ЛитМир - Электронная Библиотека

Короче, девки тащились по Коляну как ненормальные. Не удивлюсь, что и медсестра попала под действие его харизматической личности, раз оказалась такой сговорчивой.

— Ты получил серьезные травмы, мощный психологический и болевой шок. Я понимаю, что сейчас ты можешь ничего не помнить...

Я заметил синюю папку, что Николай держал в руках, едва он зашел. Спросил:

— Материалы касаемо меня?

— А? — Он опустил взгляд на папку. — Ах, да. Здесь кое-какие фотографии и копии медицинских отчетов.

— Дай взглянуть, — попросил я.

— Ты уверен?

— Уверен.

Синяя папка перекочевала в мои руки. Я не без усилий принял удобную позу и выудил из папки тонкую стопку цветных фотографий. От первой же из них я бессознательно вздрогнул и открыл рот. Не очень приятно оказалось смотреть на самого себя, распластавшегося на бетонном полу в луже крови, сочащейся из многочисленных рваных ран.

— В таком виде тебя обнаружил один из жильцов, — прокомментировал приятель, — он живет двумя этажами выше. Где-то в половине седьмого утра он отправился на работу. Говорит, что предпочитает лифту лестницу. Именно он нашел тебя и сразу же позвонил в «скорую», а потом в милицию. Кстати говоря, он работает фотографом на одну из городских газет, и никогда не расстается со своим фотоаппаратом. Поэтому у нас есть эти снимки.

Я попробовал мысленно представить себе того фотографа. Получился этакий высокий, худощавый мужчина с густой черной бородой длиной в пару сантиметров и с бакенбардами. На шее на красно-черном ремне болтается добротный фотоаппарат, который при ходьбе легонько шлепается о выпирающее пивное брюшко. Вполне возможно (даже более чем вероятно), я представил фотографа совсем не так, каким он выглядит в действительности. Он может не носить бороду и баки, вовсе быть не брюнетом, но животик, я уверен, отрастил. Иначе как объяснить его предпочтение пользоваться лестницей вместо лифта, тем более что, получается, он живет на одиннадцатом этаже. Такие люди хотят внести в свою жизнь хоть капельку спорта, но бегать по утрам и три раза в неделю ходить в спортзал им лень. Вот и отделываются сами от себя коротенькой утренней разминкой, да ходят там, где гораздо удобнее воспользоваться техникой. Полагают, что такой «спорт» может принести пользу.

Я взглянул на следующий снимок. Рваная рана ноги крупным планом, видна кость.

— Тебя изорвали в буквальном смысле. Живого места не было. Благодари Господа Бога и медиков за то, что до сих пор дышишь. Я таких травм не видел с тех пор, как служил в Чечне. Да и то парень, подорвавшийся на мине, выглядел не в пример живее...

Новый снимок. Широкие кровавые разводы на полу. Скорее всего, от спазматических движений руками.

— Такое впечатление, будто на тебя напала стая собак. Это были собаки?

— Нет, это были не собаки. На меня напало лишь одно существо, но точно не собака.

— Врачи за то время, что ты провалялся в коме, успели провести анализ укусов и других ранений. У меня есть копия отчета, в котором сказано, что они не смогли установить, какие именно животные на тебя напали. Нет сомнений в том, что ты подвергся нападению крупных хищников, но укусы не похожи ни на собачьи, ни на кошачьи. Это были не волки, не тигры, не кабаны и не медведи. И даже не акула, а ведь ходило такое предположение.

— Какое сегодня число? — спросил я, когда Николай сделал паузу.

— Двенадцатое ноября, — ответил тот, пристально глядя на меня.

— Выходит, я пролежал в койке целую неделю.

— Ты мог бы проваляться бесполезным мешком с костями гораздо дольше, кабы не милость Небес. Не томи, скажи уже, что именно тебя так покалечило.

— Вряд ли тебя удовлетворит мой ответ, — повторил я, сделав попытку улыбнуться. Получилось не очень хорошо.

— Послушай, Виталя, — медленно и холодно произнес Николай, — в квартире, из которой ты выполз, нашли труп мужчины. Мертвый голый мужик лежал посреди коридора кверху жопой. Видимых телесных повреждений на нем не нашли, но впоследствии обнаружилось, что причиной смерти явилось какое-то ядовитое соединение мышьяка. (В гостиной, ко всему прочему, нашлись изорванные остатки одежды.) Тебя никто ни в чем не обвиняет, но я не хочу, чтобы дело внезапно приняло неожиданный поворот.

