ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сержант! — окликнул его Паркинс, оторвав от сладостных воспоминаний. Лэсли обернулся и сначала не понял, зачем позвал его рядовой, но тут заметил неясную фигуру вдали. Фигура колыхалась в потоках воздуха, то удалялась, то приближалась, то вовсе пропадала из виду. Фигура явно принадлежала человеку.

Пехотинцы перестали мечтать и поудобнее перехватили оружие. В этих землях даже одиноко шагающий по пустыне человек может быть опасен. Далеко не каждый местный житель рукоплескал и улыбался натовским миротворцам, тем более — американским солдатам.

Здоровяк сел за управление пулеметом, установленным на турели бронетранспортера, а остальные четверо, сидевшие на броне, спрыгнули на землю, когда машина остановилась в десятке метров от шедшего навстречу человека. Тяжелые армейские ботинки гулко шлепнули подошвами по пыльной дороге, лязгнула амуниция.

— Эй, араб! — гаркнул Лэсли и пошел к человеку. Сзади его прикрывали пехотинцы, направившие стволы винтовок на путника.

Путник действительно являлся арабом, самым что ни есть обычным для здешних мест арабом с длинной черной бородой и крючковатым посохом в левой руке. Одет он был в белую рубаху до пояса и широкие штаны. Поверх рубахи накинута зеленая безрукавка с четырьмя карманами на полах с застежкой впереди и хлопчатобумажный халат. Голова прикрыта чалмой белого цвета. Непосвященным людям всегда становится дурно, когда они видят нацепившего столько одежды на себя человека, спокойно шагающего в жару по пустыне. «Они что, мёрзнут там?!». На самом деле одежда бедуинов и арабов создана как раз для того, чтобы жить и путешествовать в мире постоянных высоких температур. Легкие широкие штаны и рубахи не допускают попадания солнечных лучей на кожу и обеспечивают прекрасную вентиляцию всему телу, чалма из семиметровой ткани надежно закрывает голову, не давая ей перегреться, белый или светлый цвет одежды отражает тепло; одеяния людей пустынь призваны защищать не от холода, а от тепла, сохранять постоянную температуру тела.

Путник что-то затараторил и, беспрестанно кланяясь, засеменил к сержанту.

— Стоять! Руки за голову! — приказал Лэсли и резким движением вскинул винтовку к плечу, когда заметил, что правая рука араба постоянно находится где-то в широких складках рубашки. Араб бросил свой посох и поднял руки к небу, на его лице появилось страдальческое выражение. Подбежавший Паркинс обыскал путника, но ничего не нашел.

— Чист, — заключил он обыск.

Движением винтовки Лэсли приказал арабу идти дальше по своим делам. Пехотинцы не спеша взобрались на БТР, мотор которого взревел и повез тяжелый броневик дальше. Метров через триста, когда нечаянно встретившийся путник уже исчез за скальными поворотами, машина остановилась. Сержант дал бойцам распоряжения проверить близлежащие склоны на предмет засады.

— Не нравится мне этот бедуин, — пояснил свое решение Лэсли. — Хоть не было при нём ни оружия, ни рации — это не значит, что он мирный чабан, отправившийся погостить в соседний аул. Если впереди засада, то враг наверняка уже знает о нашем приближении. На родной земле и камни, знаете ли, помогают.

На разведку местности отправились капрал Риддл и рядовой Нимиц. Они прошли сотню шагов по дороге, а затем поднялись по каменистому склону на небольшой утес, с которого открывался более или менее широкий обзор на путь, который бронетранспортер должен будет преодолеть. Из высохшего русла безымянной реки дорога в этом месте снова врезалась в скалы и шла длинным и почти прямым коридором шириной десять-двадцать метров и длиной километра три. Лучшего места для засады не найти, наверное, во всем Афганистане.

Солдаты бросили на раскаленный базальт свои вещмешки и легли сверху. Капрал взял висевший на шее полевой бинокль и начал тщательно осматривать прилегающие к тракту склоны. Нимиц тем временем обозначил на карте все подозрительные участки.

