ЛитМир - Электронная Библиотека

Охотница не тешила себя надеждами, что её пригласили всего лишь посмотреть на сатанинский ритуал. Нет, её пленили и приволокли сюда для того, чтобы отдать в жертву Сатане.

Мрачный жрец с жирной пентаграммой на хламиде грозно окинул взглядом присутствующих и спросил:

— Принесли ли вы доказательства своей верности Хозяину?

Сатанисты поочередно отдали жрецу маленькие серые коробочки, в которых Светлана быстро распознала дешевые цифровые фотоаппараты. Тип с пентаграммой, которого, слышала девушка, «местные» называют Затемнённым, прошёл к компьютеру и через data-кабель скачал с каждого компьютера информацию.

Пока он занимался этим делом, охотница стала уныло обдумывать своё положение. Вне всяких сомнений, она оказалась в одной их сатанинских сект города, о существовании которой — конкретно этой секты — местному филиалу Ордена ничего не известно. Считающие себя адептами Тьмы, сатанисты на самом деле являются полными психопатами, людьми с серьезными психическими отклонениями. Их секты подразделяются на две категории: первую основывают собственно сумасшедшие маньяки — садисты, умеющие, тем не менее, извлекать солидную материальную выгоду из своей паствы, а во вторую категорию входят люди, доподлинно знающие о существовании потустороннего мира, Яугона и Актарсиса. Но все сатанисты одинаково опасны. Они оскверняют святыни, совершают человеческие жертвоприношения, сквернословят в адрес Господа и свято верят в то, что Сатана вознаградит их за это. Вознаградит материально или даст какую-то силу. Но проклятые сволочи не знают, что хозяин Яугона не выступает в качестве спонсора, мецената для смертных; жаждущих получить приз за грехопадение одинаково презирают как светлые, так и тёмные. Десять тысяч лет назад в Шумерском царстве появились первые сатанисты, и десять тысяч лет они являются антиподами служителей церкви. Одни наставляют людей на путь истинный, другие же стараются всячески с этого пути столкнуть.

Психи. Подонки. Навечно проклятые отступники.

Орден Света иногда проводит зачистки подобных сект, нещадно расстреливая всех, кто уже совершил кровавый грех и продал душу Дьяволу. Остальным, чьи руки не запачканы кровью, устраивают промывку мозгов, заставляя навсегда забыть о членстве в тёмном братстве. Но всё равно зло это плодится и размножается, как бубонная чума...

Светлана сдула с лица длинную плеть чёрных волос и сфокусировала взгляд на мониторе. Похоже, на принесенных послушниками фотоаппаратах запечатлены совсем не сцены семейных торжеств и поездок за город, а человеческие трупы... Ребенок с отрубленной головой, зарезанные подростки, расчлененные монахи... Каждый из двенадцати сатанистов, пришедших на мессу, совершил жестокое убийство!

Удовлетворенный просмотром снимков, Затенённый воскликнул:

— Вы славно потрудились, браться и сестры! Каждый из вас доказал преданность Князю Тьмы и достоин быть его другом. Сегодня вы причаститесь к Хозяину, станете почти равными своему Господину! Специально для этого я подготовил особенную жертву. — Жрец вплотную подошел к Светлане и ухватил её за подбородок. — Перед вами отважный и непобедимый воин Света, охотник ненавистного нам Ордена, дважды проклятое жалкое существо, обреченное на смерть во имя Сатаны! — Затененный понизил голос, проникновенно обращаясь к Светлане: — Быть может, ты желаешь отречься от господа своего? Тогда, обещаю, тебе сохранят жизнь.

Собрав волю в кулак, с трудом шевеля распухшими губами и пересохшим языком, Светлана ответила:

— И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производящий чудеса пред ним, которыми он обольстил принявших начертания зверя и поклоняющихся его изображению: оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою. А прочие убиты мечом Сидящего на коне, исходящим из уст Его, и все птицы напитались их трупами[8].

— Глупая тварь! — с отвращением скорчился жрец.

Кивнув обнаженной девушке, он опять отошел к компьютеру и включил громкую музыку. Под экскрементально-параноидальный хард-метал Мэрилин Мэнсона, олицетворяющая собою невесту Князя Тьмы девушка разлеглась на импровизированном алтаре в позе звезды, раскинув руки и широко раздвинув ноги. Затенённый ловко срезал рукав на водолазке Светланы, полоснул лезвием по её венам, и густая, тёмная как сама Преисподняя кровь заструилась в заботливо подставленную чашу.

