ЛитМир - Электронная Библиотека

А мрачный жрец, тем временем, скрипучим, но властным голосом с гипнотическим эффектом вещал:

— Настал мой час, и я взываю к вам. С вершин самых высоких гор и со дна самых глубоких ущелий взываю к тем, кто решил пойти путём Истины. Взываю к тем, кто любопытен и целеустремлен, кто ищет и жаждет. Ибо, дети мои, настала пора увидеть истинное сияние Тьмы! Сделайте свой выбор, о ищущие. Обратите свой пугливый взгляд в небо или же смотрите на меня глазами, требующими Истины, и я научу вас.

Что есть в мире Господнем? Что создал он? Свет? Мрак? Знайте, что нет ни свет, ни мрака, ибо сам Господь ни Свет ни Мрак. Идите к нему, если хотите бессмысленного покоя, идите к нему, если привыкли быть повелеваемыми, идите к нему, если не верите в любовь и считаете, что это он зажег искру вашей жизни, а не родители ваши зачали вас, осенив тем самым нежное чувство свое и желание друг друга. Идите же к нему, если верите, что сотворены из грязи, песка и глины, а не из плоти и крови.

Идите же, наконец, если боитесь овладеть знанием, если трусливы и бесхребетны, если верите в греховность любви и соития. Господь примет слабовольных и жалких.

Ибо лишь на это он способен.

Но если вы не ищете веры, а жаждете познания, если любовь для вас удовольствие, а не тяжкое грехопадение, если вы не привыкли подчиняться воле чужаков, то обратите свой взгляд на меня.

Внемлите моим словам, и я проведу вас дорогой истины...

Жрец кинул горсть бесцветного порошка в огонь, и пламя высоко взвилось над руинами древнего замка. С ревом оно едва не лизнуло грозовые облака. Присутствующие стояли, не колышась, суженные зрачки их глаз застыли на сгорбленной фигуре жреца, а он продолжал:

— Лишь беспомощные и ничтожные уверовали в господа и заставили поверить в собственную беспомощность и ничтожность других. Они не смеют надеяться на собственные силы, они слабы и потому нуждаются в ком-то, кто может всё решить за них. Они привыкли считать, что ничего не зависит от воли человека, но всё подвластно лишь Богу. И что без дозволения Господнего нельзя сделать ни шагу, ни вдоха и ни выдоха, потому что он следит за каждым поступком, за каждой мыслью и малейшим проявлением чувств. И они боятся всего, ибо могут нечаянно оскорбить Господа.

Но вдумайтесь, о люди! Разве у Бога миллион ушей? Разве у него миллион глаз? Разве он только и ждёт проступка от верных ему, разве посвятил он себя этой низкой цели — вынюхиванию и слежке? Что же за божество получается: миллион глаз, миллион ушей и мнительная натура... Содрогаюсь я, представляя образ сей.

И что же Господь обещает взамен, что даёт он идущим к нему? На севере говорят, что помощь, на востоке — поддержку, на юге — надежду, а на западе — жизнь после смерти. Но видели вы хоть раз божественное снисхождение, проявление его помощи или поддержки? И кто из вас видел жизнь после смерти?

Нет ничего этого!

Беспросветно глупы те, кто страдает и добровольно обрекает себя на муки и лишения во имя Господа. Говорят глупцы сии: «Испытывает мою веру Господь мой, смотрит, достоин ли я его Царствия». Такие нелепости молвят несчастные, так и помирают в нищете и лишениях, не сумев почувствовать жизнь, не найдя дороги к Истине.

Ибо мученики лишь есть во имя Бога, но не герои. Ибо убогие и нищие духом говорят от имени его, но не мудрецы, говорящие словами Истины. Ибо божество он убогих, нищих и глупых...

Опять горсть бесцветной пыли зажгла пламя костра. Зеленая вспышка озарила покрытые мхом и лишайником стены замка. Облако зеленого дыма скрылось в клокочущей тьме грозового неба.

— Идя путем Истины, вы идете верной дорогой. Идя путем любви, вы идете верной дорогой. Идя путем познания, вы идете верной дорогой. И я поведу вас дальше. Поведу не как слугу, но как верного друга, ибо поклонение ваше мне не нужно. Нельзя никому поклоняться, нельзя ни перед кем пресмыкаться и сдирать кожу с колен, ибо поклоняющийся ничтожней червя.

