ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда мы остановились перед дверью, лысый бандит кивнул:

— Проходи, хозяин ждёт.

Я сглотнул и, не дожидаясь повторения приглашения, толкнул дверь. За нею оказался обычный рабочий кабинет делового человека. Ну, преуспевающего делового человека. Мягкие тона, разнообразные интересные вещички на книжных полках, большие красочные картины сказочных существ и фотографии на стенах. у высокого окна расположился длинный массивный стол для заседаний со стульями вокруг. За дальним от меня концом стола среди необходимых деловому человеку атрибутов вроде пишущих принадлежностей, ежедневника со спиралью, компьютерного монитора, телефона, селектора и фотографии любимой жены восседала подозрительно знакомая личность. Личность предпенсионного возраста, с широкими плечами, гордой осанкой и твёрдой решительностью во взгляде.

— Ну здравствуй, оборотень Виталий, — поднялся мужчина мне навстречу. Обойдя стол, он приблизился и протянул руку. Я почувствовал тонкий аромат дорогого одеколона и сигар, сопровождающий человека.

— Здравствуйте, Иван Алексеевич, — ответил я, — весьма удивлен, знаете ли, видеть вас.

— Значит, ты в курсе, кто я такой? — растянул Иван Алексеевич рот в дружеской улыбке. — Это избавит меня от лишних объяснений.

— Ещё бы, — кивнул я, — вы тот самый депутат Госдумы, которого в прошлом году обвиняли в прошлых связях с организованной преступностью. Помню, в «Аргументах и фактах» читал: «Государственная Дума платит по счетам криминальных авторитетов! Депутат Николаев стоит во главе преступного мира!»

— Что было, то было, — легко согласился Иван Алексеевич. — Ох, доставали же меня проклятые газетчики. Как вспомню, плохо становится.

— Насколько мне известно, вам удалось выйти сухим из воды. Журналист, у которого якобы имелись доказательства вашей причастности к криминалу, внезапно исчез. До сих пор ищут.

— Ну-ну, пускай ищут. Я не против, — развел депутат руками. — А что касается обвинений, так меня даже эмиссаром чеченских боевиков выставляли. Совсем народ ополоумел, да... Ты присаживайся, что стоишь?

Я сел в предложенное кресло, взял предложенный стакан виски и отказался от предложенной сигары.

— Объясните, что происходит, Иван Алексеевич. Меня спозаранку подняли на выезд, на месте преступления топтались какие-то быки, лейтенант безо всяких экспертиз и следствия определил убийцу, тело погрузили в фургон и доставили в ваш особняк, попутно не забыв прихватить и меня. Объясните, что происходит, — повторил я.

Депутат Николаев раскурил сигару и молча дослушал мою историю в сокращенном варианте. За его спиной по обе стороны плотно занавешенного окна висели полотна российского триколора. Над самим окном, не доставая высокого потолка, красовался большой, отливающий бронзой трёхглавый орёл со скипетром и державой. Николаев с самодовольным выражением лица казался как минимум президентом, а не каким-то депутатом от области. Наверное, чтобы укрепить такое чувство, на столе лицевой стороной к посетителям (читай — ко мне) блестела в стеклянной рамке фотография азартно пожимающих друг другу руки Президента и Депутата.

— Ну, половину всего ты и сам прекрасно знаешь, — пуская дым, пробасил Николаев.

— Вы о существовании оборотней и о том, что парень в парке нарвался как раз на одного из них?

— Да, Виталий. Вижу, тебя уже не бросает в дрожь при упоминании сил Тьмы, тебя не шокирует мысль о существовании иного мира. По правде говоря, это меня радует, потому что элиминирует ряд определенных проблем.

— Значит, я всё-таки не один в своём роде, — прищурился я, зная наверняка, каков будет ответ.

— Конечно, не один. Твои новые сослуживцы и те «быки», которых ты встретил в парке, такие же оборотни.

— А вы? Как насчёт вас?

Николаев опять тепло, по-дружески улыбнулся. Наверное, все политики умеют так вот искренне, от всего сердца улыбаться собеседникам. Добрая и уверенная улыбка — прекрасный инструмент убеждения. А может статься, что у Ивана Алексеевича и других политических деятелей подобная улыбка выработалась как рефлекс сохранять хорошую мину при плохой игре.