Они собираются выпить мою кровь, отстраненно подумала Светлана, слабеющим взглядом наблюдая, как послушники из числа юношей поочередно совокупляются с «невестой», а послушниц-девушек «невеста» ублажает своим ртом.

Отвратительные кровавые оргии. За десять тысячелетий не изменилось ровным счетом ничего...

Силы стремительно покидали охотницу. Беззвучно шевеля воспаленными губами, она читала молитву: «Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого...».

Светлана не сразу сообразила, что ситуация в заброшенной котельной резко изменилась. Буквально снеся входную дверь с петель, в помещение ворвались двое боевиков Ордена, вооруженных грозными девятимиллиметровыми пистолетами-пулеметами «Спектр». Град пуль обрушился на сатанистов, которые, не успевая даже взглянуть в лицо своей смерти, в конвульсиях разлетались в разные стороны, отброшенные мощной отдачей пуль итальянского оружия.

Жрец выронил чашу, почти до краев наполнившуюся кровью. Схватив одного из послушников и воспользовавшись им как живым щитом, Затемнённый спасся от длинной очереди. В ту же секунду он метнулся к стене, сделал нечеловеческий прыжок и, меняя траекторию полета на девяносто градусов, с силой оттолкнулся от чёрного полотна в сторону одного из ворвавшихся боевиков. Жрецу понадобилось не больше того времени, какое человек затрагивает на то чтобы моргнуть, на изменение своего тела. Не ожидавший такого поворота автоматчик повалился, примятый огромной яростно лающей тушей волка. Челюсти, усыпанные бритвенно острыми зубами с клыками в мизинец размером сомкнулись на голове светлого. Второй автоматчик, не имя возможности перезарядить оружие, с рычанием бросился на помощь напарнику, повторяя трансформационный процесс. Одежда взорвалась и разлетелась клочьями. Два зверя вступили в драку, из которой мог выйти живым лишь один. Рык, визг, лай пришли на смену звукам выстрелов, ошметки плоти гейзером били из мечущегося по котельной свирепого комка. Волки сцеплялись, боролись друг с другом, стараясь ухватить противника за горло, затем отскакивали прочь, чтобы спустя секунду вновь сцепиться.

Бой мог бы длиться долго, но появились ещё люди Ордена. Именно люди. Несколькими очередями они навсегда выпустили дух из жреца-оборотня, а затем бросились на помощь Светлане.

Снаружи слышались выстрелы. Сатанистов, успевших выскочить из подвала, добивали охотники...

* * *

Рассовав по карманам джинсов необходимые вещи: ключи, зажигалку, портмоне, упаковку жвачки, я быстро обулся.

— Ладно, Настя, я на работу.

Девочка отвлеклась от просмотра мультиков и посмотрела на меня.

— Во сколько придёшь?

— Поздно, — неопределенно ответил я. — В десять чтобы легла спать!

— А вот и не лягу! — закапризничала она.

— Приеду, проверю! — погрозил я пальцем, улыбнувшись, однако. — Телевизор долго не смотри. Лучше книжку почитай.

— Не люблю я читать! — стукнула ножной по дивану девочка.

С минуту мы продолжали обмениваться фразами, я отдал все необходимые наставления (каждый раз, как я уходил на работу, начиналось одно и то же) и вышел. Во дворе меня ждал красивый серебристый внедорожник, отличная машина, в которой приятно ездить, приятно управлять ею, приятно возить кого-нибудь. Не то что родные «уазики».

Отработав четыре месяца на стаю Ирикон, я не без направления Ивана Алексеевича перевелся в экипаж иного, совершенно иного рода. Одни оборотни «подчищают» следы присутствия нечисти, другие заправляют торговлей оружием и наркотиками, третьи сопровождают караваны нелегально ввозимых и вывозимых товаров, четвертые прикрывают всех остальных, разбираясь с ненужными свидетелями либо участниками тех или иных тёмных акций. Я успел потрудиться во всех перечисленных сферах деятельности оборотней, вживаясь в образ человека-зверя и человека-преступника. И вот, после четырех месяцев работы был переведен в группу, занимающуюся похищениями людей. Сами оборотни, к слову, в чьих-то похищениях не нуждаются, но делают это по заказу вампиров. Известно, упыри не могут обходиться без убийства и свежей человеческой крови, но в силу своих жизненных привычек, аристократичности и лени последние десятилетия не ведут широкую самостоятельную охоту, а поручают её оборотням из числа местных стай. Вампиры предпочитают кровь молодых девушек и детей, считая её наиболее вкусной, полезной и легко усваиваемой, поэтому прежде всего заказывают «товар» именно данной категории.

вернуться

8

Откровение Иоанна Богослова.

32
{"b":"1140","o":1}