ЛитМир - Электронная Библиотека

— Где сумка? — требовательно спросил охотник, когда я куском мяса свалился вниз из вентиляционной шахты.

В сумке остался не только комплект одежды, но и запасные обоймы для «Спектров». Не смотря на то, что на поясе у меня также были обоймы, Диерс, рыча, поднял оброненный врагом автомат «Штейр». Насколько я знал, волки Ирикона предпочитали штурмовые винтовки именно этого австрийского производителя, а не отечественные «калаши». "Steyr AUG[43] 77" прекрасно подходит и для ближнего, и для дальнего боя, обладает высокой точностью стрельбы и гораздо меньшими, чем у аналогичного оружия других производителей, габаритами за счёт магазина, расположенного в прикладе. Диерс убрал переднюю рукоятку винтовки параллельно стволу, поднял несколько магазинов и рванул к лестнице, по которой — я отчетливо слышал — приближалась толпа оборотней.

— Твои друзья на первом этаже, — крикнул вампир, послав вниз по лестнице короткую очередь. — Артефакт там же.

— Откуда ты знаешь? — удивился я такой проницательности.

— Чую! — осклабился охотник.

Перестрелка на лестнице продолжалась минут пять. Попеременно постреливая вниз, нам удалось ранить двух противников и отвоевать целый пролёт. Затем Диерс схлопотал подряд две пули в левую руку и полным бешеной ярости криком сразу на девяти языках в самых отборных непечатных выражениях пообещал, насколько я понял, жесточайшую расправу над всеми оборотнями мира.

— Серебром стреляют, суки! — закончил он свою гневную тираду, обращаясь уже непосредственно ко мне. Не секрет, что серебро причиняет вампирам гораздо больший вред, нежели любой другой металл. Раны от простых пуль на вампирах заживают быстро, а раны же от пуль серебряных затягиваются так же медленно, как раны на теле простого смертного. Оборотни не так чувствительны к серебру, как кровососы, но тоже не жалуют особо этот благородный металл.

Многоэтажный полиморфный мат подействовал на врагов лучше автоматных очередей, и они стали отступать. Вскоре мы отвоевали второй лестничный пролёт и уже бились за контроль над коридором второго этажа.

Наконец Диерс резюмировал:

— Они забаррикадировались в дальней комнате. Что там?

— Конференц-зал, — вспомнил я. — Двери бронированные.

— Бронированные, говоришь? — задумался вампир. — Скажи-ка, а где здесь арсенал?

— Ниже, за комнатой охраны.

Диерс кивнул.

— Смотри, чтоб пташки не разлетелись, — зыркнул он глазищами на обитые деревом стальные панели дверей. — Я сейчас.

Вампир нырнул обратно на лестницу, оставив меня в одиночестве посреди длинного коридора, ветвящегося в трёх направлениях. Напротив лифта расположен кабинет почившего ныне Ивана Алексеевича Николаева, бывшего депутата Государственной Думы и по совместительству — вожака стаи оборотней. Слева от кабинета резные двери вели в библиотеку, а с правой стороны сразу за репликой рыцарских доспехов XVI века была дверь в жилые апартаменты депутата. Правое ответвление коридора упиралось в секцию общежития боевиков Ирикона, куда вел десяток дверей. Левое ответвление заканчивалось конференц-залом.

По лестнице загрохотали быстрые шаги. Я развернулся, приготовился к стрельбе, но в коридор выскочил Диерс. На плечах у него висели чёрные пистолеты-пулеметы «Штейр MPi 69» с уникальным спусковым механизмом: если сильно дёрнуть за плечевой ремень (например, надавить на автомат локтем), то он выстрелит. Таким образом, руки могут оставаться свободными.[44] У Диерса поврежденная левая рука как раз была свободна, зато в правой он держал трубу гранатомета.

Я и не знал, что в арсенале стаи имеется такое вооружение...

— Бронированные, говоришь, — повторно оскалился череп на лице вампира. — Сейчас мы это подправим.

Когда Диерс встал на одно колено и водрузил на правое плечо гранатомёт, я опасливо спросил:

— А потолок не рухнет на хрен?