Посмотрите на себя, дети мои, оглянитесь! Разве есть среди вас кто-то хуже другого, есть кто-то лучше? Или, быть может, вы хуже Господа, и ваши желания ниже его желаний? Не думайте так и не бойтесь ничего, ведь отныне я с вами, я научу вас и защищу.

Архангел Михаил сказал в низменном желании польстить Господу: «Кто как Бог? Никто как Бог!». Я же говорю вам: вы все как Бог, и не может быть иного Бога кроме вас самих.

Идите же дорогой Истины, идите ко мне, либо я сам приду к вам. Приду ночью при свете луны и в новолуние, под проливным дождём и ясным небом, приду легким бризом и ураганом. Приду и вложу в руки ваши оружие, зовущееся Истиной. Ибо много врагов в мире, и лишь сильный способен одолеть их.

Молвил Назаретянин: «возлюби ближнего своего, люби врагов своих». Но говорю теперь вам я: возлюби прежде самого себя, ибо без любви к себе не может быть никакой иной любви. Никто не полюбит вас, и никого не сможете полюбить вы, пока не обратите это чувство на себя.

Представьте человека, убившего вашу дочь, сына, отца или мать. Разве любви достоин убийца? Нет, ненависти он достоин. Презирайте и ненавидьте врагов своих, ибо стремятся они сбить вас с пути Истины.

Кому поклоняются принявшие Господа и сына его, Назаретянина? Мертвецу распятому они поклоняются, идолу и фетишу. Размажьте ничтожного червя по стене и поклоняйтесь получившемуся пятну, ибо то же самое это.

Но идущий к Истине никому не может поклоняться, разве только самому себе...

Новый столб пламени и цветного дыма взвился к тяжелому небу. Сильнее завыл ветер в деревьях, участились призрачные всполохи молний. Вещающий тёмную речь жрец не знал, что вокруг руин затаились другие люди, участия в церемонии не принимающие. Девять человек обступили замок полумесяцем и с презрением наблюдали за происходящим. Камуфлированные одежды скрывали их от случайного взгляда жреца.

Главный среди затаившихся шепотом сказал лежащему рядом:

— Ну и чушь молотит этот придурок.

— Чушь не чушь, а мозги он промывает хорошо. Завтра эти добропорядочные граждане очнутся в своих домах и, конечно, останутся добропорядочными. Вот только поклоняться начнут не Богу, а Сатане... Надо кончать с этим оратором! — твердо ответил тот. — Кстати, каков план?

— Оратора сдадим старшим — пусть сами решают, что с ним делать. А остальных разгоним.

— Ага, завтра или послезавтра они снова соберутся на проповедь. За проповедниками не станется!..

— Не убивать же их, верно?

Ответа не последовало.

А жрец твердым голосом, наполненным повелительных интонаций, проповедовал дальше:

— Вы пришли ко мне и значит достойны знания. Так внемлите словам моим! Узнайте имена стоящих во Тьме, узнайте их и впишите своё имя рядом, ибо теперь вы со мной.

Зовите меня Князем Тьмы, зовите меня Сатаной, если горды, и гордость для вас не порок.

Зовите меня Люцифером, если способны разглядеть Свет во Тьме и Тьму во Свете, ибо это моё имя.

Зовите меня Бегемотом, если цените свою независимость и уважаете желания свои.

Зовите меня Дагоном, если стремитесь к Истине.

Зовите меня Астартой, если любовь и соитие не есть грех для вас.

Зовите меня Бафометом, если ненавидите врагов своих и не намерены прощать им.

Зовите меня Абадонной, если знаете, как сладка месть.

Зовите меня Вельзевулом, если нет для вас ни добра ни зла, но есть лишь Истина.

Зовите меня Белиалом, если не желаете подчиняться чужой воле.

Зовите меня любым другим именем, ибо в каждом имени есть своя скрытая сила. Зовите меня любым именем богов, ибо их имена — мои имена.

Следуйте советам, которые даю вам. Они помогут скорее прийти к Истине. Знайте, что в каждом из вас есть частица света и частица тьмы, и равны они. Поэтому помните, что я внутри каждого. Ощутите силу мою, шагните к Истине!

Не признавайте никаких запретов. Нет отныне для вас ничего недозволенного, ибо законы придумал человек, дабы отгородиться от Истины.

Никогда не подчиняйтесь чужой воле. Лишь собственные желания законны.

43
{"b":"1140","o":1}