ЛитМир - Электронная Библиотека

Операция завершена. Почти.

Остается уничтожить свидетелей потустороннего...

Спартон-Рикос медленно обошел толпу сгорающих от немого ужаса заложников. Оборотни и вампиры успели загрызть некоторых до смерти, почти всех остальных инициировали упыри. Трое волков-спецназовцев с молчаливой злобой в глазах смотрели на людей и командира, вожака, обходившего их. В каждом движении берсерка чувствовалась животная сила, взгляд пылал красным пламенем, испускающим зеленоватый туман. Кошмарный оборотень заставил заложников впасть в ступор, загипнотизировал их, как удав гипнотизирует кролика.

Вдруг Спартон услышал знакомый звук. Это был рокот винтов военно-десантных вертолетов. Выбегая наружу, Спартон приказал себе вернуться в человеческое обличье...

Полковник Джеккинс с замирающим сердцем вслушивался во тьму. Когда началась стрельба, он нервно выдохнул от неожиданности.

— Сэр, похоже, они развязали бойню! — выкрикнул Роджерсон.

— Слышу, — скрипнул зубами Джеккинс. — Приготовьте вертолеты. На всякий случай...

Пока два больших десантных вертолета разогревали моторы и принимали на борт пехотинцев, полковник с оформившимся чувством беды слушал непрекращающуюся пальбу, доносящуюся сквозь спящие джунгли со стороны Форт-Боарда. Отряд по борьбе с терроризмом превратил операцию по освобождению в настоящий штурм! Одному Богу известно, как это обернется для плененных гражданских...

Когда взорвалась башня наблюдательного пункта, полковник плюнул на все бумаги и приказания начальства не вмешиваться в дела взвода «Вольф-терр», забрался в вертолет и отдал приказ взлетать. Машина протяжно взвыла, быстро набрала высоту и через пять минут уже стала заходить на посадку. Джеккинс увидел внизу суетящийся спецназ, оттаскивающий в сторону раненых и убитых бойцов в чёрных комбинезонах. Еще он заметил несколько здоровенных собак, мелькнувших в свете пылающей вышки. Через секунду, однако, полковник был вынужден непроизвольно встряхнуть головой, ведь собаки перестали быть собаками, а превратились в людей.

Голых людей...

Вертолеты сели. Полковник первым спрыгнул на землю, и к нему тут же направился узнаваемый даже в темноте майор Спартон. На ходу командир спецназа застегивал «молнию» чистого — точно новенького, а не прошедшего горячий бой! — комбинезона.

— Что здесь произошло? — громко и требовательно спросил Джеккинс. — Где заложники? Вы освободили их, майор?

— Зачем вы прилетели? — зло рыкнул Спартон, позабыв о всякой субординации. — Между прочим, это секретная операция ЦРУ! Немедленно убирайтесь!

— Вначале я должен убедиться, что с моим сыном... что с заложниками всё в порядке, — запнулся полковник. — Отойдите в сторону!

— Забирайте своих людей и улетайте отсюда к чертям! — утробно зарычал Спартон. — Это приказ!

Полковник обомлел от такой дерзости. Резко развернувшись, он ударил майора кулаком в лицо.

— Молчать! — орал офицер. — Мне плевать, что ты из ЦРУ! Я немедленно распоряжусь начать расследование по факту вашего участия в штурме; чую, здесь пахнет нечистым!

Скривив лицо в гримасе презрения, Спартон провел ладонью по месту ушиба, чмокнул губами и тихо прошипел:

— Вы не представляете, насколько правы... Взорвать базу!

— Что? — не понял полковник.

Но он понял всё и сразу, едва вокруг раздались громкие трескучие взрывы. Техника, бараки, командный пункт, склады — всё взлетело на воздух одновременно.

— Убрать вертолеты! — послышался среди грохота жесткий голос Спартона.

Из темноты вырвались реактивные снаряды ручных гранатометов. Полковник успел отпрыгнуть в сторону и избежать гибели, затем взрывная волна швырнула его далеко от разваливающегося вертолета. Майор Спартон, казалось, не обращал на взрывы ни малейшего внимания, будто стоял не среди пылающей и рвущейся в клочья военной базы, а где-нибудь на просторном лугу под ясным небом. Отдав суровый приказ убить всех уцелевших пехотинцев, он подошел к отплевывающемуся кровью Джеккинсу.

