ЛитМир - Электронная Библиотека

Кирилл Алейников

История оборотня

(Свет и Тьма-2)

Прежде чем начнётся повествование романа, я бы хотел сделать небольшое вступление. Те, кто не читал первый роман трилогии «Свет и Тьма. Актарсис против Яугона» — роман «Познавший Кровь», — могут спокойно пропустить вступление. Остальным же я рекомендую с ним ознакомиться.

Итак, вначале факты. «Познавший Кровь» был написан за полтора месяца, зато данный роман, по объему лишь немногим больший, писался в течение четырех месяцев. Дело в том, что по не зависящим от меня обстоятельствам пришлось сначала писать роман на обычной бумаге в обычной тетради формата А4 в клетку, а уж потом — перепечатывать в электронный вид. структура романа «История оборотня» отличается от структуры романа, открывшего трилогию. Если во втором случае повествование разбито мною на три смысловые части, то теперешнее произведение состоит из десяти глав, КАЖДАЯ из которых разбита опять-таки на три отдельных части. Одна часть — это магистральная линия повествования, непосредственное действие от первого лица. От первого же лица написана каждая вторая часть каждой главы (стоит отметить, что структурные элементы идут без определенного порядка и в каждой главе могут находиться в её начале, середине либо конце), но её смысл сводится к этакому монологу, где интервьюер рассказывает некой Лидии историю своих приключений. Третья часть глав — отдельные рассказики, так или иначе касающиеся оборотней.

Кое-кто может по прочтении романа спросить, зачем в повествование введено столько эпизодов, не имеющих на первый взгляд ничего общего с, собственно, сюжетом. Однако я спешу заметить: на первый взгляд. Проблематика борьбы Света и Тьмы слишком сложна и обширна; чтобы хоть как-то осмыслить эту борьбу, мало пары историй о нечисти. Необходимо более детальное, более близкое знакомство с потусторонними сущностями, их жизнью. Вот поэтому-то в каждой главе есть внутренняя независимая история (кроме главы восьмой, где эта история является по сути прологом к заключительной части трилогии), рассказывающая о том или ином случае, прежде всего — случае жизни оборотней.

Ещё иные могут возмутиться, мол, в романе многовато нецензурных выражений, насилия и, вероятно, эротик. На что я отвечу: описываемый мир — мир оборотней, зверей по натуре: злобных, агрессивных, беспощадных. Даже аристократичные вампиры ругаются матом, убивают и так далее. Что уж говорить про зверьё... И ещё один аргумент: мат как таковой — часть культуры. Его избыток вызывает отвращение, но полное отсутствие — недоумение. Действительно, в жизни каждого из нас порою наступают такие моменты, когда крепкое ругательство как нельзя больше, гармоничнее сочетается с действительностью, чем пространная, грамотная и культурная речь.

И в заключение несколько слов о музыкальном сопровождении. Мне кажется, любое произведение литературы, тем более произведение современное должно нести в себе ещё и звуковое наполнение. Как то: эпиграфы, цитаты, тексты и фрагменты песен. А издательства в порядке эксперимента могут попробовать продавать подобные книги с обилием музыкальной подоплёки в комплекте с «саундтрэками». Глядишь, кое-что и получится...

Один из моих любимых режиссёров, Квентин Тарантино, например, никогда не начинает съемку нового фильма, пока не определится, какая музыка будет открывать картину. Кое-что подобное испытываю и я: сюжеты произведений приходят после прослушивания самых обычных песен. Темой предыдущего романа я бы назвал песню «Серебро» в исполнении «Би-2», а тему нынешнего — «Десять шагов» в исполнении Вячеслава Бутусова. Думаю, вы согласитесь со мной, прочтя следующее:

Я шепнул себе только: «Ура».
Я промолвил всего лишь: «Вперёд».
И когда наступила пора, я сказал:
«До свиданья, народ».
Я не думал, какой я боец,
Я не ведал, какой я солдат.
Но я чувствовал скорый конец,
Сделав первый свой шаг.
И это не песня, это не подвиг,
Это только лишь десять шагов
По недолгой весне.
И это не радость, это не тайна,
Это первые десять шагов
К ближайшей войне...