— Ну, вокруг да около ходить, я уверен, не имеет смысла. Ты находишься в доме, который помимо выполнения функций моей резиденции, служит прибежищем для всех оборотней города. Их стая — довольно простая организация, преследующая, впрочем, далеко не простые цели. Как раз именно оборотни и их деяния послужили почвой для выдвижения против меня достаточно серьёзных обвинений.

— Кажется, начинаю понимать вас, — пригубив виски, усмехнулся я. — Вы стоите во главе всех оборотней и сами, скорее всего, являетесь таковым. Бритоголовые идиоты, доставившие меня сюда, выглядят самыми обычными шестёрками крупного мафиозо. Пожалуй, дам вам совет: либо поменяйте своих ребят, так неловко дискредитирующих вас в глазах общественности, на более привлекательных особей, либо завязывайте с криминальным бизнесом и уходите на пенсию.

Не переставая улыбаться, депутат дымил в потолок. Раньше я не знал, как пахнет дым сигары. Оказалось, приятно.

— Отчаянный ты молодой человек, Виталя. Умный, но отчаянный. Впрочем, мне это нравится. Оборотень должен быть смелым, находчивым, отчаянным и — главное — умным. Ты оказался прав, когда назвал моих людей идиотами. Они на самом деле настоящие придурки, никчемные звери, потому и выполняют всю грязную работу по заметанию следов нашего присутствия среди прочего человечества. Они мусорщик, скрывающие результаты ночных похождений нечисти: вампиров и оборотней. Будь по-моему, этих дегенератов давно направили б в утиль, но, к великому сожалению, оборотней осталось слишком мало, поэтому мы ценим каждого нового члена стаи и готовы рвать за него когти.

Надо же, подумалось мне, оказывается, ещё и вампиры имеют место быть. Кошмар какой-то. Ей-богу, дурацкий, ненормально затянувшийся сон. Ну ладно, оборотни, мутанты-перевертыши, полулюди-полузвери. Всякое случается в природе... Но вампиры! Вампиры — это гораздо хуже! Это ж бред чистой воды! В голове прямо не укладывается, что все эти Дракулы и Лестаты — реальность. Но всё-таки узнать о вампирах по подробнее...

— Вы уже приняли меня в свою... э-э-э... стаю? — вслух спросил я. — И почему, собственно, «стая», а не, скажем, «банда»?

Иван Алексеевич поморщился, словно только что услышал до ужасного неприличную шутку.

— О какой банде может идти речь, Виталя? Коли уж угодно видеть нас в таком свете, используй, пожалуйста, термин «организованная вооруженная группа».

— Преступная, — уточнил я.

— Прости, что ты сказал? — склонил депутат свою голову с аккуратной короткой стрижкой набок.

— "Организованная преступная группа" будет правильней, по-моему.

Николаев закатил глаза к потолку и гулко рассмеялся.

— О небеса! Да ты ведь даже не представляешь, о чём говоришь, друг мой! Ведь не глуп же и должен понимать: оборотни — это не добрые феи, они не похожи на джинна из мультика про Алладина. Мы существа Тьмы и призваны вершить дела исключительно в интересах Зла. бессмысленно применять к нам термин «преступники», потому что мы изначально по Великой Вселенской Программе созданы быть таковыми. Конечно, некоторые наши поступки люди и адепты Света называют преступными, но для самих нас это суровая необходимость. Ведь ты же сам оборотень и уже убил двух человек. Да-да, я знаю об этом! Поэтому ты должен кое-что соображать..

Под конец тирады депутат посерьезнел, сделался суров. В его глазах промелькнула вспышка гнева.

— Ладно, пусть будет по-вашему, — сдался я быстрее, чем хотелось бы.

— Так и будет, — твердо пообещал Николаев, кивнув. — Я уже говорил тебе про мусорщиков, про то, что они обязаны уничтожать любой намек на наше существование. Чтобы поддерживать столь серьезную конспирацию, необходимы большие денежные средства.

— Но почему вы не можете просто взять и объявить о своем существовании? Собрались бы все вампиры да оборотни по всему миру, раскрыли б тайну своего существования, захватили власть над людьми... Какие проблемы?

16
{"b":"1140","o":1}