Стюард Нимиц был родом из Флориды. Как и все прочие американцы, гордящиеся своими родными штатами, он гордился Флоридой за её чудесные пляжи и шикарные отели, за сногсшибательных девушек-вертихвосток в мини-бикини и лучшие в мире места для отдыха. Но гордость за родной штат была ничем перед гордостью за отца — Мартина Нимица, — который всю жизнь прослужил в Военно-Морском Флоте и ушел в отставку в должности капитана первого ранга. Мартин Нимиц часто рассказывал сыну удивительные истории о морских походах, о тайнах океанов, о трудностях и прелестях жизни моряка, о вражеских подводных лодках и ужасных штормах... Многое поведал отец Стюарду, и его рассказы не могли не сказаться на детских и юношеских мечтах сына. С раннего детства Стюард мечтал стать моряком. И не простым моряком, а военным.

Фамилия, которую носил Стюард, была примечательна тем, что в Военно-Морском Флоте США один из самых мощных авианосцев носит название «Нимиц». Более того, в начале службы Мартин Нимиц числился в личном составе именно этого авианосца, что сразу же сделало его неописуемо популярным среди матросов.

Стюард не попал на Флот по вовсе уж идиотской причине. При зачислении в Вооруженные Силы он так надрался на вечеринке в честь собственного ухода, что самостоятельно прийти на призывной пункт не смог. Вместо него туда отправились его друзья и, решив пошутить, попросили зачислить юношу в морскую пехоту. Когда дело дошло до призыва, Стюард возмущался и требовал перевести его на Флот, но пока бюрократическая машина армии раскручивалась для удовлетворения требования, прошло достаточно времени, чтобы Нимиц привык к пехоте и даже полюбил её. После он отказался от своего требования и решил быть морским пехотинцем. В конце концов, этот род войск тоже, так или иначе, связан с морем и военными кораблями.

Через сорок минут разведчики вернулись к броневику и доложили о результатах наблюдений. Ничего явно намекающего на присутствие пуштунов они не заметили, но по пути следования необходимо было для большей гарантии безопасности проверить несколько ложбинок и утесов. Сержант выслушал бойцов и отдал приказ двигаться дальше. Сизо-черный дым вырвался из выхлопных труб дизельного двигателя, и колеса броневика зашелестели по гальке.

Пехотинцы уселись на броне точно так же, как и многие часы до этого: Томас Деринджер впереди рядом с пулеметом, за ним с этим самым пулеметом между ног на турели восседал белобрысый Юджин Паркинс, рядом с которым лениво хмурился от солнечного света капрал Джонатан Риддл. Корму броневика, свесив ноги, занимали сержант Макс Лэсли и рядовой Стюард Нимиц.

В вышине пронзительно крикнул коршун и завалился на крыло, уходя по широкой спирали куда-то вниз. Сержант достал рацию и связался со штабом, чтобы доложить обстановку. Когда он говорил, что кроме одинокого араба им никто так и не встретился, передние колеса бронетранспортера въехали на большой плоский камень, отчего всех бойцов тряхнуло. В следующее мгновение под днищем машины разорвалась самодельная мина...

Нос БТРа задрался вверх, и из-под него хлынуло во все стороны как будто жидкое пламя. Десятимиллиметровые стальные листы брони разорвались словно бумажные, и куски металла полетели в разные стороны, со звоном врезаясь в горные породы. Четыре передних колеса отделились от корпуса и по дуге устремились следом. Взрыв произошел аккурат под тем местом, где сидел Деринджер, моментально убив рядового. Пламя и осколки превратили тело Паркинса в некое подобие фарша, водитель броневика, сидевший внутри, почти моментально сгорел дотла.

Взрывной волной остальных бойцов оглушило и отбросило назад. Тут же из-за ближайшего утеса раздались автоматные очереди. Капрал, который после мощного взрыва остался жив только благодаря Паркинсу, чье тело закрыло его от шквала раскаленных осколков стали, бросился к лежащему ничком Нимицу и оттащил его в укрытие за большой валун. Нимиц был жив и постепенно приходил в себя. Не дожидаясь, пока рядовой очухается, капрал бросился к сержанту — тот безуспешно пытался подняться на переломанные ноги. Схватив сержанта за одежду, Риддл взвалил его себе на плечи, но не успел сделать и пары шагов, как очередь из автомата лишила сержанта жизни.

60
{"b":"1140","o":1}