ЛитМир - Электронная Библиотека

Но вернемся все ж к вервольфам.

Как я уже объяснил, большая физическая сила оборотня обусловлена его темной энергией. Вместе с тем оборотень — это, пожалуй, самое неуравновешенное существо на Земле. Он подвержен внезапным, ярким, как вспышка сверхновой, приступам ярости, и я никому бы не посоветовал злить его. В легендах о берсерках, или берсеркерах, рассказывается, в частности, об их особой свирепости и неустрашимости. Берсеркерами называли оборотней, обитавший в северных районах Европы: во Франции, Норвегии, Швеции, Ирландии. Много оборотней было среди норманнов — викингов, или, как называли их на Руси, — варягов. Известна история уничтожения большого числа римских солдат, когда три огромных легиона потерпели тотальное поражение в битве с норманнами недалеко от городка Шербур ан полуострове Котантен. Норманнов было не больше полутысячи, но это не помешало им, диким жителям диких краев, наголову разбить шеститысячное профессиональное войско, при том что в ту пору армия Римской Империи была самой могущественной, ее легионы считались непобедимыми.

Ясен перец, римляне бились с берсеркерами...

ГЛАВА III

Это твой щенок.

Теперь он твой навсегда...

Дельфин.

Герцог Раммштерский наблюдал, как слуга приближается по пыльной дороге, и вытирал пот со лба. Будучи знатным человеком, он не чурался работы в поле. Наоборот, он любил ранним утром выйти на террасу перед замком, облиться ледяной водой, собственноручно поднятой из глубокого старого колодца, невесть каким сеньором вырытого в незапамятные времена. А потом, оседлав верного жеребца, отправиться на виноградную плантацию.

Или в поле, как выражались крестьяне. В поле на работу под палящим солнцем, среди сонма гудящих жирных мух.

Подняв тучу пыли, слуга придержал лошадь, спешился и подошел к своему хозяину.

— Сеньор, мне велено сообщить вам, что сегодня прибудет барон Иглес фон Хатсинг. Чтобы успеть приготовиться к его визиту, вы должны поспешить в замок.

— Барон фон Хатсинг? — переспросил герцог Раммштерский. — Не тот ли это рьяный христианин, слухи о котором гуляют по земле?

— Да, слава о подвигах барона несколько раз обогнула мир, — согласился слуга, протягивая хозяину холщевое полотенце.

Герцог утер грязь с лица, бросил взгляд на лиловое вечернее небо и, направившись в сторону своего коня, поинтересовался:

— Когда ожидается прибытие барона?

— С заходом солнца, сеньор, — немедленно ответил слуга.

Ломая голову, какими ветрами легендарного рыцаря занесло в окрестности Раммштера, герцог через полчаса с небольшим добрался до замка. До того, как зашло солнце, он отдал все необходимые распоряжения о встрече знатной особы, и приготовился сам. В назначенное время прислуга доложила, что явился барон Иглес фон Хатсинг. Приветствовать его герцог вышел во внутренний двор.

— Для меня большая честь видеть вас, барон! — склонил голову герцог.

— Спешу ответить, что встреча с вами для меня не менее большая честь, — расплылся коренастый рыцарь в улыбке, повторяя поклон хозяина замка.

— Я и мое имение полностью к вашим услугам, барон. Комнаты для вас уже приготовлены. Когда вы будете готовы, я приглашаю вас на ужин.

— Спасибо, дорогой герцог. Ужин — это то, что мне сейчас действительно необходимо.

Обменявшись еще несколькими любезностями, сеньоры расстались, чтобы вскоре встретиться за длинным обеденным столом. Фон Хатсинг ел с явным аппетитом, было заметно, что дорога отняла у него много сил. Герцог, весь день проработав на плантации, поужинал с ничуть не меньшим удовольствием. Когда с едой было покончено, герцог предложил гостю вина из собственноручно выращенного винограда.

— Позвольте узнать, что привело вас в наши края, — спросил хозяин замка Раммштер. — Вы здесь проездом? Я удивлен, что вы путешествуете один.

