ЛитМир - Электронная Библиотека

— У нашего ниггера лицо выдающееся, Маркус.

— Джерри, ты...

Незнакомцы были одеты в форму солдат ООН. На руках псевдомиротворцы носили плотные черные перчатки, их лица были обвязаны тканью, а глаза скрывали солнцезащитные очки. Голубые береты одновременно повернулись в сторону, откуда донёсся рокот винтов.

— Кавалерия на подходе, — заметил Джерри, прислушиваясь. — Три вертушки, летят прямо сюда. Наверное, пехотинцы успели связаться со своими.

— Может их того, сбить?

— Отставить! Это не наша война, так не будем в неё вмешиваться. Сегодня же, ещё до захода солнца я выпущу кишки из Хамиля за ложные наводки. Найдем другого агента.

Псевдомиротворцы поспешили укрыться за скалами, но Джонатан Риддл, найдя в себе скрытый резерв сил, преодолел адскую боль в спине, навел ствол винтовки в спину одному из них и выстрелил. Три пули пронзили тело англичанина, он повалился в пыль, но тут же вскочил обратно на ноги.

— Этот кусок дерьма ещё жив!

Его напарник прицелился в пехотинца, но две короткие очереди подряд пригвоздили его к базальтовой скале. Тем не менее, «миротворец» остался жив и совершенно цел. Даже после того, как Риддл опустошил обойму и не разу не промахнулся, англичанин после конвульсий в последний раз передернул плечами, осмотрел изодранную форму и презрительно бросил:

— Ты мне всю куртку изнахратил, гад!

Сказав эти слова, англичанин разбежался и с размаху пнул Джонатана Риддла в голову. Последнее, о чём успел подумать пехотинец, было удивление: надо же, какие необычные ощущения испытываешь, когда твой череп проламывается и острыми осколками режет мозг...

ГЛАВА X

И тот, кто покинет свой дом,

Беззащитен от новых богов...

Вячеслав Бутусов и «Deadушки».

Согласно легенде, Герадо создал сам Люцифер как символ превосходства животного начала над человеческим, превосходства первородных звериных инстинктов над разумом. Ведь Сатана презирает род человеческий прежде всего за то, что каждый человек стремится подавить в себе начальные, основополагающие для любого существа инстинкты, заменяет их попытками разумного рационализирования, соответствующего морально-этическим, психологическим и иным факторам. Человек, по мнению Хозяина Преисподней, слишком возгордился собственной разумностью, поставил себя выше всего живого, тем самым отторгая неизбежное природное начало и приравнивая себя к божественному существу. Дьявол не рассматривает человека как венец творения, а разум его расценивает как ненужный, совершенно лишний балласт, но не как необходимое приложение. Любое проявление инстинкта животного в человеке Дьявол поощряет, а рационализм презирает. Так, вкушая сырую пищу, а не приготовленную тем или иным способом, вы приближаете себя к Люциферу. Вовсе не обязательно жевать сырое мясо, вполне достаточно сорвать с дерева и тут же съесть свежее яблоко, заменяя им стакан яблочного сока.

Рождённый в Яугоне, Герадо вправе считаться демоном, но всё же полноценным демоном он не является. Создавая монстра, Дьявол умышленно наделил его всеми наиболее агрессивными, резкими инстинктами, хитростью и коварством, но не дал ни крупицы разума, ни грамма интеллекта, то есть, другими словами, Герадо ни что иное как зверь. Настоящий Цербер, сторожащий ворота в Царство Аида. Поэтому чрезвычайный символизм несёт в себе и факт превосходства демона-зверя над демоном-человеком; могущественный легион Армии Тьмы ведёт вперед не расчетливый разум, а руководствующееся лишь инстинктами животное. И Герадо неплохо справлялся со своими обязанностями, не без основания считался одним из наиболее опасных и могущественных отродий Ада.

Возглавляя легион оборотней, Герадо, тем не менее, сам оборотнем не является. Он не может перевоплотиться в человека, не может принять никакой другой облик. Его телепатические возможности — тоже спорный вопрос. Некоторые считают, что демон в силах управлять разумом, а равно и поведением любого берсерка, находящегося в любой точке земного шара. Другие утверждают, что подвластны воздействию демона лишь оборотни, попавшие непосредственно в поле его видимости. Я никогда не испытывал на себе силу внушения Герадо, ибо в момент сражения с ним меня охранял и защищал Глаз Лизарда — артефакт, доставшийся от Джонатана Диерса.

