наш случай, – но поймите, ведь сегодня этот чертов генерал может делать все, что только ему в голову взбредет!

54
{"b":"114","o":1}