ЛитМир - Электронная Библиотека

Диерс укоризненно посмотрел на меня, просверлив взглядом, и сказал:

— Ты пойдешь не раньше, чем я закончу.

Я вскочил на ноги и вызывающе громко воскликнул:

— Это угроза?!

— Yes, it is, — артистично шевеля толстыми губами, медленно ответил Диерс, и что-то в его голосе заставило меня подчиниться. В конце концов, до самолета ещё целая ночь, так почему бы не провести её в компании явно чокнутого негра...

— А ведь ты никакой на хрен не сатанист, верно? Кто ты?

— Охотник, пожал плечами негр, улыбнувшись кошмарной улыбкой, к которой я уже начал привыкать. — Охотник Ордена Света, твой злейший враг. Однако, как было сказано, нет причин для волнения. Я не собираюсь причинять тебе никаких неприятностей, покуда ты выслушаешь меня. А дальше — fac quod vis.

— Чего?

— "Делай что хочешь" на латыни. Я же говорил, что много чего знаю, в том числе и латынь.

— Тогда, дабы избавить меня от лишних вопросов, прежде всего объясни, по какому это случаю светлые решили помочь тёмным.

— Я бы поставил вопрос несколько иначе, — загадочно улыбнулся Диерс. — Светлые решили помочь не тёмным, а, прежде всего, себе. Почему — я уже ответил. Как разумные существа, считающие себя живыми, они хотят и впредь оставаться живыми и разумными. А ведь победа той или иной силы — дело времени. Я удивлен, как за тысячелетия борьбы ни одна из сторон до сих пор не одержала верх... Но в свете последних событий и того, что открылось мне, я начинаю подозревать: Преисподняя и Небеса намеренно оттягивают исход, нанося друг другу удары лишь в случаях крайней необходимости. Можно подумать: а какие, собственно, проблемы? Dolce far niente, pacem in terris, regressum ad infinitum[26] в противоположные стороны, и всё будет окей. Иными словами, решение проблемы лежит на поверхности и вытекает из определения: любыми средствами не допустить не только победы врага, но и собственной победы. Так, мелкие стычки, частная импровизация в местных масштабах, видимость кипучей деятельности, и войну можно растянуть на миллионы лет. Беда только в том, что подобное эгоистическое поведение враждующих сторон было изначально предусмотрено Создателем, посему энергетический дисбаланс возникает помимо воли потусторонних жителей. Видишь ли, мой дорогой Винтэр, в любом разумном с нашей точки зрения существе есть первоначальная частичка света и такая же частичка тьмы. Это справедливо даже для демонов и астеров, но в их случае превалирование определенной энергии более чем очевидно. Человек же, будучи изолированным от прямого воздействия Актарсиса и Яугона, со временем самостоятельно переходит на одну из сторон, часто никак не замечая этого. Монах-отшельник, всю жизнь пропагандирующий добро, может быть чёрен душой; последняя мразь города, имеющая ненавистников больше чем волос на голове, оказывается ближе к Богу, чем презирающие его. Последнее положение, правда, в природе встречается крайне редко.

Что же мы имеем в итоге? Во что: энергия распределяется и в случае dolce far niente, притом распределяется весьма неравномерно. Технический прогресс и эволюция образа жизни и мышления сыграли не последнюю роль в этом; благодаря высокому развитию точных наук, в которых нет места ничему потустороннему, благодаря фундаментальной зависимости Срединного мира от финансовых потоков, благодаря ещё целой горе дерьма мир рушится, падает в чёрную пропасть небытия и скоро грохнется об скалистое дно. Не имеет значения, погибнет вселенная во вспышке света или же погрузится во тьму. Главное — конец неизбежен как магнитная буря после взрывов на солнце.

— Это всё очень захватывающе, мистер Диерс, но я так и не услышал сути.

— Суть в том, волк, что мир обречён и рушится. Миллиарды лет назад Большой Взрыв разрешился этой вселенной, что создало предпосылки для возникновения трехслойного пирога Яугон-Земля-Актарсис. Вскоре произойдёт новый Большой Взрыв, родится новая вселенная ex nihilo[27], а наша задача заключается в том, чтобы ни хрена подобного не произошло.

— Чья «наша»? — попытался я уточнить.

— Кашу заварил кто-то из высших архангелов, затем подключилось несколько демонов, — пожал широченными плечами вызывающий суеверный страх Диерс. — Сейчас в каждой стране, в каждом городе реализовывается сложнейшая многоходовая программа, отдельные участники которой могут располагать какой-то информацией, а могут и не знать ничего.