Я взглянул на очередную фотографию и увидел то, о чем, точнее, о ком говорит приятель. На снимке голый и явно мертвый мужчина в неестественной позе согнулся на линолеуме. И в самом деле — кверху жопой.

— Начни с того, как ты оказался в этой квартире, — предложил Николай.

— Чисто случайно. Решил съездить в центр, прогуляться по набережной. Зашел в кабак, а там ко мне подсел этот... Ну, разговорились, пива нажрались дико. Когда бар закрывался, он просто-напросто спал, и мне как-то неудобно было оставлять его на улице. Вот и решил сопроводить бедолагу до дома. Нашел у него паспорт, узнал прописку, поймал тачку. Когда я затащил его в квартиру, то направился на кухню, чтобы воды попить, но тут же услышал странные звуки. Вернулся, а он стоит на четвереньках и хрипит. Я-то думал, что ему от пива плохо стало, подошел, спросил, как самочувствие. Потом...

— Что потом? — прищурился Николай.

— Потом он на меня напал.

— Кто? — не догадался друг.

— Мужик этот, — спокойно пояснил я.

— Какой мужик? — еще больше удивился Николай.

— Этот самый. — Я щелкнул средним пальцем по фотографии.

— Ты ведь не хочешь сказать, что это он стал причиной всех твоих травм?

— Именно это я и хочу сказать, — вздохнув, согласно кивнул я головой.

— Бред, — констатировал Николай. — Ни один из укусов не принадлежит человеку. К тому же есть раны от когтей. Когтей животного...

— Я говорил, что ты будешь не в восторге от моего объяснения, — опять вздохнул я, исполненный печали.

— Но это не объяснение, а чистой воды бред! Как человек, пусть ополоумевший, находящийся в состоянии аффекта, может нанести такие раны?

— На меня напал не человек.

— Но ты же сказал...

— Послушай! — перебил я раздраженно. — Когда я к нему нагнулся спросить о самочувствии, он был человеком. Но через секунду, спустя какое-то мгновение превратился в косматое чудовище!

Николай открыл рот и с тоской во взгляде посмотрел мне в глаза. Затем, быстро переменившись в лице, покачал головой и небрежно сказал:

— Бред. Пожалуй, зря я к тебе сегодня зашел. Ты далеко не в норме, приятель.

— Я не псих и не в бреду, — еще больше раздражаясь от неверия друга, ответил я. — Я отчетливо помню, что произошло в тот момент.

— Ты же не понимаешь, что несешь! — воскликнул Николай. — Ты утверждаешь, что подвергся нападению... оборотня!

Я не стал отвечать словами, просто кивнул.

— Бред, — в очередной раз бросил приятель.

— В том-то и дело, что это не бред, а чистая правда. И пока ты в конец не поверил, что я псих, послушай следующее. В ночь с пятого на шестое было полнолуние; характер разрыва ткани одежды, которую ты наверняка видел, может навести на мысль, что ее обладатель внезапно увеличился в объеме; предполагаемый хищник или хищники, которые меня якобы искусали, никем не обнаружены, разве не так?

— Причем здесь луна? — поморщился Николай, игнорируя мой вопрос. Его лицо, и так от природы светлое, приобрело цвет молока.

— Оборотни превращаются в кошмарных тварей именно в полнолуние. — Я ответил поспешно. — Но самый главный аргумент в мою пользу — это мое теперешнее состояние. Получив столь многочисленные и столь серьезные раны, я через неделю выгляжу как новенький! — В подтверждение своих слов я откинул одеяло, демонстрируя другу рубцы от затянувшихся ран. Одновременно с этим я поместил фотографию своих изуродованных ног прямо перед его носом. — Да после всего этого я вообще жить не должен!

— Ну... Врачи сказали, что такая быстрая регенерация иногда встречается в природе.

— Когда мне в прошлом году прострелили ногу, я не мог нормально двигаться два месяца! — воскликнул я, чувствуя, как противное раздражение разлилось по всему телу. — А теперь, после таких укусов...

4
{"b":"1140","o":1}