Объявившись в Срединном мире, Герадо стал сеять отнюдь не разумное, доброе, вечное. Стоит упомянуть о главном, особенном отличии этого демона от его детей-оборотней. Дело в том, что Герадо, подобно вампиру, достаточно лишь раз укусить жертву, чтобы передать заражение, и луна никакой роли при этом не играет. В любое время дня и ночи, в любой день месяца, в любой сезон года Герадо способен творить подобных себе волков. Возможно, будь демон менее кровожаден, сейчас в Срединном мире существовало бы гораздо больше волкодлаков, но он слишком сильно любит убивать. В эпоху Ренессанса только лишь в одной Франции за полтора года демон убил сто двадцать три человека. Именно убил, заметьте, а не превратил в нечисть. Но, как бы там ни было, десятилетия шли за десятилетиями, и численность легиона оборотней всё возрастала.

Вместе с постоянно растущей популяцией оборотней и вампиров вынужденно разрастался и штат охотников Ордена Света. Дабы обезопасить себя, оборотни, подобно вампирам, объединившимся в кланы, стали собираться в стаи. Не имеющих прямого сходства ни с волками, ни с собаками, оборотней во все времена ассоциировали прежде всего с благородными лесными хищниками за их повадки. В стремлении адекватно противостоять охотникам волкодлаки не только образовывали стаи, но, подобно настоящим волкам, ревностно охраняли свою территорию от чужаков. Нередки были схватки между членами разных стай, между отдельными оборотнями; звери под влиянием врождённой ненависти к вампирам часто бились с оными. Вражда между стаями, необъявленная война с вампирами и многочисленные людские облавы вкупе с происками охотников Ордена сократили численность берсерков в конце XVIII века до того, что Герадо был вынужден работать, как говорится, за четверых, и почти не убивал, а только заражал людей вирусом оборотничества...

Разные народы представляли себе Герадо по-своему. Где-то вместо хвоста демон обзаводился пучком шипящих ядовитых змей, где-то мог изрыгать пламя, а где-то, как, например, в Древней Греции, Герадо вместо одной головы обладал сразу тремя. Собственно, мифологический трехголовый пёс Цербер есть ни что иное как вольная интерпретация истинного облика демона. В реальности Герадо похож на давно вымершего звероподобного ящера иностранцевию — первого гигантского хищника в истории Земли, длина тела которого могла достигать трёх метров. Так что он похож на волка или собаку лишь постольку поскольку. Во-первых, демон крупнее любой собаки или волка, его размеры сопоставимы разве что с полуторагодовалым теленком. Во-вторых, демон имеет плоскую морду и короткую бульдожью пасть; никакие змеи из его задницы не торчат — хвост похож на тот обрубок, что остаётся после купирования у ротвейлеров или доберманов. Лапы демона длинные, широкие и сильные, шерсть густая, ровная (хотя часто имеет вид весьма неряшливый), пепельно-серого цвета.

Оборотни имеют отличия от Герадо. Например, задние лапы воплощенного в зверя оборотня длиннее передних, потому что ноги человека длиннее, чем его руки. Шерсть оборотней иссиня-чёрная, сбившаяся клочьями по причине сложного и неаккуратного процесса трансформации. Очень редко встречаются оборотни серого или чистого белого цвета (так называемые волки-альбиносы), и лично я ещё ни разу не видывал такого окраса. Передвигаются оборотни, принявшие звериный облик, только на четырех лапах, ибо так удобнее и быстрее.

На территории Европы, а так же в Древней Руси оборотни всегда отождествлялись с волками, ведь эти местности особенно славились бедственным положением, которое доставляли прожорливые животные. В других странах, например, в Индии и Китае оборотня считали человеком, превращающимся в тигра, ибо тигры-людоеды наводили в своё время страх на местных жителей (и в наши дни встречаются случаи нападения тигров на крестьян). Иные видят в оборотне пантеру, гиену или даже обезьяну. На самом деле подобное расхождение в описании внешней схожести оборотня с тем или иным животным возникло не потому, что кто-то и в самом деле способен превратиться в тигра, пантеру или обезьяну, а благодаря сугубо индивидуальным физическим характеристикам волкодлака. Здоровенный бугай вроде Лаозорда трансформируется в зверя размером с тигра, а миниатюрная девочка лет пятнадцати станет больше похожа на рысь или пантеру. Но внешне эти два оборотня схожи, и лишь размер монстра играет основополагающую роль в том, за какое животное примет оборотня возбуждённое сознание очевидца. Хвост же имеют не все оборотни.

62
{"b":"1140","o":1}