— Ultimum refugium[45], — хмыкнул охотник непонятно что, а потом на более знакомом мне языке добавил зло: — Eat this![46]

Раздался хлопок. Шипящий снаряд огненным болидом пересек коридор и, так и не успев набрать полную скорость полёта, врезался в двери. Полыхнуло пламя, взрывной волной нас отбросило чуть ли не в преисподнюю. Потерявшийся во времени и пространстве, я шарил руками в дыму и совершенно ничего не слышал. Диерс, конечно же, оправился быстрее. Рванув меня за шкирку, он побежал сквозь дым прямо в горящее пекло разорванной брони. Сгибаясь от боли в ушах, я поспешил прикрывать вампира, что, впрочем, оказалось излишним. Едва он ступил на усыпанный щепой палас конференц-зала, тут же высоко прыгнул обратным сальто с прямыми ногами. В другое время я бы похвалил вампира за такой эффектный акробатический трюк, но сейчас едва ли видел его. Диерс летел прямо на середину конференц-зала и стрелял из двух автоматов сразу в обе стороны, а длинный плащ, как хвост кометы, следовал за ним. Тридцати двух зарядные магазины быстро пустели, «Штейры» изрыгали огонь почище газовых резаков по металлу, и к тому времени, как облегченные армейские ботинки охотника грохнулись о длинную взлётно-посадочную полосу стола для заседаний, в конференц-зале не осталось ни одного способного сражаться оборотня.

Шестидесятью четырьмя выстрелами в двухсекундном полном обратном сальто охотник умудрился положить двенадцать боевиков.

Жуть!..

Диерс на мгновение замер в позе, гасящей кинетическую энергию прыжка, потом отбросил «Штейры», заменив их пистолетами. Оба ствола тут же направились в голову единственного уцелевшего оборотня.

Ксио.

Я остолбенел, когда увидел, что Катя держит одной рукой рыдающего Игорька, а другой прижимает к его маленькой голове ствол «Узи». Рядом с девушкой сидели прямо на полу связанные Света и её дочь.

— Отпусти ребенка, — промолвил я, когда вернулась способность внятно говорить.

— Ещё что попросишь? — зло зашипела Ксио.

— Отпусти ребенка! — потребовал я увереннее, направляя на неё оружие.

Ксио, некогда бывшая такой нежной, такой красивой и доброй, теперь казалась дьявольской фурией. Она понизила голос до не свойственного молодым девушкам баса и сказала:

— Ты кем себя возомнил, Винтэр? Богом? Или, быть может, Дьяволом? Ты думаешь, никто не знает, что это ты убил Лаозорда, Сиорна и Марлима тогда, в Суриковском сквере! Я знала всё в тот же вечер! И Ирикон знал, что это твоих рук дело, но простил, потому что... потому что пошёл навстречу: нет смысла терять четырех волков, когда можно обойтись тремя. А помнишь, как ты просил убрать из схемы твоих соседей? Помнишь это, говнюк?! — Последний вопрос Ксио не проговорила, а провизжала. Автомат сильнее впился в голову Игорька, отчего ребенок зарыдал ещё громче и невыносимей.

— Помню, — тихо ответил я, не зная, что делать.

— Тогда какого хрена ты предал стаю!

— Я не предавал! Чёрт, Катя, я понятия не имел, что этот... — взгляд в сторону хищно скалящегося Диерса, — этот человек убьет твоего отца!

— Врешь!

— Клянусь! Отпусти их!

Ксио медленно перевела горящий лютой ненавистью взгляд на негра.

— Что тебе надо? Чего ты добиваешься?

— Коготь Шивы, — честно ответил Диерс, чуть пожав плечами. — И я не уйду, пока не получу его.

— Ты никогда его не получишь, упырь, — заверила девушка. — Винтэр, если ты по-прежнему верен стае, докажи это!

— Отпусти...

— Докажи!! — крикнула Ксио.

Я задышал чаще. Если был какой-то выход из создавшегося положения, определить его было вне моих умственных способностей. Поэтому я осторожно, посчитав сие единственным возможным путём, переместил прицел «Спектра» с Ксио на Диерса.

Негр не смотрел на меня, но определил перестановку сил. Его левая бровь на вытатуированном черепе медленно поползла вверх.

— Убей его! — приказала Ксио.

вернуться

43

Armee Universal Gewehr, армейская универсальная винтовка (нем.).

вернуться

44

На самом деле данная модель пистолета-пулемета ремнём только взводится.

вернуться

45

Последнее средство (лат.).

вернуться

46

Съешьте это! (англ.)

55
{"b":"1140","o":1}