ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

В тот же вечер я взорвал машину, прострелив бензобак, дождался, пока «Шевроле» хорошенько прогорит, а после столкнул с обрыва в реку в районе Карьеров. Отличное место, скажу вам, для уничтожения улик. В глубоких озерах Карьеров и прудах рыбохозяйственной базы каждую неделю находят вспухшие трупы, а сколько мертвецов и потопленных машин на дне — одному чёрту известно. Вот и рыбка урождается там отменная, на постоянных-то белковых харчах...

Номера я уничтожил отдельно от машины. Уже было далеко за полночь, когда я вернулся домой, нагруженный пакетами с выпивкой и закуской. До возвращения успел побывать в Замке и пообщаться с Ириконом. Чёрт, Николаев устроил мне просто-таки допрос с пристрастием! Очень трудно было сохранять беспристрастие и невозмутимость лица, но я, кажется, выдержал испытание. По легенде, на нас неожиданно напали охотники, мне прострелили ногу, а остальные боевики успели скрыться, вероятно, посчитав меня мёртвым. Затем я рассказал, как героически бился с охотниками, как искусал их и тоже смог сбежать. Какая же судьба постигла Сиорна, Лаозорда и Марлима — неизвестно...

Не спорю, легенда надуманная, но Ирикон принял её. Тем более, я действительно был не в лучшей форме, с простреленной навылет ногой и психофизическим стрессом. Николаев удовлетворил просьбу перевести меня с должности похитителя на другую, любую. Посетовал, что я потерял пистолет...

Помните Катю, о которой я рассказывал? Да, Ксио... Хорошенькая девчонка, следит за своим телом, не пропускает тренировки, умеет нравиться мужчинам. Так вот, с ней я несколько раз встречался в Замке, разговаривал, кое-что выспрашивал у вервольфов и в итоге выяснил, что Катя занимается чуть ли не самой важной работой в стае: выполняет функции карателя, когда необходимо наказать зарвавшегося зверюгу, функции агента внутренних расследований, аналитической работой и, в частности, именно она составляет планы похищения людей, то есть заносит конкретных лиц в разработку. После беседы с Ириконом я нашёл Ксио и аккуратно, ненавязчиво попросил её больше никогда не включать семью Ахимовых в разработку. Девушка всё прекрасно поняла и дала слово, что Ахимовы навсегда покинут базу данных жителей города, так что никто из оборотней не сможет выйти на них отсюда, из Замка.

Я ж говорю, хорошая девочка!.. Ожидая массу проблем и, честно говоря, находясь на порядочной измене, я предполагал самое худшее. Есть такой афоризм: чтобы лишний раз не расстраиваться, на всякий случай ожидай самого худшего. Ну, вы понимаете, о чём я... Однако, допрос хоть и проводился в жёсткой форме, окончился моей явной победой. Казнить меня никто не собирался, досконально проверять мои слова — тоже. Да и как бы Ирикон уличил меня во лжи, ведь трупы и сожженная машина покоились на глубине мутных вод Карьеров.

Но едва один камень скатился с души, его место поспешил занять другой, а именно — предстоящий разговор с Вячеславом. Ну что я должен был рассказывать ему? Что я оборотень, что я убиваю и похищаю? Что любой человек находится в потенциальной опасности, и угрожает ему нечисть? Голова шла кругом от пережитых за день событий, но я постарался успокоиться, несколько раз покурил, пока ждал автобуса в Рассветных холмах (от предложения подвезти ведь отказался вежливо!), а когда добрался до родных кварталов, зашёл в магазин, купил две бутылки водки, три килограмма пельменей, апельсиновый сок, пару банок консервов и уныло побрёл домой.

Горел свет у Ахимовых на кухне. Горел свет у меня в гостиной. Оказалось, Настенька заснула, не потушив электричество (маленькие дети боятся спать в темноте, вы же знаете). Ну а Вячеслав, как молчаливо обещал, терпеливо дожидался моего возвращения. Едва двери лифта раскрылись на лестничной площадке, сосед вышел навстречу, хмуро кивнул и последовал за мной, воспользовавшись приглашением. Перво-наперво я перенёс сонную Настю в спальню, заботливо уложил на кровать и укрыл одеялом. Потом мы со Славой заперлись на кухне, я поставил на плиту кастрюлю с водой, а на стол — две рюмки.

Думаю, нет смысла в деталях пересказывать нашу беседу. Да и не помню я уже всех деталей. Говорили, ясен перец, о произошедшем накануне, о сорвавшемся похищении, о стрельбе и трупах. Обо мне. Захмелев, Вячеслав сбросил с себя чопорность, стал более словоохотлив и начал сетовать, что жена обнаружила на его голове седые волосы, что он «никогда бы не поверил во всё это, покуда не увидел собственными глазами», что беспокоится за психическое состояние дочери. Я же как мог успокаивал соседа, мол, дети хоть и сильно восприимчивы, но вместе с тем отходчивы, так что за рассудок Наташи можно не волноваться.

Что было в капсулах? Почем мне знать. Психотропные препараты, успокоительное, релаксанты, ещё всякой дребедени помаленьку. Знаю лишь, что в больших дозах или при частом применении лекарство может оказаться фатальным. Ни тёмные, ни светлые не гнушаются использовать в своей работе любые средства, в том числе и медикаментозные. Притом никакой магии — чистая химия. И в распылителе, нейтрализующем кровь, тоже нет ничего мистического и магического. Вы можете не знать, но и пилюли «мозгового промывания», и нейтрализатор, и кучу иных вещей придумали обычные люди, весьма далекие от баталий Света и Тьмы.

