ЛитМир - Электронная Библиотека

Открыв глаза, я уже по привычной траектории обвел взглядом потолок и стены помещения, повернул голову, получше рассмотрел обстановку: тумбочка с советским телевизором, расслаивающийся журнальный столик, пустой сервант и грязное окно, занавешенное грязной занавеской.

Я попытался встать. Попытка увенчалась успехом. Опустив ноги на холодный и грязный линолеум, я не нашел никаких тапочек, поэтому принял решение сделать обход жилища, в котором черт знает как оказался, босиком. Обход, впрочем, завершился сразу же, едва начавшись. Я, придерживаясь рукой за стены, пришлёпал в грязную кухню. За грязным столом сидел мрачный Диерс и мрачно смотрел на меня.

— Настя, — хрипло обратился я к вампиру. — Где она.

— Спит во второй комнате, — тихо ответил охотник.

Я не хотел верить ни одному слову этого человека, втянувшего меня в кошмарное приключение, конца которому не видать, но, тем не менее, поверил. Переведя взгляд на грязную плиту, я простонал:

— Жрать хочу, не могу.

— Там котлеты есть и картошка, — так же тихо указал Диерс на пару кастрюль. — Мы с твоей дочкой сегодня приготовили.

Я открыл одну из кастрюль. В нос ударил возбуждающий зверский голод запах жареного мяса. Не беспокоясь о приличиях, я прямо рукой достал одну котлету, мигом затолкал в захлебывающийся слюной рот, потом съел ещё одну котлету. И ещё. На картошку мне в данный момент было наплевать. Наконец, когда котлет вовсе не осталось, я почувствовал, что утолил голод.

— Настя мне не дочь. Ну, не родная во всяком случае.

Повинуясь импульсу, я рассказал Диерсу историю об убийстве родителей Сергеевой Насти и о том, как решил «нелегально» удочерить её. На что вампир ответил:

— Если бы ты похитил ребенка исходя из благих побуждений, я начал бы тебя уважать. Но ты всего лишь спасал собственную задницу от меча правосудия. Впрочем, я всё это уже знаю. Настя рассказала.

— Как она? И... где мы, если не секрет?

— Девочка в порядке. Я объяснил, что тебя искусали собаки, и она поверила — умение убеждать стоит не на последнем списке моих умений. А находимся мы на окраине, в арендованной квартире. Дерьмовая квартирка, надо сказать!

— Но почему же?..

— Почему дерьмовая, или почему мы тут? — невинно улыбнулся вампир. — Дерьмовая, потому что дерьмовая, в жизни не видал более отвратительного клоповника, чем этот. Но мы вынуждены отсиживаться здесь до поры до времени. Герадо не отстанет от тебя, пока не прикончит. Остатки стаи Ирикон — тоже. Первым делом они, как существа, номинально обладающие разумом и чутьем, нагрянут в гости по твоей прописке. Потом начнут рыскать в округе.

Я ужаснулся:

— Всю жизнь бегать от них, что ли!

— Не исключено. Коготь Шивы, чтоб его, утерян.

— То есть как это — утерян? Не хочешь ли ты сказать, мой дорогой чернокожий друг, что вся эта херня затевалась зря?! У тебя же на шее амулетик какой-то висит!

— Амулетик не сигнализирует о близости артефакта. Он потух, едва твоя fiancee[53] испустила дух. Что касается остального... Я начинаю думать, что знаю далеко не всё. Коготь должен был попасть в наши руки относительно быстро и относительно же легко, но всё пошло наперекосяк. Всё пошло явно не так. Но, как говорится, omne ignotum pro maginifico[54], возможно, мы по-прежнему на верном пути. Однако я, должен признаться, не имею ни малейшего понятия, куда данный путь нас приведёт и скоро ли. Где искать артефакт, не знаю, что делать с твоей дочкой — тоже.

— Как тебя понимать? — насторожился я. — Настя-то причём?

— Она — самое слабое звено в нашем теперешнем положении. Определенные силы могут воспользоваться фактом её существования, сыграть на этом в свою пользу. Девочка, мягко говоря, отягощает сложившуюся ситуацию.

За окном вовсю властвовал вечер. Сумерки сгустились, холодная туманная дымка поглотила жилые кварталы.

— Как долго я был без сознания?

— Неделю. Я специально поддерживал тебя в бессознательном состоянии, а то ведь ты парень непоседливый. Зато теперь — как огурчик.

Пропустив мимо ушей несколько шуточек в свой адрес, я поставил вопрос ребром:

— Каков план действий. Что теперь, после утраты артефакта, ты собираешься делать?

— А что бы сделал ты? — вопросом на вопрос ответил Диерс.