— Зря вы появились здесь, полковник. Это была не ваша битва.

Джеккинс попытался достать пистолет, но майор перехватил его руку, забрал оружие и направил ствол прямо в голову полковнику. Прежде чем расстаться с жизнью, Раймонд Джеккинс отстраненно отметил отсутствие за спиной майора вещмешка.

Спартон застрелил полковника, отбросил пистолет и спросил в воздух, глядя, как его бойцы добивают горящих пехотинцев:

— Потери?

— Убито семеро из подразделения «Альфа», трое из подразделения «Бета». Четверо человек ранено.

Майор кивнул:

— Сжечь тут всё к дьяволу...

* * *

Как вы догадались, депутат Государственной Думы Иван Алексеевич Николаев недвусмысленно предлагал мне вступить в криминально-инфернальное сообщество, в стаю Ирикон. Иначе — смерть. Неизбежная, неотвратимая, мучительная, скорее всего. Беснующегося в ночи оборотня за милую душу пристрелят вездесущие охотники, а коли они запоздают, у Ирикона всегда найдется пара-тройка превосходно натренированных, натасканных на убийство себе подобных волков. Да, вся эта нечисть, плодящаяся за спинами людей, боится разоблачения, массового разоблачения. В тёмном-то переулке они — хозяева ситуации.

В общем, у меня просто не было выбора. Попадать под пули и лезвия светлых не хотелось, в безумстве бегать и творить злые дела — тоже. Не пришлось даже перешагивать через якобы существующий моральный барьер, разграничивающий жизнь праведную и жизнь преступную. Знаете, менты в наше время весьма далеки от образа бравых, честолюбивых, справедливых и надежных защитников прав и свобод граждан, закона и порядка. Они такие же люди, как вы или, скажем, я какое-то время назад. И, как любой человек, любой мент подвержен чисто человеческим слабостям, грешкам и грешочкам. А власть, так или иначе вложенная даже в руки вшивых патрульных, превращает грешочки в полновесные грехи, слабости — в пороки. Поэтому я нисколько не страдал морально от того, что из лагеря милиционеров-доблестных-служителей-закона перешел в демоническую банду тотальных отморозков, не знающих другой жизни окромя криминальной.

Николаев, будучи бизнесменом и политиком одновременно (притом нельзя сказать, в какой сфере его интересы проявлялись наиболее ярко), сумел сколотить вокруг себя прочную группу низших демонических существ и занял место вожака многочисленной стаи. Довольно важная и почётная должность, кстати говоря. Депутатская неприкосновенность послужила самой лучшей защитой от ненужных соглядатаев и постоянно рыскающих в поисках сенсаций папарацци. бетонная стена с токопроводящими элементами и вооруженные телохранители тем паче отпугивали нежелательных гостей от резиденции депутата, в узких кругах известной как Волчий Замок, или просто Замок. Двухэтажный дом в центре просторного сада был лишь вершиной айсберга, сокрытого под землей. Там, на глубине нескольких метров от поверхности находился обширный гараж, двести двадцать пять клеток, арсенал и конференц-зал для заседаний особого рода. Также под землей располагалось что-то наподобие общежития для боевиков Ирикона.

Я узнал об истинном количестве, или, если выражаться в рамках принятой терминологии, поголовье оборотней города. Оказывается, их в ту пору насчитывалось около сотни, так что клетки Замка строились с запасом... Почему в ту пору? Потому что спустя некоторое время численность волков резко снизилась, но об этом позже. Собственно, я также узнал примерное количество вервольфов во всём мире — что-то полутора миллионов. Тысячи и тысячи стай, многочисленные вооруженные группировки, контролирующие чуть ли не весь криминальный бизнес планеты. Я не удивился, узнав также, что оборотни стоят во главе крупнейших преступных кланов, сообществ и организаций людей. Нет, Басаев, бен Ладен, Кастро, Пиночет, Гевара и другие злобные «бородачи» на деле никогда не были перевертышами, но без сотрудничества с таковыми не обходились. Нелегальный рынок оружия, торговля наркотическими веществами, производство фальшивых денег, работорговля — вот лишь некоторые сферы деятельности инфернальных банд. Разборки на улицах, стрельба в ресторанах, взрывающиеся машины и многое другое так или иначе связано с оборотнями.

20
{"b":"1140","o":1}