— Объясни, о чём ты толкуешь! — потребовал я, сопровождая слова жестикуляцией. — Конец света, какая-то программа, персонажи... Каково лично моё дело во всей этой неразберихе?

Джонатан Диерс сверкнул в полутьме глазами.

— Мир подобен зданию, в фундамент которого заложена энергия Света и Тьмы. Кроме того, мир полярен. Но, к примеру, возьмём кусок магнита и каким-то образом ликвидируем один из полюсов. В результате останется что угодно, но не магнит, потому что данное обозначение потеряет смысл по отношению к конкретному предмету. То же самое с фундаментом: если выдернуть даже часть, здание обрушится. Понятия «свет» и «добро» потеряют даже тот расплывчатый смысл, что имеют сейчас, если исчезнут антагонизмы. Свет перестанет быть светом, ибо всё познаётся в сравнении. Не с чем будет сравнивать. Полярность уничтожится, и Великая Вселенская Программа завершится Великим Вселенским Коллапсом, ибо она не замкнута сама на себе и в конце кода имеет простенькую команду «END», а затем — «REBOOT»[28]. Обнулятся всевозможные регистры, обнулятся ячейки памяти, выполняемые процессором текущие операции оборвутся и исчезнут без следа. The end of a game, the end of the universe, happy end for all of the Holy shit!..[29] Небытие, отсутствие чего бы то ни было, полное забвение. В новом мире не будет даже воспоминан6ия о нас.

Но, задумывая данный конкретный мир, в котором нам суждено барахтаться, Всевышний ввёл кое-какие ограничения на конец света. В частности, никакого Апокалипсиса не будет, если биполярность превратится в триполярность.

— Каким же образом? — подался я чуть вперёд, увлеченный новым поворотом рассказа.

— Пирог трёхслоен, но сил в нём две, так? Вроде бы как подразумевается наличие и третьей силы. Чёрт бы меня побрал, если я когда-нибудь познаю всю сложность этой схемы, но кому-то из архангелов все-таки удалось. И он затеял колоссальную операцию рождения Третьей Силы, противоположной и Свету, и Тьме, некоего Серого пространства, исключившего бы своим появлением Коллапс. Уж не знаю почему, но возникновение новой силы, независимой от прочих, спасёт вселенную. И в первую очередь светлыми вынуждены стать нынешние адепты противоборствующих сторон, живущие в Срединном мире: легион оборотней, легион вампиров и Орден Света.

— Волки, кровососы и охотники сольются в одно целое? — с ноткой изумления спросил я.

В полутьме глаза и зубы Диерса качнулись по вертикали, обозначая кивок.

— Невозможно, — авторитетно заявил я. — Не поверю, что охотники встанут плечо к плечу с нами.

— Но ведь я тоже охотник, а говорю с тобой как со своим лучшим другом, — возразил чернокожий здоровяк.

— Это ещё ничего не значит, — дерзко ответил я. — И вообще, твоим словам верить не особенно хочется, так что я, пожалуй, всё-таки пойду.

Едва я сделал попытку подняться, Диерс рявкнул: «Сидеть!» таким голосом, что я задумался, смогу ли выжить, если произойдёт схватка между нами. Едва я усомнился в своей победе, решил пока не провоцировать негра на рукоприкладство и остался в кресле.

Диерс удовлетворился, поняв, что я передумал:

— Like you, I'm not sure in possibility of nicely relationships between hunters and beings of the Dark. My job is erasing Evil from the face of Earth, I'm a warrior of Great Resistance and damned for twice. But also I am soldier and have to obey some orders. Now my order is you[30]. Чёрт возьми, я сам не уверен в успешности затеянной в Актарсисе авантюры, но думаю, стоит попытаться. Тем более что успех почти гарантирован.

вернуться

26

Блаженное ничегонеделание, мир на земле, движение назад до бесконечности (лат.)

вернуться

27

Из ничего (лат.).

вернуться

28

«КОНЕЦ», «ПЕРЕЗАГРУЗКА», команды, применяемые в компьютерном программировании.

вернуться

29

Конец игры, конец вселенной, счастливый конец для всего святого дерьма (англ.).

вернуться

30

Как и ты, я не уверен в возможности дружеских отношений между охотниками и существами Тьмы. Моя работа — стирать с лица Земли Зло, я воин великого противостояния и дважды проклят. Но я также солдат и обязан подчиняться приказам. Мой нынешний приказ — это ты (англ.).

40
{"b":"1140","o":1}