Вот так. Спасибо, что уделили внимание прочтению этого небольшого вступления.

Сказка будет впереди...

ПРОЛОГ

Всё в порядке, всё нормально...

«Смысловые галлюцинации».

Знаете, какие странные и порою страшные случайности могут произойти с вами в обыденной жизни? Я говорю о том Его Величестве Случае, который вертит людьми подобно цирковому жонглеру, вертящему сонмом факелов. Говорю о том Случае, который направляет молнию в дерево, сидит за баранкой неисправного автомобиля, крутит лотерейный барабан... Случайность на то и случайность, что ее невозможно предугадать. И редко можно успеть хоть как-то приготовить себя к встрече с ней. Особенно, когда случайность выходит за рамки понимания, за пределы разумного и обоснованного описания окружающей тебя действительности.

Молния, лотерейный барабан, неисправный автомобиль — всё это случайности банальные, я бы сказал, неинтересные. Каждый день десятки, сотни, тысячи серебристых разрядов бьют вниз, вырываясь из свинцовых недр грозовых туч. Каждый день проводятся неисчислимые розыгрыши, и сотни счастливчиков становятся обладателями ценных призов или мешком с деньгами. Каждый день под колесами внезапно потерявшего управление транспорта гибнут люди... Это неинтересно, потому что привычно и обыденно. Скучно. И к такой случайности можно более или менее подготовиться.

Гораздо интереснее становится, когда ситуация полностью выходит из-под контроля, теряя при этом всяческое логичное либо научное объяснение. Вряд ли у вас была возможность оказаться в такой ситуации. По-настоящему оказаться в такой ситуации... Вряд ли — до сегодняшнего дня. Когда-то я был таким же, как вы: прожженный атеист, уверенный в себе и в завтрашнем дне, искрящийся оптимизмом и желающий знать всё. В моих глазах горел тот же самый свет, который я вижу в ваших. Теперь мои глаза свет не излучают. Во всяком случае, не излучают тот, прежний свет...

Я расскажу вам историю, которую вполне можно назвать историей моей жизни, потому что ничего более существенного со мной не происходило и вряд ли уже произойдет. Все биографические сюсюканья вроде того, где родился, где учился и кому писал любовные письма, я откину сразу, потому что необходимости в них ни на грош. Эта история не о любви, знаете ли... К тому же, вы сами можете всегда навести интересующие вас справки о моем прошлом, которое для меня больше не существует, не имеет веса...

Итак, с чего бы начать? Хм, даже не знаю. Конечно же, начинать следует с начала — трудно представить себе иной вариант. Я лишь задумался о том, сразу ли говорить вам то, из-за чего, собственно, вы и решили со мной встретиться. Или потомить вас немного, поиздеваться... Ведь это в моей крови чуть ли не главная составляющая — использование людей...

Ладно, если вы закажете мне еще пива, я начну.

Что ж, премного благодарен. Вы не скупитесь, когда речь идет о сенсациях, верно?

История, которую я намерен изложить, началась пятого ноября позапрошлого года, то есть около двадцати месяцев назад. С неба падал мягкий снег, непривычно теплый для последнего месяца осени. Хлопья его переливались, сверкали цветами спектра в ярких лучах фонарей уличного освещения, в окнах приступивших к ужину многоэтажек, в горящих глазах редких автомобилей. Было тепло, чуть ветрено, но по-странному пустынно. Рабочий люд сидел дома, смотрел вечерние выпуски новостей, звонил родственникам, пил чай, читал газеты и ужинал. Хозяева темноты — молодежь — еще не спешили в свое царство асфальта и бетона, но наслаждались дешевыми сериалами для подростков, чтобы после было что обсудить в прокуренных и заплеванных подъездах.

1
{"b":"1140","o":1}