— Пожалуй, я отвечу на ваши вопросы по порядку, — рассмеялся барон. — В ваши края меня привел долг, и конечный пункт моего путешествия — это ваш замок. Странствую же я один потому, что не вижу необходимости таскать за собою толпы слуг. Все необходимое в дороге я могу раздобыть сам, так что сопровождающие — излишнее неудобство.

— Позвольте же спросить в таком случае, что заинтересовало вас в Раммштере?

— Со временем вы всё узнаете, — таинственно ответил барон.

Герцог немного разочаровался, не узнав цели визита фон Хатсинга, ведь его снедало любопытство. Но внешне хозяин замка Раммштер разочарования не выказал. Чтобы не показаться навязчивым, он решил поговорить на другую тему.

— Легенды о ваших победах на рыцарских турнирах уже давно достигли моих владений, а ваши подвиги во имя Господа и христианства вообще достойны быть упомянутыми в Священном Писании. Я надеюсь, вас не затруднить поведать хотя бы об одном своем удивительном приключении?

— Я вам обязательно расскажу всё, что вы пожелаете, сеньор. Что касается турниров, то слухи здесь слишком преувеличены. Ничего героического на таких состязаниях не случается, да и участвую-то я в них по самой банальной причине — ради средств к существованию. Как вам, наверное, известно, моя семья давно разорилась, поэтому, чтобы иметь возможность путешествовать столько, сколько путешествую я, приходится иногда участвовать в турнирах. Преувеличены же и слухи о моих заслугах перед Святой Церковью. Честно говоря, я даже не считаю эти заслуги подвигами. Скорее, просто долг.

— Вы известны как борец с нечистой силой, с демонами и всяческими колдунами.

— Да, ведь именно этим мне приходится заниматься каждый день, каждую минуту. Возможно, вы, уважаемый герцог, что в младенчестве меня похитили злые люди с целью последующего выкупа. Но из плена, по воле Божьей, вызволил меня благородный рыцарь. Не зная, кто я на самом деле, он отдал меня на воспитание в монастырь. К сожалению, по определенным обстоятельствам местонахождение монастыря я вынужден держать в тайне, как и многое другое, касающееся моих приключений, но кое-что рассказать все же могу.

Монастырь, в котором я рос и обучался, принадлежит древнему Ордену, веками противостоящему силам Зла. Логично будет подумать, что воспитывали меня именно в духе борца с нечистью. Спешу заметить, что Орден не имеет никакого отношения к Святой, так сказать, Инквизиции. К глубочайшему сожалению, инквизиторы часто поступают далеко не от имени Церкви, а многие осужденные и казненные ими люди не имеют никаких связей с силами Зла. В монастыре Ордена я овладел искусством противостоять отродьям ада, и уже девять лет странствую по миру, выискивая и уничтожая демонов.

— Вы полагаете, что на моей земле объявился демон? — ужаснулся герцог.

— Нет, что вы, уважаемый сеньор, — улыбнулся барон. — Но скоро один из служителей Дьявола прибудет в ваш замок. Едва я прознал о готовящемся визите, тут же поспешил опередить его. К счастью, это мне удалось. Теперь, предугадывая ваши возможные вопросы, я поясню суть происходящего. Дело в том, что некий лорд Вальбунг, о котором вы, полагаю, никогда не слыхали, потерял рассудок и теперь думает, что ваши земли некогда принадлежали его семье. Считая вашу власть над Раммштером незаконной, но не имея возможности доказать это, лорд Вальбунг нанял одного из демонов убить вас.

— Какой кошмар! — исказился в лице герцог Раммштерский. — Ваши слова подобны удару молнии в ясную погоду! Я, как вы правильно заметили, понятия не имею, кто такой этот Вальбунг и почему он претендует на мои владения, которые вот уже тысячу лет принадлежат моим предкам.

— Он сошел с ума, поэтому винить его можно лишь постольку поскольку. Но демон по вашу душу действительно приближается к замку. Я думаю, что он явится сюда немногим позже полуночи.

— О каком же демоне вы говорите? Не вурдалак ли это, упоминание о котором бросает в дрожь жителей окрестных деревень?

— Нет, не вурдалак. Я предпочитаю называть таких демонов loup garou, но вы, вероятно, слышали о них как о волкодлаках.

11
{"b":"1140","o":1}