— Я бы свалил подальше отсюда. В Нигерию, блин, на родину твою. Где нет Герадо, волков Ирикона, артефактов и прочих головоломных проблем.

— Ну, родина моя на самом деле Заир, если тебе интересно. А Герадо найдет тебя хоть в Антарктиде, дай только время. Но твои слова не лишены смысла, хочу прямо сказать. Без какой-то дополнительной информации любой наш шаг может привести к трагедии. Той или иной. Но ни та ни другая нам не нужны. Посему мы отныне должны действовать cum grano salis[55], ибо omnia Roma venalia sunt[56], условно говоря. Кто наш враг, а кто союзник, остается лишь догадываться.

— Ты все же намерен найти Коготь?

— Естественно. Это моя миссия, моё, если хочешь, предназначение. И отчего-то я подозреваю, что некто в Актарсисе имеет представление, где Коготь находится в данный момент. И завтра я потребую веских объяснений и полной информации по порученной мне операции. The show must go on, dude. We have to over this stinkin' job[57]. Хотим того или нет.

— Шоу маст го он, — задумчиво пожевал я губами, повторяя сказанные вампиром слова. — Для тебя, Джонатан, это шоу, игра. Для меня же — дорога в никуда, в пасть неизвестности и, вероятно, смерти.

— Не горюй, в случае чего я позабочусь о девочке.

Пошутил Диерс, или же сказал совершенно серьезно, я не смог понять.

— Страшно подумать, сколько всего я пережил после знакомства с тобой, охотник, — тихо проговорил я, наблюдая, как уличные фонари один за другим разгорались в морозном тумане ниспадающей ночи. И почему уличное освещение включается не до наступления темноты, а после? У всех маньяков, бандитов, грабителей и иже с ними есть более чем достаточно времени для свершения своих грязных деяний под покровом темноты, пока горбатые фонари не разбавят мглу жидким, но всё же таким желанным светом. — Не представляю, что за интриганы сидят в Актарсисе и плетут настолько грязные игры.

— Слышь, приятель, как правильно произносится: тубаретка или табуретка? — не впопад спросил Диерс.

Я несколько секунд моргал и смотрел на умопомрачительную рожу в золотым кольцом в широком носу, пытаясь вычленить в его очередной фразе издевку. В конце концов, нехотя ответил:

— Табуретка.

— Так вот, мэн, присядь-ка на табуретку, иначе упадешь после того, как я тебе скажу следующее.

Я проигнорировал предложение сесть, поэтому Диерс пожал плечами и медленно проговорил:

— Фемина твоя, Ксио, когда-то служила в Ордене Света.

— Что?

— Что слышал. Она четыре года отработала на Орден — сразу как стала оборотнем в пятнадцатилетнем возрасте. Её инициировал Ирикон, но старик, тем не менее, не противился выбору своей дочери. Ксио охотилась на его же волков, участвовала в операциях по предотвращению его же тёмных сделок, и, тем не менее, отец и дочь оставались друзьями и прекрасно уживались в одном доме. Парадокс, да?

На этот раз я всё ж сел на жесткий табурет, реально ошеломленный новостью.

— Бардак, — веско резюмировал вампир, так и не дождавшийся моей словесной реакции. — Другие охотники, конечно же, знали, что Николаева Катя живёт вместе с папашкой, но не имели никаких претензий. Nullum crime sine lege[58], никем не возбраняется сожительство с идеологическим врагом. Главное — чтобы в нужный момент субъект мог без раздумий замочить этого врага, замочить сразу, как получит соответствующий приказ. Ты уже, наверное, догадываешься: Ксио получила именно такой приказ. Волки Ирикона года три назад совсем обнаглели, устроили в городе полный беспредел, в буквальном смысле творили что хотели, и Орден поручил Ксио уничтожить главаря, то бишь собственного отца. Ксио дала своё согласие, встретилась с Ириконом и обнажила пушки, но выстрелила не в отца, а в напарника-светлого. После чего спокойно перешла на сторону тёмных. Сам понимаешь, пришить её мне было особенно приятно.

вернуться

53

Невеста (фр.).

вернуться

54

Всё неизвестное представляется величественным (лат.).

вернуться

55

С известной осторожностью (лат.).

вернуться

56

Всё в Риме продажно (лат.).

вернуться

57

Шоу должно продолжаться, чувак. Мы обязаны завершить эту вонючую работу (англ.).

вернуться

58

Нет закона, нет преступления (лат.).

67
{"b":"1140","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Августовские танки
Стигмалион
Мысли парадоксально. Как дурацкие идеи меняют жизнь
Расколотые сны
Затмение
Неправильные
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Верность, хрупкий идеал или кто изменяет чаще
Рождественское благословение (сборник)