За второй бутылкой словоохотливее стал уже я и поведал Славе свою историю, историю оборотня Винтэра. Рассказал, как гулял ноябрьским вечером по набережной, любовался рекою, пароходами, звёздным небом и утопающим в иллюминации противоположным берегом. Как решил зайти в кабак и пропустить парочку-другую пива, окончательно потопив тем самым противную тоску. Как разговорился с совершенно незнакомым мне человеком и по доброте душевной, а также врожденной глупости проводил его до дома. В общем, рассказ мой был длинным, кое-где искаженным (например, я ничего не говорил об убитых мною людях, число которых к моменту нашего разговора перевалило за десяток) и занял половину ночи. Я как мог объяснил дилемму, вставшую передо мной: либо смерть, либо жизнь, но жизнь в облике исчадия ада. Вячеслав был и удивлён, и удручён, узнав, что мир помимо оборотней полнится и другими демонами; возможно, на его голове появилось несколько новых седых волосков. Про Настю же я соврал, сказал, что в самом деле охраняю девочку, прячу от других оборотней, пожелавших избавиться от неё как от ненужного свидетеля. Ещё я рассказал о покровительстве Николаева, не называя, однако, его фамилии, и о преступных деяниях стаи Ирикон. Вячеслава позабавило предложение составить его берсерк-имя, когда же составленное имя было произнесено, он пришёл в ужас. Разве слово «Вукров» звучит так уж страшно?..

Вам я рассказываю историю более подробно, кроме того, она имеет продолжение, ведь жизнь моя не остановилась на той бессонной ночи. Но и Вячеслав многое узнал о потустороннем мире, клятвенно пообещал каждое воскресенье посещать церковь и свято чтить Бога, да семью приобщить к этому делу. Пока гром не грянет, мужик, как говорят, не перекрестится... Он озадачил меня вопросом, какие имеет шансы попасть в Рай (читай «Царствие Небесное»), после чего мы долго обсуждали это, придя к обоюдному согласию, что шансы все-таки неплохие.

О чём ещё говорили? Да о многом. К концу второй бутылки разговор плавно перешел на иные темы, потёк по другому руслу. Как раз по стране прокатилась серия терактов, и мы обсуждали нравы чеченских террористов, сойдясь во мнении, что их всех давно пора вытравить как опасную инфекцию, но кое-кто греет руки на погребальных кострах... Вы помните захват «Норд-Оста», вернее, Театрального центра на Дубровке, где в тот момент презентовался вышеупомянутый мюзикл? А вы, как журналистка, интересовались тем, что происходило конкретно в нашем городе после штурма? Я говорю не о тревожном ожидании спасения заложников, которое, безусловно, испытывали многие россияне. Говорю я о совершенно иных чувствах, кои, как ни печально, также испытывали многие россияне, пока заложники томились под прицелами автоматов среди офанатевших шахидок, обвязанных тротилом. И сразу после штурма, когда столько народу погибло... Я имею ввиду то, что ни кинотеатры, ни бары, ни дискотеки даже не думали закрываться, хотя был объявлен национальный траур. Жующие попкорн чмыри ржали в кинозалах над очередной комедией, деградантно-декадентная молодежь глотала в барах пиво, пока оно не начинало идти пеной из ушей, после чего забористо трясла своими худосочными жопами под музыку забористых ди-джеев. Из телеканалов лишь центральные соответствовали траурной атмосфере, а всякие «MTV» продолжали ненавистную лично мне пропаганду тупой музыки, тупой жизни и тупых идеалов. Про радио я вообще молчу... Помню, в выпуске новостей говорили, как много жизней унес теракт, как много горя он принёс взамен, и как страна скорбит, но как только выпуск кончился, всласть накурившийся «травы» ди-джей в буйственном ликовании представил на радость толпы очередной маразм фекального творчества конвейерной попсы. Интересно получилось: страна скорбит, а коротковолновый диапазон сливается в сплошную экстатическую какофонию веселеньких танцулек... Понятно, бизнесмены и бизнесвумены индустрии развлечений от прибыли отказываться не умеют (или не хотят, что по мне одно и то же), но обычные-то люди могли на один день сделать вид, что скорбят по погибшим! На один, мать их, день! Не пить пиво, не танцевать, не жрать свой дерьмовый попкорн... Щас, ага! Пусть горстка тех несчастных, которые потеряли близких, скорбит, а мы будем веселиться до упаду... Это их веселье ни что иное как чечётка на гробах, но хрен с ними: воздастся ещё каждому за грехи его. «Норд-Ост» — это лишь один пример, а ведь таких случаев десятки! Лично я честно отдал дань памяти погибшим, взял бутылку водки и в одиночестве её выпил. У меня подобное ещё с «Курска»[9] началось, когда совсем молодые пацаны сначала горели, а потом тонули: как только свершится трагедия в стране — напиваюсь. Чисто русская, видимо, традиция — любое событие, как радостное, так и скорбное, заливать алкоголем. За границей по-другому...

вернуться

9

Атомный подводный ракетный крейсер «Курск» затонул 12 августа 2001 г. в акватории Баренцева моря из-за взрыва на борту учебной торпеды.

36
{"b":"1140","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Девочка с Патриарших
Ледяная Принцесса. Путь власти
Таинственный портал
Груз семейных ценностей
Сердце того, что было утеряно
Обреченные на страх
Входя в дом, оглянись
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Американская леди